О пользе проституции

Долой комплексы, даешь легализацию проституции! Пора привести юридические законы в соответствие с жизнью и здравым смыслом. Ведь все мы люди, сделаны из одного «теста», и этого не нужно стесняться, потакая ханжам. Ведь и само ханжество не более чем проявление сексуальных комплексов.

Почему проституцию называют «древнейшей из профессий»? Да потому, что оказание сексуальных услуг за материальное вознаграждение появилось одновременно с товарно-денежными отношениями, с механизмом обмена людьми результатами своего труда.

Упоминания о «блудницах» присутствуют в самых древних письменных памятниках, включая Священное Писание (в частности, в эпизоде с Раав, относимом историками примерно к 1500 г. до н. э.), а термин «проституция» появился в Древней Греции в VI в. до н. э. для обозначения женщин, сексуальные услуги которых можно было купить в публичных домах и работу которых среди прочего регулировали законы Солона. Этих особ называли prostasai, т. е. женщинами для продажи.

Как отмечают ученые, «занятие проституцией в обществах западной цивилизации рассматривается почти как неизбежное зло. В восточных обществах (Дальний Восток, Индия, Ближний Восток) в прежние эпохи отношение к проституции было более нейтральным, хотя и в этих странах она, как правило, не одобрялась» (www.krugosvet.ru). «Не одобрялось» — но и не запрещалось.

Даже в исламском мире с его крайне негативным отношением к прелюбодеянию (внебрачным связям, которые, впрочем, компенсируются правом мужчины иметь несколько жен) благодаря легкости процедуры свадьбы и развода до сих пор существует обычай брака на одну ночь («мута»), а плата за такие услуги именуется «махр» («свадебный подарок»). В России же Судебник 1589 г. брал проституток под защиту и обеспечивал им компенсацию за оскорбление («бесчестие») в 2 деньги.

Вплоть до середины XX в. в законодательстве подавляющего большинства стран господствовало здравое отношение к проституции, направленное главным образом на предотвращение распространения венерических заболеваний (в дореволюционной России проститутки обязаны были проходить медосмотр дважды в неделю) и ее «локализацию» в специально отведенных местах.

«Запретительная» волна, захватившая практически все страны, прошла как раз относительно недавно, после Второй мировой войны, но, естественно, не принесла ожидаемых результатов. Поэтому начался обратный процесс: в 2000 г. проституция легализована в Нидерландах, в 2002-м — в Германии, в настоящий момент полностью легализована в восьми странах Европы и частично в большинстве остальных (как правило, запрещено лишь сутенерство и содержание публичных домов). И лишь в Скандинавии и части Восточной Европы она по-прежнему под формальным запретом.

Думаю, и нам давно пора «назвать кошку кошкой» и привести законодательство в соответствие с реалиями. Речь идет прежде всего о создании соответствующей нормативной базы, легализирующей проституцию и сбыт порнографической продукции. Ведь очевидно, что эти «явления» никуда не денутся — принимай хоть самые драконовские меры! — тем более сегодня, при символических (в буквальном смысле) за них санкциях. Опасность для общества, и очевидную опасность, создает как раз формальный запрет, искусственное выталкивание их в тень.

Что выиграет Украина, если проституция будет легализована? Во-первых, решится главная проблема проституции — венерических заболеваний. Для допуска к работе путаны должны будут регулярно проходить медобследование. Во-вторых, со своих доходов жрицы любви и их сутенеры, содержатели публичных домов станут платить налоги, а это дополнительные поступления в бюджет, и немалые, учитывая реальные обороты этого бизнеса.

При этом будет обеспечена социальная защита самих проституток, их трудовых прав от произвола сутенеров. А государство получит возможность контролировать деятельность соответствующих «структур», в том числе и не допускать к «взрослому» бизнесу (в качестве и работников, и клиентов) несовершеннолетних. В-третьих, будет устранен один из главных источников коррупции в правоохранительных органах, ведь, не секрет, вся секс-индустрия находится под их «крышей».

Впрочем, прагматические преимущества легализации проституции очевидны, поэтому больше следует остановиться на этической стороне вопроса, ведь именно моральные соображения составляют главное препятствие для кардинального его решения.

Предлагаю взглянуть на ситуацию с современной здравой и здоровой (извините за невольный каламбур) точки зрения. Вряд ли кто-то (кроме бабушек у подъезда, да и то не всех) будет оспаривать, что секс относится к основным физиологическим потребностям человека (и мужчин, и женщин), что отсутствие нормальной половой жизни приводит не только к моральным страданиям, но и к серьезным расстройствам здоровья — неврологическим, психическим и не только.

Ведь секс и любовь далеко не одно и то же. Да, замечательно, когда сексуальные отношения двоих основаны на глубоком чувстве, тем более на законном браке (хотя и браки бывают такими, в которых любовь угасла, а порой ее и не было никогда). Но если любви у человека нет или предмет страсти не ответил взаимностью? Что тогда?

Отношения, основанные исключительно на взаимном удовлетворении физических потребностей? Более чем распространенный вариант. Ну а если он не устраивает хотя бы потому, что длительные отношения всегда выходят за пределы сугубо сексуальной плоскости (что совсем не означает появление глубокого чувства), а человек не хочет никого впускать в свою душу или брать на себя некие обязательства (пусть и неформальные) по отношению к нелюбимому партнеру?

А если по каким-то причинам не получается выстроить и такие отношения? Если речь идет о человеке с физическими недостатками, об инвалиде?

Мы много говорим о социальной реабилитации инвалидов, о создании условий для их полноценной жизни, но, запрещая проституцию, фактически лишаем многих из них одной из главных радостей, данных человеку природой.

Это, к слову, относится к людям не только с физическими, но и с психическими проблемами. Как-то я читал, что в Голландии создана специальная служба по оказанию сексуальных услуг людям с психическими заболеваниями (как мужчинам, так и женщинам), причем большинство ее сотрудников — семейные, для них «служебные обязанности» просто работа, и, согласимся, работа гуманная и, не побоюсь этого слова, благородная. Ведь ни о какой аморальности, разврате с их стороны говорить не приходится. И если честно, то лучше человек «с проблемами» воспользуется услугами проститутки, чем совершит изнасилование. Ведь давно доказано, что легализация проституции снижает преступность на сексуальной почве.

Да и к тому, что женатые мужчины пользуются услугами проституток, считаю, следует относиться спокойно. Повторю то, что уже написал раньше: если мужчина «ходит налево», то проститутки (при соблюдении мер безопасности, для чего и нужна легализация этого ремесла) куда более приемлемый во всех отношениях вариант, чем «роман» на стороне, чреватый и личными драмами участников любовного треугольника, и распадом семьи.

И совсем уж абсурден в наши дни запрет на распространение порнографии. Если уж само сексуальное влечение признано естественным и здоровым, то почему преступно распространение продукции, это влечение стимулирующее? Или наши «морализаторы» думают, что реально десятилетиями сохранять остроту чувств в «примерном» (без измен) браке, притом что оба супруга моложе и привлекательнее не становятся? Тут «порнушка» может стать хорошим помощником, снижая среди прочего и тягу «налево».

Не знаю кому как, а мне не попадались люди (обоего пола), при случае не проявлявшие интереса к порнографии и отказавшиеся от ее просмотра. Повальность этого увлечения подтверждает и статистика: до 20% интернет-контента (распространяемой информации) являет собой именно «порнуха». К слову, раз уж речь зашла об интернете, доступность этого источника получения информации лишает соответствующую статью УК всякого смысла.

Если уж на Западе, где проституцию запретили относительно недавно, процесс формальной легализации протекает довольно медленно, то что говорить о нас, с советскими традициями. Секс (т. е. половая жизнь людей) превратился для советского официоза в некий предмет умолчания. Говорить о нем как о важной стороне жизни считалось недопустимым и, видимо, слишком низменным для идейных строителей коммунизма. Впрочем, это касалось всего, что имело отношение к нижней части тела.

Даже забота о должном количестве и «качестве» общественных туалетов считалась для советских властей чем-то не только несущественным, но и постыдным (хотя что может постыднее, чем отсутствие возможности удовлетворить в нормальных условиях естественные надобности). Невозможно было даже представить, чтобы в советской прессе появился критический материал о состоянии общественных туалетов в каком-либо городе (а практически везде оно было одинаково ужасным).

Помню, когда я впервые попал в Москву в начале 80-х, меня поразили висевшие в центре в огромном количестве указатели WC. Но что мешало развесить такие же на окраине Москвы, в других городах, тем более снабдить их более понятными нам буквами «М» и «Ж» — ведь международное обозначение «мест общего пользования» многим тогда было неизвестно?

Половое воспитание в Советской стране отсутствовало. Учебник анатомии для 8 класса заканчивался разделом «Развитие человеческого организма», из которого школьники могли узнать, что происходит после того, как «мужские сперматозоиды встречаются с яйцеклеткой»; но что этому предшествует, учебник стыдливо умалчивал.

Из органов, входящих в половую систему мужчины и женщины, учебник анатомии сообщал старшеклассникам лишь о существовании матки. Причем, как нам сказала учительница, этот раздел в программу не входит и «вы его изучите самостоятельно». Правда, издавались пуританские «научно-популярные» брошюрки (сразу становившиеся дефицитом), но в предисловии к ним всегда уточнялось, что для человека социалистического общества «половые инстинкты» не являются определяющими, интимные отношения возможны только по большой любви и исключительно в браке.

Эта «идеология» сказалась и на таком сугубо «функциональном» документе, как Уголовный кодекс. «За отсутствием явления» в него «постеснялись» внести статьи, предусматривающие уголовную ответственность за проституцию и сутенерство, несмотря на очевидный «общественно опасный» характер таких деяний для советского общества (если упустить «моральные» аспекты, проституция является способом получения «нетрудовых доходов», а с этим в советские времена было весьма строго).

Правда, в УК УССР существовала самая короткая и весьма примечательная ст. 210, состоявшая из одного предложения: «Содержание домов разврата или сводничество для разврата — наказывается лишением свободы на срок до пяти лет» (Лига. Закон).

Феноменальность этой статьи заключалась в том, что в ней полностью отсутствует «терминологическая» часть, разъясняющая, что подразумевается под инкриминируемым деянием, как, например, в ст. 117 того же кодекса: «Изнасилование, т. е. половое сношение с применением физического насилия, угрозы или с использованием беспомощного состояния потерпевшей…» А как понимать ст. 210? Что такое «разврат»? По идее любое внебрачное половое сношение? Банальная житейская ситуация: некто своих знакомых, одиноких мужчину и женщину, познакомил, это знакомство привело к интимной близости — и пожалуйста, получи свои пять лет за «сводничество»?!

А «содержание домов разврата» — сдача комнат парочкам? Клиенты ведь не сообщают хозяйке прямым текстом, чем они планируют заняться, оставшись наедине, — может, изучить материалы последнего пленума.

Приведу пример Канады, где проституция пока формально не легализована, но великолепно существует под вывеской «массажных кабинетов». Причем даже налоги на массажные кабинеты в кавычках и без оных различаются в разы (т. е. всем, включая власти, понятно, о чем идет речь). Если же полиции и удается застукать учреждение «на горячем», все знают универсальное оправдание: дескать, заплатил за массаж, да в ходе сеанса внезапно вспыхнула страсть, и массажистка ответила взаимностью.

Чтобы не утрировать, предположу, что ст. 210 в закамуфлированной форме (дабы не употреблять само слово) подразумевает ответственность за сутенерство, но, согласимся, возможности для трактовки широчайшие.

Новые веяния коснулись Уголовного кодекса независимой Украины лишь в том, что сутенерство и проституция названы в нем своими именами и обрели «законное» место среди уголовно наказуемых деяний (правда, с 2006 г. у нас проституция — это не преступление, а только административное правонарушение, за которое Кодексом об административных нарушениях предусмотрен штраф в размере от 87 до 175 грн. за первый привод в милицию и 255 грн. за повторное «попадание»). Есть и ст. 301 — «Ввоз, изготовление, сбыт и распространение порнографических предметов», опять-таки безо всякого определения, что с юридической точки зрения представляет собой порнография.

В современном УК присутствует «наследница» ст. 210 УК УССР — куда более подробная ст. 302 (но по-прежнему без «терминологической» части), согласно которой «создание или содержание притонов разврата, а также сводничество для разврата наказываются штрафом до пятидесяти необлагаемых налогом минимумов доходов граждан или ограничением свободы на срок до двух лет», а «те же действия, совершенные с целью наживы, наказываются ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок» Т. е. и сегодня за оставленную знакомым для «романтического свидания» квартиру можно поплатиться «ограничением свободы до двух лет», а если вас отблагодарили, то и пятью годами в местах, не столь отдаленных.

Статья эта, конечно, абсолютно «мертвая», иначе давно бы мотали срок за «сводничество для разврата с целью наживы» редакторы газет, размещающих объявления вроде «Симпатичный мужчина средних лет ищет девушку для нежных интимных встреч в дневное время» или о почасовой сдаче квартир, а владельцы гостиниц, где с постояльцев и их гостей противоположного пола не требуют паспортов, подтверждающих супружеские отношения и иногороднюю прописку, попали бы под определение «создание или содержание притонов разврата». Не говорю уже о том, что, несмотря на отсутствие легального «ввоза, изготовления, сбыта и распространения», «кино- и видеоматериалы порнографического характера» можно найти едва ли не в каждом персональном компьютере.

Зачем же было вводить потерявшие всякий смысл статьи в новый Уголовный кодекс 2001 г.? А ведь мало того, их еще и «совершенствуют». Так, 11 июня 2009 г. список криминальных деяний в ст. 301 был дополнен хранением «порнушки» с целью сбыта. Уверен, дело в банальном популизме. Почему-то политики уверены, что народ — это исключительно бабушки у подъездов с их сложившимся в советские времена мировоззрением, и здравые решения, такие как аннулирование совершенной бессмысленной ст. 302, легализация проституции и сбыта порнопродукции, могут вызвать негативные «электоральные» последствия. Уж очень хочется выглядеть в глазах электората блюстителями высокой морали!

Только хотелось бы спросить у народных избранников, что более опасно для общественной морали: удовлетворение «половой страсти» вне законного брака и пользование порнографической продукцией (что является сугубо личным делом каждого) или те образцы публичного поведения, которые депутаты и прочие политики демонстрируют повседневно, — циничное вранье, легко опровергаемое, но используемое в расчете на наивность аудитории, практически публичный, даже не особо скрываемый торг за «теплые места» и кардинальное изменение своих политических позиций по итогам такого торга?

Так кто же настоящие проститутки — те, кто торгует своим телом (как правило, не от хорошей жизни), или совсем не бедные «дяди и тети», которые в открытую торгуют своей совестью, добрым именем, интересами оказавших им доверие избирателей и называют это «политическим процессом»?!

Юрий Луценко в бытность министром внутренних дел как-то заявил: «Страна на глазах становится раем для секс-туризма. Нужно срочно усиливать борьбу с этим. Но закон предусматривает за это от 51 до 255 гривень штрафа — смехотворная сумма» (Корреспондент). А ведь рецепт решения проблемы «прост»: поднять доходы украинцев до пристойного уровня, для чего, собственно говоря, народ и доверил власть политикам. Тогда и занимающихся проституцией станет меньше, и «тарифы» на их услуги возрастут, что лишит секс-туризм в Украину всякого смысла.

В общем, давно пора привести юридические законы в соответствие с жизнью и здравым смыслом. Ведь все мы люди, сделаны из одного «теста», и этого не нужно стесняться, потакая ханжам. Ведь и само ханжество не более чем проявление сексуальных комплексов.

Автор: Юрий СВЕРЧКО, газета 2000

Читайте также: