История террора в Москве: от смертных приговоров до смертников

Эпоха террора в Москве началась после развала Советского Союза. Устойчиво понятие «терроризм» вошло в московский словарь с началом войны в Чечне. Самые кровавые, резонансные диверсии в столице так или иначе связаны с ситуацией на Северном Кавказе. 

В СССР теракты случались, но крайне редко. Так, 8 января 1977 года в Москве почти одновременно прозвучали три взрыва: в метро на перегоне между станциями «Измайловский парк» и «Первомайская», в торговом зале продуктового магазина № 15 на площади Дзержинского (Лубянка) и около продовольственного магазина № 5 на улице 25 Октября (сейчас Никольская).


Во время теракта 1977 года в московском метро, кроме взрослых, погибли и дети, которые вместе с родителями возвращались с новогодней елки

Первая бомба взорвалась в 17.33 в вагоне метро. Кроме взрослых, погибли и дети, которые вместе с родителями возвращались с новогодней елки. Станции «Первомайская», «Измайловская» и «Щелковская» были закрыты, людей с платформ эвакуировали. Официальные источники о трагедии не сообщали, зато слухи передавались из уст в уста. В результате всех трех терактов погибло 7 (по другим источникам, 29) человек, 37 были ранены.

Подозреваемых — армян Акопа Степаняна, Завена Багдасаряна и Степана Затикяна — задержали в конце октября. 24 января 1979 года суд, рассмотрев дело в закрытом режиме, приговорил их к смертной казни. 30 января приговор был приведен в исполнение.

Кровавые 90-е

Пик терактов в Москве пришелся на 1990-е — начало 2000-х.

Первые взрывы отличались плохой организацией и зачастую проходили без жертв. Так, 11 и 12 июля 1996 года прогремели взрывы в троллейбусах на Пушкинской площади и на Проспекте Мира столицы. В результате первого водитель получил сильные ожоги, 5 пассажиров были ранены, а во втором случае пострадали 28 человек. Погибших не было. По обоим происшествиям никто так и не был арестован.

Среди наиболее резонансных и кровавых терактов 90-х можно отметить взрывы жилых домов по улице Гурьянова и на Каширском шоссе Москвы, произошедшие 8 и 13 сентября 1999 года.

Взрыв в жилом доме по улице Гурьянова унес жизни 100 человек, 690 человек были ранены. Источник: ИТАР-ТАСС

 

Первый взрыв произошел около полуночи на первом этаже девятиэтажки № 19. Мощность взрывного устройства составила 350 кг в тротиловом эквиваленте, экспертиза показала наличие частиц тротила и гексогена. Два подъезда дома были полностью уничтожены. Взрывной волной были деформированы также конструкции соседнего дома № 17. Погибли 100 человек, 690 человек получили ранения различной степени тяжести.

Второй взрыв прогремел в 5 часов утра 13 сентября в подвальном помещении 8-этажного кирпичного дома № 6 корпус 3 по Каширскому шоссе. В результате взрыва он был полностью разрушен, почти все находившиеся в нем жильцы — 124 человека — погибли, 7 человек получили ранения различной степени тяжести, пострадали 119 семей.

В результате взрыва в доме на Каширском шоссе погибли почти все находившиеся в нем жильцы — 124 человека. Источник: ИТАР-ТАСС

 

Ответственность взяли на себя радикальная исламистская организация «Ансар аш-Шариа» («Приверженцы шариата»). Лидер Абу Хамза аль-Масри заявил, что взрывы являются «исламской местью русским за обстрелы гражданского населения в Чечне и Дагестане».

Позже в Грузии были арестованы двое подозреваемых — Юсуф Крымшамхалов и Адам Деккушев. Оба в 2002 году экстрадированы в Россию и в январе 2004 года приговорены к пожизненному заключению. Также правоохранительные органы считают причастными к терактам Ачимеза Гочияева (находится в федеральном и международном розыске), Дениса Сайтакова (убит в Чечне), Хакима Абаева (убит в ходе спецоперации в Ингушетии), Равиля Ахмярова (убит в Чечне).

Шахидки в Тушино

5 июля 2003 года две чеченки-смертницы взорвали себя на территории Тушинского рынка, который примыкает к аэродрому, где тогда проходил рок-фестиваль «Крылья». Взрывы прогремели почти одновременно, с разницей в 10 минут.

По данным правоохранительных органов, «пояса шахида» на телах женщин содержали металлические объекты, за счет которых количество раненых существенно увеличивается. В результате теракта погибли 18 человек, 20 получили ранения.

Шахидки не смогли попасть на "Крылья", но все же привели в действие взрывные устройства. Источник: GZT.RU. Максим Коняев

 

Позже там же были найдены остатки еще одного взрывного устройства, оно по какой-то причине не разорвалось.

Заложники «Норд-Оста»

23 октября 2002 года произошел крупный теракт, в ходе которого чеченские боевики — 18 женщин и 32 мужчины — во главе с Мовсаром Бараевым захватили в заложники более 800 зрителей мюзикла «Норд-Ост» в здании Театрального центра на Дубровке. Террористы ворвались в здание театра в 21.15 и заминировали здание.

В ходе штурма 26 октября 2002 года погибли 130 человек из числа заложников. Источник: Сергей Пономарев

 

На следующий день в 19 часов катарский телеканал «Аль-Джазира» показал обращение Бараева, записанное за несколько дней до этого: террористы объявили себя смертниками и требовали вывода российских войск из Чечни.

25 октября утром у оцепления рядом с ДК возник стихийный митинг. Родственники и близкие заложников требовали выполнить все требования террористов. После этого в Кремле президент РФ Владимир Путин провел совещание с главами МВД и ФСБ, после которого директор ФСБ Николай Патрушев заявил, что власти готовы сохранить террористам жизнь, если они освободят всех заложников. В результате переговоров террористы освободили несколько взрослых и 11 детей.

26 октября около шести часов спецназ начал штурм, во время которого был применен нервно-паралитический газ. В ходе штурма погибли 130 человек из числа заложников. Бараев и практически все террористы были уничтожены.

Серия взрывов в метро

6 февраля и 31 августа 2004 года в московском метро произошли два теракта: в вагоне поезда на перегоне между станциями «Автозаводская» и «Павелецкая» и у входа на станцию «Рижская». В результате первого погибли 42 человека, еще более 250 пассажиров пострадали. От второго погибли 10 человек и более 40 были ранены.

Взрывы в метро в 2004 году устроили террористки-смертницы. Источник: Сергей Пономарев

 

Взрывные устройства привели в действие террористы-смертники. Ответственность за теракты взяла на себя группировка «Бригады Исламбули» (та же организация, которая подготовила и провела теракты в самолетах 24 августа 2004 года).

В мае 2005 года за организацию терактов задержали подозреваемых — бывшего сотрудника Минюста Мурата Шаваева и двух членов «карачаевского джамаата» Максима Панарьина и Тамбия Хубиева. В феврале 2007 года Мосгорсуд в закрытом режиме приговорил их к пожизненному заключению, а также к выплате 6 млн руб. в качестве моральной компенсации. В августе 2007 года Верховный суд России признал приговор законным.

На борту самолетов

В ночь на 25 августа 2004 года были совершены два теракта на самолетах Ту-154 авиакомпании «Сибирь», выполнявшем рейс 1047 (Москва-Сочи), и Ту-134 компании «Волга-Авиаэкспресс», летевшем рейсом 1303 (Москва-Волгоград). В обоих случаях самолеты были уничтожены смертницами, которые привели в действие взрывные устройства. В результате погибли все 88 человек, находившихся на борту обоих самолетов.

В апреле 2005 года Домодедовский суд приговорил двух обвиняемых по делу о терактах в самолетах — билетного спекулянта Армена Арутюняна и сотрудника авиакомпании «Сибирь» Николая Коренкова — к 1,5 годам лишения свободы каждого. Они были признаны виновными в коммерческом подкупе (статья 204 УК РФ).

30 июня 2005 года был вынесен еще один приговор в отношении сотрудника Линейного отдела внутренних дел «Домодедово» капитана Михаила Артамонова. Он получил 7 лет колонии общего режима за служебную халатность, повлекшую тяжкие последствия — по мнению обвинения, именно благодаря ей террористки смогли взойти на борт пассажирских самолетов. 26 января 2006 года Мособлсуд снизил наказание до 6 лет.

Марина Юршина, ГАЗЕТА

*****

Час пик террористов

Прогремевшие взрывы в московской подземке имеют общие черты с аналогичными «серийными» терактами на городском транспорте в двух европейских столицах. И в Москве в 2010-м, и в Лондоне в 2005-м, и в Мадриде в 2004-м взрывы гремели в час пик, утром, когда толпы людей спешили на работу.

Утром 11 марта 2004 года в Мадриде прогремела серия из десятка взрывов. Все они произошли на различных участках железной дороги в четырех поездах примерно в 7.40 утра. Все электрички ехали по одной и той же линии и в одном и том же направлении, между станциями Алакала де Энарес и Аточа.

В испанской столице погиб 191 человек и ранены 1800. Бомбы были доставлены террористами в поезда в рюкзаках, показало расследование. Ответственность на себя взяла исламистская группировка «Бригады Абу Хафс аль-Масри». Официальное расследование пришло к выводу: к терактам в испанской столице были причастны люди из ячейки, вдохновлявшейся идеями «Аль-Каиды», но не связанной напрямую с сетью Усамы бен Ладена. Через несколько недель после взрывов во время столкновения с полицией несколько арабов, считавшихся главными организаторами теракта, покончили с собой.

Мадридские теракты не только принесли атмосферу ужаса, но и изменили испанский политический ландшафт, тем более что случились они за три дня до всеобщих выборов. Результатом стало поражение правой Народной партии тогдашнего премьера Хосе Марии Аснара — к власти пришло социалистическое правительство.

Представители правящей Народной партии сразу же озвучили «баскский след» как версию терактов — признать, что это дело рук исламистов означало расписаться в ответственности правого правительства, втянувшего Испанию в иракскую войну. Победившие на выборах социалисты объявили о намерении уйти из Ирака — и многие восприняли этот шаг как уступку террористам.

Испанский суд приговорил в 2007 году двух участников террористического заговора к более чем 40 тысячам лет тюрьмы каждого. Впрочем, в действительности по испанским законам террористам грозит максимально 40-летнее заключение.

Прошло около года, и схожее преступление было совершено в британской столице. В лондонской подземке 7 июля 2005 года прогремело три взрыва. Теракт был совершен в час пик — в 8.50 утра — с интервалом менее чем в минуту. Больше всего людей погибло на станции «Кингс Кросс». Четвертая бомба была приведена в действие в 9.47 в двухэтажном автобусе на Тависток-сквер 18-летним Хасибом Хусейном. Самодельные бомбы находились в рюкзаках, которые несли на себе смертники. Исполнителями взрывов были молодые (самому старшему было 30 лет) британские граждане, исповедовавшие ислам. Трое из них были пакистанского происхождения, четвертый — выходец с Ямайки.

Помимо камикадзе погибли 52 человека, и семь сотен людей получили ранения. Многие свидетели лондонских терактов до сих пор испытывают серьезные переживания — их преследуют ночные кошмары, постоянное чувство опасности, навязчивые воспоминания. Сотни выживших людей обращались потом за помощью к психологам.

Расследование показало, что шансов предотвратить теракт было бы больше, если бы спецслужбы обратили раньше внимание на двух экстремистов: будущие бомбисты Мохаммад Сидик Хан и Шехзад Танвир попадали в поле зрения «Ми-5» в ходе одного из расследований. Предположительно, участники теракта проходили подготовку среди боевиков в Пакистане и Афганистане. «Мы на войне, а я солдат», — этими словами, озвученными на видеозаписи, показанной потом каналом «Аль-Джазира», Мохаммад Сидик Хан объяснил свои действия. А 22-летний Шехзад Танвир в своем предсмертном обращении заявил: «Атаки будут продолжены и усилены, пока вы (британцы. — А.Я.) не выведете войска из Афганистана и Ирака. И пока не прекратите финансовую и военную поддержку Америки и Израиля».

Ровно через две недели после терактов 7 июля в Лондоне была сделана еще одна попытка устроить серийный теракт. Еще одна четверка попыталась взорвать бомбы в лондонском метро и автобусе. Однако они не сдетонировали, и обошлось без жертв.

Британские политики не избежали искушения заговорить о необходимости закручивания гаек в целях борьбы с терроризмом. Обсуждалась, к примеру, возможность утверждения нового законодательства, по которому подозреваемых в причастности к террору иностранцев можно будет задерживать без предъявления обвинения на три месяца.

В последнее время у британских и американских спецслужб появилась информация о том, что в арсенале террористов-смертников появилась «новинка»: при помощи хирургической операции пентрит — одно из самых мощных взрывчатых веществ — вживляют в пластиковом контейнере в тело человека (например, в женскую грудь). Как пишут британские СМИ, такая взрывчатка может быть приведена в действие путем инъекции трипероксида триацетона. Подобные взрывчатые импланты могут быть не замечены установленными в аэропортах сканерами и датчиками.

 

Андрей Яшлавский

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТОВ:

 

Йорам ШВЕЙЦЕР, израильский специалист по терроризму: «Умеренные исламисты против смертников»

— Как вы думаете, есть какие-либо тренировочные лагеря для террористов-смертников?

— Я не думаю, что для подготовки смертников нужны какие-то особые тренировочные пункты. Подготовка может проходить как на существующих базах боевиков, так и в обычных квартирах. Процесс изготовления взрывчатого вещества очень простой и не требует от смертника квалифицированной помощи сапера. Возможно, необходима психологическая подготовка или своеобразное руководство, как проникнуть к цели незамеченным. Так что, если какая-либо организация решает послать террористов-смертников, ничего особенного им для этого не нужно, конечно, бывают специфические детализации той или иной атаки, но это не выходит за рамки чего-то необычного.

— Каково отношение традиционного ислама к феномену террористов-смертников?

— В принципе ислам отрицает как таковой акт самоубийства и категорически против подобных действий. В то же время радикальные элементы не только признают возможность терактов, осуществляемых смертниками, но и пытаются сделать его имиджевой составляющей ислама. Однако за последние годы данный феномен встречает ожесточенную критику со стороны умеренных исламистов, особенно с учетом того, что все больше мусульман становятся жертвами подобных атак.

Ройвен ПАЗ, израильский эксперт по терроризму: «Устроить такой теракт не составляет труда»

— Тяжело ли организовать атаку смертников в переполненном метро?

— На мой взгляд, провести подобный теракт не составляет никакого труда, особенно если принимать во внимание недостаток разведывательной информации у властей о готовящемся теракте. Для доставки взрывчатки к месту теракта не требуется никаких специальных логистических операций, так как бомбу смертник проносит на поясе или же просто может провезти в коробке из-под обуви.

— Есть ли какие-нибудь особенности у нынешнего теракта, на ваш взгляд?

— Насколько мне известно на данный момент, эта атака, возможно, будет первой атакой, выполненной не чеченскими террористами, а боевиками так называемого «Кавказского эмирата».

Борис Золотарев

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА: ПОЧЕМУ СПЕЦСЛУЖБЫ ПЛОХО РАБОТАЮТ НА КАВКАЗЕ?

Для того чтобы избежать новых терактов, нужно реформировать работу спецслужб на Кавказе. Как именно — «МК» рассказал зампред Комитета Госдумы по безопасности Геннадий ГУДКОВ.

— Теракты с «кавказским следом» почти 6 лет обходили Москву стороной. Какова причина того, что они вернулись?

— Единственная причина: мы забыли о том, что у нас одна страна, что Кавказ — не отдельная планета. Он не на Марсе находится, а в России, совсем недалеко от Москвы. И если там существуют неурегулированные проблемы, они в любой момент могут проявиться и в Москве. Нельзя забывать, что конфликт на Кавказе опасен не только для местных милиционеров, а и для любого гражданина России. Но — забыли. А там идут настоящие боевые действия. И боевую работу правоохранительных органов и спецслужб нужно организовывать по-нормальному, а не так, как это делается сейчас. Прокол спецслужб, которые не сумели выявить и предотвратить планы террористов, очевиден. Как и прокол правоохранительной системы, которая не смогла пресечь каналы перемещения террористов и взрывчатки.

— Что нужно делать, чтобы такое не повторилось?

— Реорганизовать оперативную работу на Кавказе. Прекратить порочную практику трехмесячных командировок в регион. Да, местным сотрудникам нужно помогать, потому что на них оказывается огромное давление, у них там семьи. Прикомандированные сотрудники нужны, но эти трехмесячные экскурсии ничего не дают. Нужно создать там на добровольной основе контингент оперативных сотрудников, которые бы работали по два-три года. Платить им в 3—4 раза больше, пусть и год идет за три. Обеспечить их жильем, различными социальными благами, гарантиями, страховками, чтобы они были готовы добровольно приехать в регион и на годы погрузиться в противодействие терроризму, разрабатывать банды, вести агентурные оперативные игры. Тогда мы будем получать информацию до совершения преступления и предотвращать его, а не бить по хвостам, как это делается сейчас. Нужно, чтобы страна не жалела денег на спецслужбы, потому что каждая человеческая жизнь, которую они защитят, бесценна.

— Очаги террористического подполья есть только на Кавказе или и в других регионах?

— Временные базы террористов могут появляться где угодно, но источник обостренных отношений и стимулятор экстремистской деятельности — это Кавказ. Именно там по горам ходят банды, находятся лагеря подготовки, там у бандитов есть своя осведомительная сеть, контрразведка, механизмы обучения. Там воспитывают смертников. Наконец, именно там, на Кавказе, есть идея. Мы все время списываем со счетов идею. А ведь чтобы человек пошел на самоподрыв — без многолетней идейной обработки, зомбирования, не обойтись.

Еще один наш главный пробел — неуважение к врагу. Мы считали, что они уже не способны. Оказалось — способны. Врага лучше переоценить, чем недооценить. А мы в последнее время делали вид, что у нас на Кавказе уже все мирно и спокойно.

— Этими терактами серия закончилась или возможно ее продолжение?

— Надеюсь, что закончилась. Все мобилизованы, еще одного удара пропустить не должны.

— Но ведь и между первым и вторым взрывами прошло довольно много времени, и все-таки второй состоялся…

— Его уже невозможно было предотвратить. Когда прозвучал первый взрыв, второй террорист скорее всего уже находился в метро, все было уже спланировано. Возможно, они планировали два взрыва одновременно, но включился человеческий фактор: внутренние колебания. Много было случаев, когда люди в последний момент оказывались неспособны нажать на кнопку. В таких случаях террористы имеют подстраховку и приводят взрывное устройство дистанционно, по радиосигналу. Но в любом случае на этой стадии второй взрыв предотвращать было уже поздно. Это надо было делать заранее, и еще на Кавказе.

Беседовал Михаил Зубов

ВОПРОС ЭКСПЕРТАМ

К каким системным последствиям могут привести теракты в метро?

Михаил ВИНОГРАДОВ, президент фонда «Петербургская политика»: «Рецептов против локальных терактов нет, власть демонстрирует бессилие перед ними не только в России, но и в других странах. Вопрос поэтому только в том, станет власть имитировать перед обществом новый этап антитеррористической борьбы или нет. Мне кажется, что сегодня в отличие от начала века тема терроризма для нее не очень выигрышна. Теперь ей выгоднее не мобилизовать общество, а держать его в расслабленном, сонном состоянии, поэтому она постарается побыстрее забыть о трагедии».

Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий: «Я не думаю, что власть будет использовать эту трагедию в политических целях и для проведения каких-то реформ. Вертикаль власти и так выстроена — дальше укреплять уже некуда. Разве что к губернатору еще и генерал-губернатора из Москвы приставить. Законодательство уже и так предельно жесткое. Поэтому решения могут быть чисто техническими — замена неэффективных руководителей в милиции, например. Возможно, будет пересмотрен вопрос о сокращении транспортной милиции. С учетом уязвимости транспорта ее впору, наоборот, расширять. Можно ждать активизации деятельности Хлопонина по улучшению социально-экономической ситуации на Кавказе. Бедность в этом регионе — одна из причин нестабильности в масштабах всей страны».

Эдуард ЛИМОНОВ, лидер «Другой России»: «Мне кажется, власти используют возможность запретить массовые мероприятия. Когда происходят подобные вещи, обычно режим делают более строгим. Одной из мер может стать запрещение публичных митингов. Мы в свою очередь будем друг с другом разговаривать, будем думать, что делать, и будем следить за действиями правительства и в течение дня решим, выходить ли на «митинг несогласных» 31 марта».

Сергей МИТРОХИН, лидер партии «Яблоко»: «Я не знаю, на что наша власть способна, но могу сказать, что нужно сделать. Выявить не только преступников и организаторов, но и разобраться, почему правоохранительные органы оказались не в состоянии предотвратить эти теракты. И здесь должна наступить персональная ответственность.

Однако на деле мы скорее всего увидим отсутствие реальных действий по улучшению работы правоохранительных органов и использование ситуации в политических целях — для усиления давления на оппонентов и политических противников».

Марина Юршина, Михаил Зубов, Данила Розанов, МК

Читайте также: