«Бей геев!» как инструмент большой политики: опыт Гитлера

Победа Национал-социалистической рабочей партии Адольфа Гитлера на выборах в рейхстаг положила начало массовым репрессиям. Коснувшихся и десятков тысяч немецких геев. Сегодня в России идет дискуссия о способах преследования за «пропаганду гомосексуализма». Есть ли сходство между Веймарской республикой и современной Россией?

 На этот вопрос отвечает историк Елена Съянова, специалист по истории Третьего Рейха.

После победы нацистов на парламентских выборах 1933 года власти под предлогом защиты «традиционных ценностей» запрещают деятельность ЛГБТ-организаций, попустительствуют погромам в гей-клубах, публично сжигают книги о гомосексуальности. Начавшиеся репрессии были в основном направлены против геев.

По данным Мемориального музея Холокоста (США), за годы нацизма около 100 тысяч мужчин были арестованы по уголовному обвинению в гомосексуальности, около половины из них оказались в тюрьмах и концлагерях. По-прежнему не установлено, сколько геев были кастрированы по решению суда и отправлены в психлечебницы.

Только в 2002 году правительство Германии принесло официальные извинения ЛГБТ-сообществу за действия нацистов.

– Не напоминают ли действия российской власти против секс-меньшинств первые решения нацистской партии после ее прихода к власти?

— Сейчас в России пытаются ввести законы, укрепляющие нравственность, но только говорят и ничего не делают. А нравы падают всё ниже и ниже.

Веймарская республика тоже распустила нравы. И Гитлер попал в болевую точку: он обещал чистоту нравов, и общество полностью его поддержало.

Но есть и второй аспект, о котором забывают. Уже в 1933 году Гитлер понимал, что в будущем ему придется опереться на кадровых военных – на костяк прежних вооруженных сил, из которого нужно было сделать имперскую армию. Обязательно нужна была прослойка кадровых офицеров.

Его коллега по нацистской партии Эрнст Рем, считал себя и своих штурмовиков заменой кадровому офицерству. Параллельно строительству армии, которое начал Гитлер, Рем занимался строительством собственных партийных вооруженных сил. Гитлер прекрасно понимал, что рано или поздно эту деятельность ему нужно будет пресечь.

С его санкции и началась кампания за борьбу против гомосексуализма в армии. А гомосексуализм Эрнста Рема – это не сплетня или домысел, это факт. Репутацию Рема нужно было окончательно угробить в угоду высшему командному составу, на который Гитлер планировал опереться. Кстати, когда с СА и Ремом будет покончено, «антигомосексуальная» пропаганда заметно ослабеет. С середины 1930-х годов гомосексуализм в Германии устранен как явление, на которое общество обращало внимание.

— В России многих удивляет, что закон о «пропаганде гомосексуализма» принимается властью, среди которой тоже немало геев. А в окружении Гитлера геев было много?

– Хотя вокруг этого ходит много домыслов и сплетен, по моему убеждению, ничего подобного в окружении Гитлера не было. Ни он сам, ни его помощники, ни его довольно близкий друг Рудольф Гесс. Все они прошли Первую мировую войну, где многие из них так или иначе столкнулись с этим явлением. Кто-то что-то наблюдал; может быть, кто-то даже попробовал, но настоящим, полноценным гомосексуалистом был только Эрнст Рем.

– Иногда закон о «гей-пропаганде» сравнивают не с нацистской Германией, а с советской Россией. Там, по мнению многих историков, статья об уголовном наказании за гомосексуальность существовала только для тех, против кого фабриковать дела. Вы согласились бы с этим?

– Когда нужно было посадить человека за политические убеждения, одним из компонентов могло быть такое обвинение. Но оно использовалось только тогда, когда в обществе накапливалось ощущение, что гомосексуализм сильно распространен, то есть когда это обвинение можно было наложить на общественное мнение. Грубо говоря, общество можно было накачать. Но эти периоды не такие уж частые в истории.

Происходящее, скорее, напоминает ситуацию, в которой нужно было угробить Рема: ровно тогда об этом слишком много стали говорить. Не знаю, кого нужно угробить сейчас. Мне всегда казалось, что разговор о якобы широко распространившейся гомосексуальности – это какой-то прием, способ и метод. Нынешняя российская власть провозгласила основным общественным принципом извлечение прибыли, а эта идея не работает, всё разваливается.

Примерно так же функционировала Веймарская республика в самом конце. Бесконечное отмывание денег, бог знает кто ворочал огромными деньгами, работающие люди получали копейки.

– И этот законопроект – дешевый способ заработать общественную поддержку?

– Не знаю, дешевый или нет, но это попытка пыль вытереть. А под этой пылью всё уже сгнило.

– В Германии с 2001 года геям и лесбиянкам можно регистрировать гражданские союзы – всего через 60 лет после того, как их отправляли в концлагеря. Как немецкое общество сумело вылечиться от гомофобии после краха нацизма?

– После краха нацизма немецкое общество лечилось от более серьезных вещей. Они оказались в разрухе и нищете. Гибель Третьего рейха была огромным нравственным сломом, психологической катастрофой для каждого немца.

Дело в том, что немецкая нация до и после реализации «плана Маршалла» – это две совсем разные нации. Новую послевоенную нацию очень бережно и очень правильно демократически взращивали. Наверное, это бережное и аккуратное взращивание и привело к достаточно позитивным результатам.

Автор: Кирилл ФИЛИМОНОВ,  «Совершенно секретно»

Читайте также: