Традиция: журналистам угрожают — МВД отводит глаза…

Удивительное дело: команда В.Януковича, обвиняемая МВД во всех смертных грехах, жестко поставила на место нардепа Калашникова, поднявшего руку на журналиста. В это же время Министерство внутренних дел старательно заминает факты хулиганских действий в отношении журналиста «УК» со стороны Владимира Шульги, члена Конгресса украинских националистов. И спускает расследование на тормозах.Фабула инцидента незамысловата. И изложена в заявлении на имя министра внутренних дел Юрия Луценко еще 8 июля (более полутора месяцев тому назад). Заявление, публикуемое ниже, было зарегистрировано в Главном следственном управлении МВД.

Министру внутренних дел Украины

Ю.В.Луценко

Заявитель о преступлении:

Плескач Глеб Львович, журналист,

автор интернет-издания

«Украина криминальная»

ЗАЯВЛЕНИЕ

(сообщение) о преступлении

(в порядке ст. 94, 97 Уголовно-процессуального кодекса Украины)

Я, Плескач Глеб Львович, являюсь журналистом и автором многочисленных критических публикаций в средствах массовой информации, в частности, в Интернет-издании «Украина криминальная».

Я освещаю исключительно уголовно-правовую тематику, рассказывая о криминализированных сторонах жизни общества, государства, отдельных лиц. Мои публикации выходят преимущественно под моей собственной фамилией и именем, крайне редко – под псевдонимами, учитывая возможную опасность, которая может угрожать мне и членам моей семьи впоследствии от «героев» этих публикаций.

04.07.2006г. на мой мобильный телефон – (050) … .. .., до сих пор известный лишь немногочисленным коллегам и членам моей семьи, раздался звонок (в районе 14-15 часов дня). Звонивший мужчина обрушился с матерной руганью в мой адрес. На мой вопрос: «Кто со мной говорит?» матерщинник представился: «Владимир Шульга». Продолжая кричать в трубку, он заявил мне, что мною написана какуя-то статья о нем и размещена на интернет-ресурсе «Украина криминальная», и что мне теперь не поздоровится. Я отключил телефон: разговаривать на подобном «уровне» не привык сам и не позволял в отношении себя кому бы то ни было. Зайдя приблизительно через час в Интернет, я нашел на сайте «Украина криминальная» две статьи, в которых упоминалась фамилия некоего Владимира Владимировича Шульги – одного из бывших владельцев сети супермаркетов бытовой электроники «Фокстрот».

Сообщаю Интернет-адреса этих статей:

«Националист Владимир Шульга: его бизнес и киллеры» (опубликовано 14.06.2006 г., 09:05).

«Националист Владимир Шульга: бизнес и повадки. Часть 2» (опубликовано 04.07.2006г., 12:38).

К написанию этих, безусловно, интересных в познавательном плане и общественно-значимых статей я, Плескач Г.Л., отношения, к сожалению, не имел. Тем оскорбительнее для меня был звонок В.Шульги, не стеснявшегося выражений.

После выхода в свет указанных публикаций, которые касаются деятельности упомянутого бизнесмена, одного из учредителей сети супермаркетов бытовой техники «Фокстрот» В.Шульги (его подробные персональные данные – дата рождения, место проживания и т.д. — отражены в публикациях), я начал регулярно получать отправляемые В.Шульгой с его мобильного телефона (№ (039) 295-26-14, ) на мой мобильный телефон СМС-сообщения циничного, угрожающего и хулиганского характера, обильно содержащих матерщину.

Так, наприимер, 21 июля нынешнего года мне поступило следующее сообщение: «Я тебя, тварь ты неуровновешенная и закомплексованная, которую звать – Глеб, а фамилия – Плескач, за…бу подъ…бками – хер спрячешься, гандон!» (дата сообщения – 21.07.2006г., 22.31).

«Лучше бы ты со мной пообедал… Обошелся бы гастроэнторологом… Опять ошибся. Я тебя, безграмотный ты ублюдок, все равно из себя выведу. Для тебя было бы лучше со мной не враждовать» (дата сообщения – 24.07.2006г., 19.08). Это сообщение послано 6 (шесть) раз с различными интервалами времени. Последнее — 24.07.2006г., 22.37.).

«Как дела, дружище «заячья губа»? Или ты страшный волк? Любишь, когда тебя боятся? Приходи завтра ночью на сеновал. А днем я покормлю тебя, ублюдка, диоксином в твоем любимом кафе на ул.Пирогова» (дата сообщения — 27.07.2006г., 00.15). Это сообщение послано 8 (восемь) раз с различными интервалами времени. Последнее — 27.07.2006г., 00.50).

Всего СМС-сообщений различного характера (оскорбительного и угрожающего — около 40 (сорока), которые сохранены в памяти моего мобильного телефона.

Факт получения данных сообщений может быть подтвержден непосредственным осмотром моего мобильного телефона, проведением экспертизы памяти моего телефонного мобильного аппарата, проверкой трафика СМС-сообщений и расшифровки трафика (путем запроса оператора(ов) мобильной связи отправителя и получателя).

Аппарат мобильной связи обязуюсь представить органам дознания по первому требованию.

Данные сообщения содержат прямые и скрытые угрозы в мой адрес (в том числе угрозы физического уничтожения), заставляя меня и моих родных серьезно беспокоиться за мою жизнь, здоровье и безопасность, учитывая реальные возможности бизнесмена В.Шульги для совершения в отношении меня противоправных насильственных действий.

Мне известно, что В.Шульга систематически и неконтролируемо употребляет «…» средства (что также возможно проверить и зафиксировать путем проведения соответствующих экспертиз). Что, возможно, и приводит к совершению им неконтролируемых, общественно опасных поступков. А также дает мне дополнительные основания понимать как реальные высказываемые в мой адрес угрозы. Как мне стало позже известно, такие же угрозы В.Шульга неоднократно высказывал в адрес своих бывших коллег-компаньонов по «Фокстроту», в связи с чем они уже обратились с соответствующими заявлениями в правоохранительные органы.

Считаю, что поведение В.Шульги является уголовно наказуемым, общественно опасным, мотивированным личной неприязненностью с его стороны в отношении меня, как журналиста. К сожалению, не имеющего прямого отношения к публикации материалов журналистского расследования, касающегося В.Шульги.

Считаю произнесенные и поступившие в мой адрес угрозы реальными и готовящимися к исполнению.

Учитывая вышеизложенное, на основании ст. 94, 97 Уголовно-процессуального кодекса Украины, прошу

1. Принять и зарегистрировать данное заявление о преступлении в Журнале регистрации заявлений и сообщений о преступлениях, приняв меры для обеспечения безопасности заявителя.

2. Провести по данному заявлению о преступлении необходимую доследственную проверку, собрав и зафиксировав (в том числе оперативным путем) доказательства и сведения, указывающие на совершение преступления.

3. Вынести постановление о возбуждении уголовного дела, которое принять к расследованию.

4. О принятом решении прошу уведомить;

Об уголовной ответственности за заведомо неправдивое заявление предупрежден.

Обязуюсь по первому требованию предоставить мобильный телефон для проверки достоверности указанных мною сведений и фиксации факта угроз, и способствовать проведению следствия.

Г. Л. Плескач

08.08.2006 г.

После чего автору этих строк раздался звонок из управления уголовного розыска министерства. Звонивший поинтересовался, каким числом датированы последние угрозы в мой адрес, а также тем, не обращался ли журналист с этим заявлением в другие подразделения министерства (?). Звонивший пообещал, что скоро со мною свяжутся офицеры из столичного управления уголовного розыска. Но никто так и не связался — по сей день.

Можно предположить, что работники МВД, которым было поручено рассмотрение заявления и принятие мер по нему, скептически отнеслись к изложенным в нем фактам. И не стали утруждать себя оперативно-следственными действиями: мол, бандитов ловим, а тут всего лишь угрозы… Теоретизировать вправе всякий, но это не освобождает работников милиции от соблюдения норм Уголовно-процессуального кодекса. И ответственности за несоблюдение этих норм.

Можно так же предположить, что Владимир Шульга, не бедный бизнесмен и 93-й номер в избирательном списке НСНУ, успешно «порешал вопросы» в МВД в свою пользу на уровне заместителей министров — при помощи своих политических и бизнесовых связей. И пытается избежать уголовной ответственности за угрозы физической расправой в адрес журналиста.

Поэтому мне не остается ничего другого, как публично обратиться к министру внутренних дел Юрию Луценко за помощью. Впервые в моей журналистской практике.

Помимо немедленного рассмотрения по существу моего заявления (учитывая нарушенные сроки его рассмотрения), я настаиваю на проведении внутреннего расследования по факту циничного игнорирования должностными лицами МВД заявления журналиста об угрозах в его адрес.

Глеб Плескач, «УК»

Читайте также: