Зачем оккупанты атакуют Марьинку. Сообщения с линии фронта на Донбассе с каждым днем все более угрожающие

Зачем оккупанты атакуют Марьинку. Сообщения с линии фронта на Донбассе с каждым днем все более угрожающие

И этому, к сожалению, есть объяснение — Российская Федерация и ее марионетки миролюбивую политику нашего президента и его команды восприняли как слабость и начали давление по всем направлениям. Тем более что 17 декабря в Минске впервые после нормандской встречи состоялось заседание комиссий по направлениям.

Именно с заседанием в Минске и связано сразу несколько, казалось бы, не связанных событий. Итак, первое, что мы видим — это резкое усиление боевой активности оккупационного корпуса в направлении Марьинки. 17 декабря тут снайпер застрелил военнослужащего 40-й артиллерийской бригады, прикомандированного к 28-й отдельной механизированной бригаде имени Рыцарей Зимнего похода старшего солдата Василия Лисицына (1991 г. р.).

И вот буквально на следующий день тут же был застрелен и мирный житель. Как указывается в сводке штаба проведения ООС, около 12:00 возле своего дома по ул. Шевченко был ранен снайпером местный житель Юрков Михаил Михайлович 1962 г. р. Пуля снайпера прошила спину человека и прошла через живот. Помочь ему было уже невозможно. Несмотря на то что военные все той же 28-й бригады оказали ему первую медицинскую помощь, ранение оказалось настолько тяжелыми, что по дороге в больницу он скончался.

Обострение именно на этом направлении в какой-то мере ожидаемо. На днях в Минске проходили консультации по поводу определения следующих трех мест «разведения вооруженных формирований» (а по сути, одностороннего отведения нашей армии) на линии соприкосновения на Донбассе. И для Кремля и его марионеток очень важно «выторговать» более выгодные условия — хотя куда уж лучше: наша нынешняя власть идет буквально на все уступки, но тем не менее.

И для боевиков очень важно именно марьинское направление, которое является таким же плацдармом для освобождения Донецка, так как практически находится в пределах городской застройки города. Настолько важно, что в июне 2015 г. они даже были вынуждены пойти на прямой штурм. К нашему счастью, на тот момент начальником Генерального штаба был Виктор Муженко, и противник, что называется, «получил по зубам», и, понеся серьезные потери, откатился.

То есть чисто теоретически сейчас может сложиться ситуация, при которой то, что не удалось гиви и моторолам военным путем, наш новый президент отдаст добровольно. Я имею в виду, если в итоге окажется, что одним из пунктов «разведения войск» будет признана Марьинка. Что в принципе вполне реальный вариант — ведь сразу после парижской встречи тот же Зеленский заявлял о том, что точки разведения будут выбраны исходя из гуманитарных соображений. А именно тут находится один из пяти имеющихся пунктов пропуска на оккупированные территории Донецкой и Луганской областей.

Вторым моментом, по которому, судя по всему, так и не удалось договорить в Минске 17 декабря, является обмен пленными. Стоит напомнить, что такая договоренность представлялась одним из положительных результатов парижской встречи Путина и Зеленского. Тогда наш президент поспешил заявить, что обмен произойдет до 24 декабря (по старой советской традиции — к празднику). Однако Путин, судя по всему, так не думал, и вот уже его марионетки на встрече ТКГ выдвинули новое условие — вместо якобы согласованного принципа «всех установленных на всех установленных» выдвинула новый — «всех осужденных на всех осужденных».

И тут вполне прозрачная мотивация. Установленных наших военнопленных больше, чем осужденных, а оккупационные власти хотят по-прежнему иметь серьезный рычаг давления на Украину. И совершенно не хотят оказаться в положении Зеленского, который в обмен на захваченных Россией моряков, которых и так должны были отдать по решению Международного суда, отдал всех интересующих Кремль заключенных. В том числе и экс-начальник ПВО боевиков Владимира Цемаха, которого очень хотят видеть голландцы в качестве ценного свидетеля (с возможной переквалификацией в обвиняемые) в деле сбитого в июле 2014 г. Boeing-777 Malaysia Airlines.

И если уже говорить о Цемахе, то, как по мне, достаточно сенсационными являются сообщения его адвоката Анатолия Кучерены (интересно, что в разное время он представлял интересы бизнесмена Сергея Лисовского в деле об убийстве Владислава Листьева в 1995 г., скандального кинорежиссера Никиты Михалкова и певца Иосифа Кобзона) о том, что его подзащитный подал жалобу в ЕСПЧ против Украины и Нидерландов.

По словам адвоката, Цемах обвиняет сотрудников правоохранительных органов этих стран якобы в незаконном похищении и удержании в СИЗО в Киеве, а также в применении к нему в камере психотропных препаратов. Просто интересно, с каким паспортом Цемах подал эти документы в европейские структуры. Готов спорить, что почти 100% — это синий паспорт с гербом Украины. Если так, то ситуация вырисовывается крайне интересная. Сначала Путин ставит условием для обмена выдачу украинского гражданина, который теперь с недешевым российским адвокатом начинает процесс против Украины.

В целом же можно говорить о том, что ситуация на Донбассе совсем не похожа на перемирие. И обстрелы со стороны российских боевиков с каждым днем становятся все более разрушительными и приводят к серьезным потерям среди военных. И, судя по всему, этому способствует совсем не зимняя погода, которая установилась на той территории. И значит, что по всей видимости, ближе к Новому году стоит ждать очередного обострения, цель которого вполне очевидна — принудить новые власти к еще большим уступкам. И тут Зеленский и команда оказались в шпагате — любое движение в сторону одностороннего отведения будет крайне негативно воспринято в армии, а на фоне общего разочарования политикой «зеленых властей» и уголовного преследования боевых офицеров и волонтеров это может быть последней каплей в деле начала гражданского противостояния.

Автор: Михаил ЖИРОХОВ, военный эксперт; Деловая столица

Читайте также: