Палестина: пир похитителей

Палестинцы из разных группировок не собираются отказываться от своих привычек — например, похищений иностранцев. Отправляясь на Ближний Восток, будьте бдительны! Белый «Лэндровер» с огромными «грязевыми» шинами, развернувшись через две сплошные, перегораживает дорогу нашему такси — старенькому «Мерседесу». Вооруженные автоматами люди, не выходя из джипа, знаками приказывают следовать за ними, и машины сворачивают на проселок, ведущий в сторону израильской границы. Через 15 минут езды по полям сектора Газа такси, чиркая выхлопной трубой о землю, въезжает в оливковую рощу. Люди из «Лэндровера» спешиваются и, поправляя оружие, подходят к машине. «Салям алейкум», — говорит старший, после чего строго предупреждает, что без команды фотографировать нельзя. Эти хмурые бородатые люди явно не стремятся к публичности. Авторитет среди многочисленных вооруженных боевиков сектора Газа они приобрели благодаря многочисленным похищениям иностранцев. И судя по косым взглядам, которые они бросают на корреспондента Newsweek, явно прикидывают, не сделать ли им это еще раз.

Кроме уважения сограждан, похищения иностранцев могут принести неплохие политические дивиденды — из-за самого известного пленника палестинцев, капрала Гилада Шалита, провалился весь план ближневосточного урегулирования. Правда, это скорее исключение: воруют людей в основном для того, чтобы просто привлечь внимание враждующих между собой власть имущих к «проблемам населения». Поэтому заложники, как правило, выходят на свободу в день кражи целыми и невредимыми — как два итальянца, сотрудники Красного Креста, которых на прошлой неделе продержали в укрытии всего несколько часов. На Ирак, где за похищенных требуют выкуп, а могут и казнить под прицелом видеокамеры, это не похоже. Пока. Предоставленные сами себе и ненужные ни своему правительству, ни США, ни даже Израилю палестинцы, формально вставшие под знамена умеренной ФАТХ и радикальной ХАМАС, вовсю грызутся между собой. Для того чтобы утихомирить неконтролируемых боевиков, американцы даже предложили ввести в сектор Газа бригаду иорданской армии, укомплектованную беженцами из Палестины. Их здесь обещают расстрелять, также как любого другого, кто вздумает помешать «народной войне».

Единственный надежный друг для бойца палестинского сопротивления — его оружие. Классика — древние АК-47. У одного из боевиков-похитителей как раз такой: приклад и цевье давно потрескались, но само оружие, к которому еще пристегнут и штык, аккуратно смазано. А новенький пистолет-пулемет немецкого производства «Хеклер и Кох», лежащий на коленях у другого, в Палестине настоящая редкость. Его любят использовать антитеррористические подразделения по всему миру, но здесь он абсолютно непрактичен (патроны найти тяжело), да и стоит по местным меркам целое состояние. А еще один бородатый боец демонстрирует свою гордость — АКСУ, укороченный вариант калашникова. В России это оружие часто носят милиционеры или сотрудники ГИБДД. Здесь же его с придыханием называют «Бен Ладен» — потому что одно из своих первых телевизионных обращений всемирно известный террорист записал, держа в руках именно такую «игрушку».

«В таких местах, как это, оружие нужно держать всегда при себе», — доверительно сообщает молодой парень по прозвищу Че, которого отрядили проводником на «экскурсию» по оливковой роще — пристанищу боевиков. И продолжает инструктировать — «если заметите вертолет, немедленно прячьтесь под дерево: если выпустит ракету, то накроет всех разом». До израильской границы совсем близко. «Вон в той стороне находится [израильский город] Сдерот, а из этих мест запускают “Кассамы” (самодельные ракеты, которые палестинцы используют для обстрелов Израиля. — Newsweek). Очень удобно. Недалеко от границы и легко укрыться, поэтому вертолеты почти все время патрулируют эту территорию», — будто об устройстве какой-нибудь фермы рассказывает Че. Отдаленный гул вертолета уже слышен, но похоже, что он летит слишком далеко: бойцы сопротивления хоть и озираются, но не паникуют. Старшее поколение остается около машин попивать сладкий чай, а молодежь во главе с Че идет с корреспондентом Newsweek на осмотр окрестностей.

Своим прозвищем юный боевик очень гордится, хотя внешнего сходства со знаменитым латиноамериканским революционером у него почти нет — разве что горящий взор. Но это Че не слишком беспокоит. Сейчас он вообще думает о другом — за долгое время ему впервые выпала возможность поговорить на русском языке, какой-никакой шанс попрактиковаться. Этот палестинский боевик учился в Воронеже на художника и до сих пор ностальгирует по тем временам. Живописцев он любит «разных», но «старается брать пример с Пикассо». «Это мой, пожалуй, самый любимый художник, — с акцентом и немного путаясь в словах, рассказывает Че. — Я рисую в его стиле, но при этом стараюсь добавить что-то свое». Помимо рисования он посвящает всего себя делам палестинского сопротивления. В том числе похищению людей.

На счету у этой группировки уже несколько громких акций: журналисты из Испании и Италии и последняя, в марте, — два француза и корреспондент из Южной Кореи. Всех их ненадолго задерживали и потом возвращали властям. «Мы относились к ним очень хорошо, — уверяет один из боевиков. — Кормили их едой, которую не всегда можем есть сами, ни в коем случае не били. Конечно, иностранцы боятся вооруженных людей. Один из корреспондентов даже обмочился, когда мы сажали его в машину».

Идеология всех похитителей одинакова: дескать, «нам не оставили выбора», и таким образом мы пытались привлечь внимание палестинского правительства. «Зарплаты не выплачиваются, а политики занимаются разборками, вместо того чтобы решать бытовые проблемы людей», — продолжает боевик. После похищения клан, к которому принадлежит вооруженная группировка, как правило, получает от властей то, что ему нужно.

Подавляющее большинство похищений происходило в городе Хан-Юнис в центре сектора Газа. Власть палестинской администрации здесь номинальна — несмотря на обилие полицейских на улицах, в действительности правят местные военизированные группировки наподобие той, к которой принадлежит Че. Его соратники поддерживают ФАТХ, а вообще относят себя к ее боевому крылу — «Бригадам мучеников Аль-Аксы». Проблема же в том, что и подчинение ФАТХ — лишь слова: боевики объявляют, что разделяют платформу партии, но действуют совершенно самостоятельно, по принципу мафиозных кланов, которые объединяются вокруг одной семьи. Одна группа может похищать людей, а другая — быть посредником при освобождении или даже попробовать отбить заложников силой.

Глава одной из «семей», которые занимаются освобождением украденных иностранцев, — Абу Айяд, уже немолодой мужчина в куфии-арафатке. Он до сих пор безоговорочно поддерживает покойного кумира — Ясира Арафата, входит в ФАТХ, но в отличие от однопартийцев — соратников Че — уверен, что похищения иностранцев — это позор для всей Палестинской автономии. «Зачем красть людей, которые помогают нам?» — скорее с удивлением, чем с возмущением говорит он.

Впрочем, преклонения перед нынешней властью — что перед ФАТХ, что перед ХАМАС — Абу Айяд не испытывает. Позируя на фоне своих бойцов, он ругает политиков за то, что они до сих пор не могут договориться о создании коалиционного правительства. Разумеется, с его точки зрения, уступить должна ХАМАС, победившая на выборах в январе этого года, но за время правления доведшая автономию до ручки.

ФАТХ И ХАМАС уже несколько месяцев ведут бесплодные переговоры, где главные вопросы — кандидатура нового премьера, который устроил бы Запад и заставил снять блокаду, и распределение министерских постов, прежде всего глав полиции и армии. На прошлой неделе показалось, что наконец удалось сдвинуться с мертвой точки, — было даже объявлено имя предполагаемого премьера — Мухаммеда Шбейра, биолога по образованию и беспартийного, хоть и симпатизирующего ХАМАС. Но в последний момент, в понедельник 20 ноября, переговоры опять сорвались. Тут же в Хан-Юнисе случилась очередная маленькая «гражданская война», но в конце недели все успокоились и опять сели переговариваться. Вероятно, до следующего разрыва отношений.

Представитель ХАМАС в Газе Хамад Регеб признает, что договориться не удалось по «ключевому вопросу нашей позиции» — признанию Израиля. ФАТХ готова на тактические уступки «сионистам», а ХАМАС — нет. Ну и, конечно, раз ХАМАС выиграла на последних выборах, «мы не понимаем, почему мы должны отдавать все силовые министерства под управление ФАТХ», говорит Регеб. Ключевыми в автономии всегда были военные и полиция.

А методы у противников одинаковые: Гилад Шалит был похищен Комитетами народного сопротивления, которые тесно сотрудничают с военным крылом ХАМАС, да и сам Абу Айяд, ныне представительный и влиятельный политик, передвигающийся по Газе на джипе «Гранд Чероки», не так давно еще участвовал в похищениях — и если надо будет, в любой момент может вернуться к этой практике.

И обстрелы Израиля ракетами «Кассам» на прошлой неделе возобновила ХАМАС, после того как израильтяне обстреляли город Бейт-Ханун — там погибло 18 человек. Снаряды угодили в самый центр жилого квартала. «Здесь всюду была кровь. Смешиваясь с водой, она текла по улице, даже не впитываясь в землю», — рассказывает дрожащим голосом Ашраф Атамна, родственник погибших. Они почти все были из одной семьи. «Снаряды пробивали крышу и попадали в детскую, — продолжает Ашраф. — Зачем они стреляли по нам? Отсюда никогда не запускали “Кассамов”». Ашраф стоматолог, учился в России и вернулся в Газу заниматься частной практикой. «Будь у меня возможность, я бы с удовольствием уехал бы обратно в Россию, — признается врач. — Как можно жить в стране, когда, принимая решение иметь детей, ты думаешь о том, что их должно быть у тебя как можно больше. Ведь кто-то может погибнуть».

Теперь жертвы появились и с израильской стороны. В Седроте, городе недалеко от границы, каждый день начинается с сирены тревоги. «Они начинают запускать их где-то около 8 утра, — рассказывает о “расписании” здешней жизни Елена Бирюкова, помощница заместителя мэра. — Днем следует пауза, а ближе к 8 вечера — опять». Причем попадания становятся все более точными — ракеты взрываются в самом центре города. «Это как игра в русскую рулетку, — продолжает Бирюкова. — Вы не заметите разрушений, оперативные службы все быстро чинят, но люди живут в постоянном страхе. Никогда не знаешь, когда тебя или твоего ребенка настигнет эта ракета. Один раз она попала прямо в центр школьного двора. Просто по счастливой случайности там никого не было. У некоторых дети уже не ходят в школу, а сидят в подвалах. Кто может — уезжает отсюда».

Это спровоцировало ответ Израиля — танки опять вошли в cектор Газа. Но никакого влияния на запуск «Кассамов» это не имеет. США — кажется, от бессилия — предложили Израилю ввести в Палестину так называемую «Бригаду Бадра». Это подразделение иорданской армии, которое подчиняется королю Абдалле, но состоит из палестинцев, бежавших с родины во время предыдущих арабо-израильских войн.

По предположению отчаявшихся дипломатов, эти солдаты, которые хорошо обучены и при этом лояльны президенту Палестинской автономии Махмуду Аббасу, могли бы навести порядок в Газе, в том числе остановить обстрелы и похищения людей. Только вот в Палестине возвращению экспатов совсем не рады — ХАМАС отнеслась к инициативе более чем прохладно, а некоторые группировки, поддерживающие ФАТХ, выступили против всей затеи. «Если они поддержат нашу борьбу, мы будем рады видеть их дома, но если они станут нам мешать, — говорит Че, размахивая автоматом, — они станут нашими врагами и ничего хорошего их здесь не ждет».

Палестинцы из разных группировок не собираются отказываться от своих привычек — например, тех же похищений иностранцев. За кражей итальянских врачей на прошлой неделе стоял один из руководителей «бригады» Че — Талаад Шаер. Он же планировал и большинство других акций этой группировки. Встречаться с Newsweek он отказался — после последней операции получил предупреждение от «защитников» похищенных вроде Абу Айяда, что его ждет расправа. Теперь Талаад на время затаился. Но такие предупреждения он получал уже не раз — его люди участвовали в беспорядках во время скандала с датскими карикатурами и, возможно, в похищении журналистов американской телекомпании FOX News. Их, в отличие от других заложников, держали долго, почти две недели, и заставили принять ислам под дулами автоматов.

Про этот случай Че говорить отказывается. Но считает, что такая история вряд ли повторится. «Мы же не желаем этим людям ничего плохого. Я не думаю, что у нас в Газе возможно нечто подобное тому, что происходит в Ираке, — не очень уверенно произносит он. — Сектор Газа слишком маленький, все друг друга знают». Потом, подумав, Че сам решает задать вопрос: «Вот ты из России, а как там у вас в Чечне сейчас? Мусульман по-прежнему обижают?» Оказалось, что все познания Че о Чечне почерпнуты с сайта «Кавказ-центр». Беседа стала принимать щекотливый характер, и корреспондент Newsweek предпочел поскорее распрощаться с художником. Он, конечно, прав — сектор Газа маленький. Но Гилада Шалита, который был похищен еще летом, в нем до сих пор так и не нашли. Чего уж говорить об обычном российском журналисте.

Антон Черменский, Newsweek

Читайте также: