Россия: детектор лжи уже на службе милиции

С нового года в России милицейские сыщики начали регулярно использовать детектор лжи на самых разных этапах следствия. Уже в ближайшее время применение полиграфа в милиции станет нормой МВД РФ. Поэтому не удивляйтесь, если вам в милиции вдруг предложат присесть в специальное кресло, почти такое же, как в кабинете стоматолога, опутают разноцветными проводками и станут задавать странные вопросы. Причем не важно, свидетель вы, потерпевший или подозреваемый. В МВД России автору этих строк рассказали, что порой те, кто выдавал себя за потерпевших, оказывались преступниками, и вывести их на чистую воду помог полиграф.

Использовали полиграф и раньше. Но это было очень засекречено. Еще в 70-е годы КГБ тайно «зондировал» своих и чужих агентов. А в 1995 году даже появились инструкции для МВД и ФСБ, как применять детектор лжи. Инструкции считались «закрытыми» внутренними документами, хотя и были абсолютно законными, зарегистрированными в минюсте. Но применялись детекторы не для раскрытия преступлений, а для проверки своих же сотрудников. Сдерживало массовое использование такой аппаратуры и весьма сложное отношение к ней судей. Раньше, при старом УПК, информация, полученная с помощью детектора лжи, не являлась доказательством.

«Полиграфный» бум произошел только в крупных частных компаниях и банках: стало модным зондировать претендентов на должность и работающих подчиненных на благонадежность и честность.

По новому УПК информация, полученная с помощью полиграфа, уже приобрела судебный вес. Но выяснилось, что у милиции было слишком мало и современных аппаратов, и специалистов, способных профессионально на них работать.

Теперь времена изменились. Как рассказали корреспонденту «РГ» в МВД, новое оборудование поступило в специализированные милицейские подразделения, в штате появились в достаточном количестве квалифицированные спецы.

Эксперту-полиграфологу надо не только уметь нажимать нужные кнопки на пульте детектора, но и быть дипломированным врачом-психиатром. А министерство образования и науки должно подтвердить две его квалификации — «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа» и «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов».

И только тогда профессионалу позволят работать в одном из пяти государственных учреждений, где проводится психофизиологическая экспертиза — Главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз минобороны, Институте криминалистики ФСБ, Экспертно-криминалистическом центре ГУВД Москвы, в двух лабораториях судебной экспертизы минюста.

Но пусть такое на первый взгляд малое количество «полиграфных учреждений» никого не смущает — Россия занимает пятое место в мире по применению детектора лжи. Правда, до сих пор его использовали в основном в бизнесе и в службах собственной безопасности силовых структур.

Отношение к детектору лжи во многих странах неоднозначное. Всего этим аппаратом пользуются в 57 государствах. Полиграф распространен не по всей Европе. В Германии, например, его использование запрещено.

Как выглядит с точки зрения российского закона эта малоприятная процедура? Можно ли отказаться от милицейской проверки на честность?

В Следственном комитете при МВД России автору этих строк разъяснили, что усадить в кресло детектора лжи любого человека можно только с его согласия. Это сугубо добровольное решение. В МВД подчеркнули, что на полиграфе никого не допрашивают, а только лишь проводят экспертизу. И в случае отказа от такой экспертизы следствию придется поискать другие доказательства.

Как применять полиграф, подробно расписано в статьях 80, 195 и 204 Уголовно-процессуального кодекса, 71 — Гражданско-процессуального кодекса, 27.7 — Кодекса об административных правонарушениях и в Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Оказывается, человеку, сидящему в кресле детектора лжи, можно задавать далеко не всякие вопросы. Например, никто не вправе интересоваться вашей национальностью, интимными подробностями личной жизни. Нельзя спрашивать в лоб, причастен или непричастен кто-либо к преступлению. И про чью-либо виновность выяснять некорректно — это прерогатива суда. Вообще в вопросе не должно быть даже формулировки состава преступления. Эксперты МВД объясняют такие ограничения тем, что их задача — не определить виновного, а выяснить, помнит ли человек хоть что-либо о происшествии. То есть, врет ли он или говорит правду? Поэтому вопросы ставят примерно так: видел ли, слышал ли, знал ли?

Что очень важно, категорически запрещено проверять на полиграфе людей с психическими заболеваниями, алкоголиков и наркоманов.

Весь процесс проверки должен быть научно обоснован. Обязательно делается видеозапись, причем так, чтобы в кадре были и лицо проверяемого, и экран компьютера полиграфа. То есть всю процедуру должны легко проверить другие эксперты. Ведь как бывает? Иной «эксперт» убежден, что если проверяемый на полиграфе нервничает и потеет от волнения, значит, обязательно — врет. Но это далеко не всегда так. Поэтому специалист и должен быть психологом, чтобы отличить естественное волнение человека от лжи.

Только тогда выводы, сделанные с помощью детектора лжи, суд может признать доказательством по уголовному делу.

Милиционеры утверждают, что детектор со стопроцентной точностью определяет, насколько человек искренен в беседе с дознавателем или следователем. Теперь, чтобы в считанные дни сузить круг подозреваемых в преступлении с нескольких сотен до двух-трех человек, совсем не обязательно проводить долгое и нудное расследование. Достаточно предложить человеку пройти проверку на полиграфе.

Михаил Фалалеев, Российская газета

Читайте также: