«Продадим наркоту. Гарантируем анонимность и порядочность. 2 года на рынке»

На оптовых торговцев «Трамадолом» в Украине можно легко выйти через Интернет. Гарантированная анонимность и простота перевода денег посредством различных электронных систем делает цифровое пространство идеальным для совершения противозаконных сделок. Объявлений на всевозможных бесплатных сетевых сервисах масса: «Продам “Трамадол”, “Кетамин”, “Стадол” и др. Условия: предоплата через банк или через систему WebMoney. Доставка почтой. Гарантируем анонимность и порядочность. 2 ГОДА НА РЫНКЕ». Или: «Продам “Трамадол” оптом от 80 пачек! Производство Харьков (“Здоровье”). По цене 7 гривен за пачку. Доставка за ваш счёт в любой город Украины, после получения денег на банковский счёт. Автор: Иванов Денис. Город: Полтава. E-mail: ivanovdenis@….ru». Или: «Продам “Трамадол” оптом или в розницу. При покупке от 10 пачек возможны скидки. Поставки в страны СНГ. Контактное лицо: Zod. E-mail: inferorum@….ru»

Наш журналист связался с несколькими из разместивших их лиц (организаций?) посредством электронной почты — представившись потенциальным покупателем. В одном из случаев объявление — единственное, в котором был указан номер стационарного телефона, — оказалось «липой». Человек на другом конце провода сразу объяснил нам, что подобными вещами не занимается, а по факту размещения его номера в сети уже обратился в милицию. «Доброжелатели» подшутили.

Зато ряд других контактеров охотно откликнулся на предложение о «сотрудничестве». После короткой переписки, в ходе которой удалось выяснить: поставки в страны СНГ(!) ведутся одной из «контор» из Донецка (где расположены предприятия фармакологического концерна «Стирол», по официальным данным, еще два года назад прекратившего производство препарата), а оптовые скидки — в соответствии с общепринятыми законами торговли, варьируются в зависимости от объемов заказа. Так, если бы мы, к примеру, заказывали 100 пачек, каждая из них обошлась бы нам в 15 гривен (20-25 в рознице), а прибыль от возможной перепродажи 500 блистеров была бы двукратной…

Для ускорения процедуры нам даже прислали мобильный телефон одного из членов группы, занимающейся поставками. Молодой человек, взявший трубку, пояснил, что деньги нужно переслать на электронный кошелек (одна из услуг, позволяющая перечислять деньги прямо в сети Интернет), а получить товар можно либо почтой, либо приехав «к нам» (будете у нас, на Колыме…), либо «я сам могу на “стрелу” приехать…» Фактически следующим этапом для нас стала бы непосредственная покупка оптовой партии «Трамадола» («Тебе какой? Есть бело-красный, бело-зеленый…»), — бизнес организован легко, быстро и просто…

«Скорая помощь»

С «розницей» на месте все еще проще — не нужно вступать в продолжительную переписку, проверять электронный ящик в ожидании ответов на уточняющие вопросы, переводить деньги, дожидаться «почты», в холодном поту оглядываться по сторонам, забирая посылку…

Здесь на первый план выходят личные контакты в молодежной среде, которые, если их нет, несложно завести. Главное — чтобы ты не был похож на сотрудника МВД (их, даже одетых в штатское, представители околокриминальных кругов определяют практически безошибочно по каким-то одним им известным признакам, на уровне интуиции).

А вклинившись в «тусовку» тех, кому 16-25 — возраст подавляющего большинства потребителей и реализаторов зелья (информация ОБНОНа), и конкретно задавшись целью, найти «нужные» контакты не составит особого труда. Ведь, согласно периодически появляющимся в различных СМИ данным источников в МВД, которые, как правило, предпочитают оставаться анонимными, в Украине 30-60% старшеклассников и выпускников средних школ пробовали «Трамадол», а до 10% — употребляют его регулярно. Соответственно, практически каждый второй представитель данной возрастной группы — потенциально «наш» человек…

Так, журналист «УЦ» без особого труда в течение достаточно короткого времени узнал два мобильных номера «скорой помощи» — розничных дилеров. Первое впечатление: эти молодые люди, фактически подростки, или не подозревают об уголовной ответственности, которую влечет за собой участие в незаконном обороте сильнодействующих лекарственных средств (предположение более чем наивное), либо совершенно не боятся ее — они очень легко, без каких бы то ни было проверок, использования «паролей и явок», идут на контакт, часто вообще не спрашивая, кто звонит им с незнакомого номера. Их интересует только то, сколько капсул ты хочешь купить — «входя в положение», реализаторы продают их в том числе и поштучно.

Это в очередной раз подтверждает и без того лежащую на поверхности догадку, что этот бизнес, как минимум, на уровне города кто-то крышует. И крышует «реально»! Так что попадаться, судя по всему, дилерам совсем не страшно.

Следующим шагом в расследовании стала непосредственно, говоря официальным языком, «контрольная закупка». Договорившись о встрече по одному из номеров, журналист встретился с дилером — нет, не в темном переулке или подъезде, а в людном месте, в самом центре города. Транзакция «деньги-товар» путем крепких рукопожатий, минус 25 гривен, плюс — пачка препарата…

Несложные расчеты подтвердили предположение: для того, чтобы начать свое собственное доходное «дело», достаточно единожды вложить отнюдь не заоблачную сумму и обзавестись кругом клиентов — а их, благо, не нужно долго искать. Другое дело — дадут ли тебе «работать» те, кто уже вышел на рынок и закрепился на нем: методы борьбы с конкурентами в незаконном бизнесе, как вы сами понимаете, могут варьироваться очень широко, и не факт, что вам удастся дожить до желанных прибылей…

Кстати, разговорившись с одним из реализаторов, нашему журналисту удалось выяснить небезынтересный факт. В отношении случая с изъятием тысячи капсул «Трамадола» у кировоградца сотрудниками ОБНОНа, озвучивавшемся около месяца назад в местных СМИ, парень отметил: «Это тысячи полторы обойдется…» Правда, не уточнил, в какой валюте и в какой именно структуре возможен подобный откуп задержанных «по фиксированному тарифу». И назвал помимо этого клички задержанного и его «шефа» — одного из двух основных (если верить дилерам) «оптовиков» города…

«За жабры»

А что ж закон? 19 июля этого года — после долгой и изнурительной «борьбы» правоохранителей с законодателями и чиновниками от Минюста, вступил в силу Закон «О внесении изменений в статью 321 Уголовного кодекса Украины», существенно ужесточивший ответственность за незаконные производство, изготовление, перевозку, пересылку, хранение и сбыт сильнодействующих и отравляющих лекарственных средств, в число которых входит «Трамадол».

Принятая парламентом поправка в УК содержала также заключительные положения, согласно которым Кабинет Министров обязывался в двухмесячный срок, то есть до 19 августа, принять специальный приказ, определяющий «крупный» и «особо крупный» размер отравляющих и сильнодействующих лекарственных средств, за незаконный оборот которых возникает уголовная ответственность в виде лишения свободы сроком, соответственно, до трех, от трех до пяти и от пяти до десяти лет. Принятие данного приказа МОЗ было отсрочено правительством Януковича до 1 октября.

Вопрос о том, почему так тяжело «проходят» властные круги столь важные для государства в целом законы и поправки («значит, это кому-нибудь нужно…») — риторический и уже поднимался в прессе не раз. Сейчас — о другом. По информации начальника отдела БНОН УМВД Украины в Кировоградской области В.Очеретнюка, полученной нами незадолго до конца октября, сейчас милиция работает уже по новому закону. Комментариев к которому, фактически разъясняющих, как применять положения нормативного акта на практике, на тот момент еще не было, что не могло не создавать дополнительные трудности для сотрудников ОБНОНа…

Возможно, в перспективе какого-то продолжительного времени ужесточение мер даст какой-то положительный результат. Так, по нашей информации, в данный момент один из ключевых деятелей незаконного фармацевтического бизнеса в нашем областном центре уже находится в СИЗО и ждет суда, милицией ведется разработка по ряду других фигур и целых группировок. Будем, как говориться, посмотреть.

А пока… А пока выводы из проведенного «УЦ» расследования, к сожалению, неутешительны: купить «Трамадол» в Кировограде, да, судя по всему, и в целом по Украине — хоть оптом, хоть в розницу, проще простого.

Андрей Гиреев, Кировоград, Украина-центр

КУПИ СЕБЕ НЕМНОГО ЛОББИ

Семен Глузман, руководитель Ассоциации психиатров Украины: «В терапии тела, если нога поражена неизлечимой болезнью, ее ампутируют, отрезают. И ставят протез, чтобы человек мог максимально удобно продолжать активную жизнь. В терапии души, пораженной наркотиком, таким протезом является заместительная терапия. Грустная правда, правда о признании в беспомощности…»

Первого в своей жизни наркомана я встретил в городе Золотоноше Черкасской области. Был я тогда студентом медицинского института, проходил практику в системе местной скорой помощи. Однажды наша белохалатная бригада приехала к необычному пациенту, сравнительно молодому человеку, которому наш доктор без всякого осмотра и предварительного разговора ввел наркотик. Так я впервые узнал, что некоторые состоящие на медицинском учете наркоманы получают свою дозу вполне легально и регулярно.

Именно поэтому я хорошо понимаю обоснованность так называемой заместительной терапии. Разумеется, никакой терапией (т. е. лечением) она не является, а является попросту легальной выдачей наркотиков самим государством. Существуют, как минимум, два серьезных соображения, позволяющие нам, законопослушным украинцам, согласиться с легальной выдачей наркотиков тем нашим молодым согражданам, которые жить без этого не могут. Во-первых, получив легальный наркотик, они будут явно меньше воровать и грабить. Во-вторых, — не менее важное — есть серьезные шансы остановить эпидемическое распространение вируса СПИДа в стране, где до 70% случаев вирусоносительства — от инъекционных наркозависимых.

Что поделаешь, нобелевской премии за эффективные методы избавления от наркозависимости пока не присуждали. Приходится бороться с этим злом различными непрямыми методами. Заместительная терапия — один из них. Поясняю: в терапии тела, если нога поражена неизлечимой болезнью, ее ампутируют, отрезают. И ставят протез, чтобы человек мог максимально удобно продолжать активную жизнь. В терапии души, пораженной наркотиком, таким протезом является заместительная терапия. Грустная правда, правда о признании в беспомощности… Но лучшего пока не придумали. Не только у нас, на Украине. Вообще не придумали.

Нам хотят помочь. Очень хотят. Уговаривают. Специально созданный для борьбы со СПИДом и туберкулезом в слаборазвитых странах Глобальный фонд предлагает бесплатно(!) снабдить нас одним из синтезированных для этой цели наркотиком под названием метадон. И мы согласились, Минздрав даже издал соответствующий документ о внедрении на Украине программы заместительной терапии. Но вот одно досадное препятствие осталось: категорически против Служба безопасности Украины. Оно и понятно, эти чекисты-кагебисты всегда против своего народа, им — лишь бы нам, рядовым украинцам, досадить. Все согласны, все ждут первых контейнеров с этим наркотиком из Канады, уже и помещения в областных наркологических центрах подготовлены, и люди в белых халатах готовы стать в приветственные шеренги всеобщего одобрямса… Только вот они, чекисты-кагебисты, всему помехой. Несмотря на нескрываемое дипломатическое давление, они против.

Первое, самое удобное объяснение для профессиональных патриотов (я уже и такое слышал, да еще с трибуны): «наши эсбэушники выполняют указания из-за границы, у них там настоящий хозяин».

Но существуют и другие объяснения. К сожалению, непубличные. О них принято говорить шепотом. Или в тишине укрытых от соглядатаев кабинетов. Информация достаточно тривиальная — о лоббировании и его цене. Знаю ли что-то я? Разумеется, знаю. Не все, но многое. Знаю, но не скажу. По простой причине не скажу: нет у меня телохранителей, статусом и деньгами не вышел. Я, рядовой налогоплательщик, вправе требовать, чтобы эта информация была обнародована (или передана в прокуратуру, что логичнее) всезнающими Министерством внутренних дел и Службой безопасности Украины, существующими на мои деньги.

Метадон — заместитель героина. Для того и был создан, чтобы помочь героиновым наркоманам. Вот только незадача: на Украине героиновых наркоманов совсем мало, деньгами мы не вышли, все больше садимся на самодельную ширку, по составу и воздействию весьма далекую от чистого героина. И об этом категорически молчат всевозможные метадоновые лоббисты. Как молчат и о том, что не коснется эта заместительная терапия весьма и весьма многочисленных клеевиков, трамадольщиков и прочих колёсников.

Молчат и о другом. На Украине достаточно успешно применяют другой заместитель — бупренорфин. Он безопаснее, его применение легче контролировать. Кстати, в некоторых странах специалисты всерьез дискутируют о необходимости включения в заместительную терапию самого героина, поскольку метадоновые программы оказались не очень эффективными…

А кто будет оплачивать метадоновую программу на Украине спустя несколько лет, когда добрый Глобальный фонд прекратит свое финансирование? Мы, налогоплательщики? Об этом лоббисты не думают…

В тотально коррумпированной стране метадон опасен. Потому что фактически внедрение на Украине метадоновой программы означает банальную легализацию наркотиков. Опасность не в таблетках, а в руках. Все в тех же руках (подробнее досье в МВД и СБУ). Нам, по-видимому, мало того, что многие наши оперуполномоченные реально крышуют наркопроизводителей и наркодилеров, что наши черноземы все в большем количестве производят сырье для ширки, превращая Украину в устойчивого экспортера нелегальной наркоты.

…Мой давний знакомый Джон Тедстром, бывший высочайший чиновник Совета национальной безопасности США и профессионал соответствующего профиля, сегодня возглавляет Глобальный фонд. Т. е. стал экспертом по проблеме наркотиков и СПИДа на Украине и лоббирует метадоновую программу. Другой, наш кандидат философских наук, является главой отделения Глобального фонда на Украине. Также эксперт. А вот я, врач-психиатр, не эксперт, а досадная помеха, препятствие… Как многие подобные мне психиатры, наркологи, юристы, родители наркозависимых.

В стране, где не существует ни одного(!) общедоступного реабилитационного центра, оказывающего помощь бесплатно, государство не имеет права на внедрение метадоновой программы. По простой очевидной причине — заместительной терапии должна предшествовать программа реабилитации. Иначе ситуация будет выглядеть так: за банальным вывихом лодыжки будет следовать ампутация ступни и ее протезирование. Без стадии обязательного консервативного лечения. Мы и на это согласны?

Семен Глузман, руководитель Ассоциации психиатров Украины, Известия

Читайте также: