Нет никого опаснее хирурга, который влез в кредит

Многие из нас вынуждены, по тем или иным причинам, обращаться за помощью к хирургам. При этом, несмотря на то, что наше здоровье, а часто и жизнь, зависит от представителей этой медицинской профессии, знаем мы о них меньше, чем о наших парикмахерах и косметологах. Журнал Reader’s Digest решил восполнить этот пробел, рассказав читателям о секретах хирургов, сумев разговорить некоторых из них.

 «Если хотите знать наверняка, кому из моих коллег можно довериться и без опаски лечь на операционный стол, задайте этот вопрос госпитальному персоналу, — говорит хирург Марти Мэкери. – Сотрудники медучреждения в курсе, какой университет закончил доктор, пользуется ли он уважением коллег, обаятелен ли он как человек».

По словам доктора Арнольда Адвинкула, главы отделения гинекологической хирургии Florida Hospital Celebration Health, делая выбор в пользу того или иного эскулапа, обязательно выясните, совершал ли он ошибки во время операций, возникали ли у его пациентов проблемы после их проведения. «Безукоризненный послужной список должен вызвать подозрение: либо хирург что-то скрывает, либо он сделал слишком мало операций. Дело в том, что никто из нас не застрахован от ошибок».

Представьте, администрация авиакомпании нахваливает вам пилотов одного из самолетов, как чуть ли не лучшую бригаду фирмы. Однако затем выясняется, что «лучшие из лучших» не смогли получить FAA-сертификацию, так как провалили экзамен. Захотите вы сесть в самолет, управляемый этими пилотами?

«Так и в нашей профессии, — говорит Томас Салерно, глава отделения кардиологической хирургии медицинской школы Университета Майами, — если хирург не является board-certified по своей специальности, значит, он вызывает меньше доверия. Увы, но немало хирургов такой сертификации не имеют».

Если вы желаете узнать, является ли хирург, к которому вы хотите обратиться за помощью, board-certified, вам следует зайти на веб-сайт — https:// www.absurgery.org/app.jsp?type =vc&id=27

Стоит ли полагаться при выборе хирурга рекомендации своего врача-терапевта? По мнению экспертов, слепо доверять такому мнению нельзя. Во-первых, между вашим терапевтом и хирургом может существовать устный договор о «сотрудничестве». Понятно, что в этом случае терапевт станет рекомендовать обращаться к своему партнеру и ни к кому другому. Во-вторых, оба медика могут работать в рамках одной системы (multi-specialty group), чем также легко объясняется подобная рекомендация.

При выборе хирурга, если это возможно, стоит поинтересоваться мнением о нем бывших пациентов.

Некоторые мои коллеги, говорит доктор Адвинкула, во время консультации стараются не говорить о процедурах, которые они не умеют проводить. В результате людям предлагают одни операции, замалчивая о других. Так, одной моей пациентке была предложена открытая гистерэктомия (с разрезом брюшной стенки), хотя ей можно было операцию лапароскопическим методом (через небольшие отверстия в брюшной стенке с использованием специальной аппаратуры). Вот почему так важно, перед тем как делать операцию, получить второе мнение (second opinion).

Доктор Эд Корнелл из Корнельского университета считает необходимым поинтересоваться у хирурга, кто именно будет наблюдать пациента после операции: он лично, его помощники или студенты медицинских школ, проходящих резидентуру в данном госпитале. «Конечно, пациенту всегда желательно услышать, что наблюдать его будет сам хирург».

Есть ли разница, в какой день недели лучше всего ложиться «под нож»? Еще какая! Лучшее время для проведения операции – начало недели, в конце недели многие врачи отправляются на уик-энд. Это не значит, что вас оставят представленным самому себе, однако лучше заранее узнать, кто сможет вам помочь, если возникнет необходимость.

Выбор хирурга очень важен, но не менее важно знать, кто будет вашим анестезиологом. Поэтому не стоит стесняться задавать вопросы, относящиеся к человеку, который будет следить за вашим сном в ходе операции. Можно поинтересоваться фамилией лучших анестезиологов госпиталя. В некоторых медицинских учреждениях пациенты имеют право требовать, чтобы именно эти медики приняли участие в операции.

Эксперты рекомендуют пациентам узнать, можно ли им перед операцией сдать собственную кровь или попросить своих родственников выступить донорами. Дело в том, что чужая кровь, как и чужой орган, пересаженный человеку, может вызвать отрицательную реакцию организма. Со своей кровью или кровью родственников такое случается намного реже.

«Если быть откровенным, то следует сказать, что все хирурги сталкиваются с конфликтом интересов финансового характера», — говорит доктор Джейс Рикет. – «Дело в том, что за проведенную операцию он получит компенсацию в 10 раз большую, чем за медикаментозное лечение».

«Поэтому, стоит настойчиво поинтересоваться о хирурга о возможности медикаментозного лечения, — добавляет коллега Бикета, доктор Кевин Джонс. – Профессор из моей резидентуры говорил, что нет ничего более опасного, чем хирург, которому необходимо выплачивать моргидж».

По словам доктора Мэкери, в 25% сделанных операций не было практической необходимости? Зачем их делали? «Потому что администрация медицинских учреждений направляет хирургам электронные послания, в которых настойчиво призывает их делать больше операций. И не потому, что на этом настаивают страховые компании или требуют государственные инструкции. Все очень просто: руководство частных госпиталей оказывает давление на врачей приносить в бюджет госпиталя больше денег, увеличивая число операций».

Надо сказать, что такой метод заработка денег разделяют не все госпиталя. Так, администрация одного из самых уважаемых медучреждений страны – Cleveland Clinic заявила, что метод увеличения доходов госпиталя путем проведения ненужных операций – аморален в своей основе. Поэтому, хирурги клиники получают фиксированное жалованье в не зависимости, сколько операций они сделали.

По данным Medscape Surgeon Compensation Report, средний доход американского хирурга составил в 2011 году $265 тыс.

«С целью увеличения своих доходов некоторые хирурги нанимают менеджеров-консультантов, — говорит доктор Рикет. – Консультанты рекомендуют врачам приобрести или построить хирургический центр с тем, чтобы взимать с пациентов плату за нахождение в нем (facility fees). Еще один способ дополнительных сборов – приобрести в офис MRI. Сделав такое приобретение, медик, дабы компенсировать расходы, станет использовать оборудование намного чаще, чем нужно.

Отдельные хирурги-ортопеды зарабатывают большие деньги, заключая соглашения (soft consulting agreements) с компаниями-производителями, чью продукцию они затем рекомендуют (и устанавливают) своим пациентам. Поэтому эксперты советуют выяснить, по возможности, конечно, нет ли у вашего хирурга деловых отношений с производителем, с тем, чтобы не переплатить за предлагаемое изделие. К тому же, конкретное изделие может уступать в качестве аналогам, имеющимся на рынке.

Как много среди американских хирургов тех, кому вообще не стоило заниматься данной профессией?

«Во время проведения национальных конференций, — говорит Мэкери, — я всегда задаю коллегам вопрос: многие ли из вас знают докторов, которым не стоило бы заниматься медициной, так как они просто опасны для пациентов? В ответ — лес рук».

Конечно, можно понять и врачей, которые, по их собственным словам вынуждены страховать себя от судебных тяжб, делая больше чем нужно тестов и анализов. И дорогостоящих операций.

«Ваш хирург будет настаивать, что лучше сделать операцию, даже если он знает, что с ней можно повременить, — говорит доктор Солерно. – Почему? Да потому, что если он позволит своему пациенту покинуть госпиталь, а с ним затем что-то случится, его могут ожидать серьезные неприятности. Обязательно найдется кто-то и спросит: а почему не была сделана операция?!»

По данным American Medical Association, 61% американских врачей старше 55 лет хотя бы раз в своей жизни выступал ответчиком в суде.

Автор: МИХАИЛ ТРИПОЛЬСКИЙ,  rusrek.com 

Читайте также: