Как меня в Стамбуле взяли в плен из-за бутылки водки

Шёл третий (и предпоследний) день моего отдыха в Турции. Я вёл себя, как заправский европенсионер: обошёл все мечети и катакомбы, покатался на пароме и даже сохранил жетончик на счастье, пару раз заблудился, пошлялся по стройкам (случайно), попарился в местной бане, ел всё, что можно было съесть, почти не пил. В целом, это был абсолютно нетипичный для меня отдых, но, если уж отправился один на ноябрьские праздники в Стамбул проветрить мозги, то будь добр — веди себя пристойно.

 Так вот, за эти три дня я успел выполнить всю культмассовую программу, которую запланировал ещё до вылета, и бесцельно шатался по Истиклялю в поисках развлечений. Путешествию определённо недоставало какой-то изюминки; не люблю я возвращаться и рассказывать, мол, veni, vidi, vici — и ничего не натворил. У меня есть в запасе тысяча и одна глупая история, начиная от мытья в женской раздевалке в болгарском аквапарке ночью в дупель пьяным и заканчивая разговорами с китайским драконом и поисками Нарнии в Амстердаме.

Пока я предавался раздумьям, чем бы занять пару часов между тёплым молоком с мёдом и сном, покуривая в стороне от основного людского потока, ко мне подошёл паренёк и попросил огня. Мы разговорились. Оказалось, что его зовут Омер, ему 26 лет, он архитектор из Дубая. Слово за слово, мы решили пойти выпить пива за знакомство.

Омер угощал, мы болтали, он показывал какие-то фотки на своём айфоне модели «лопата», только-только появившейся на рынке, и вообще не производил впечатления какого-нибудь аморала, которыми кишел туристический центр Стамбула. В какой-то момент Омер предложил перебраться в клуб. По-хорошему, мой мозг должен был сказать мне: «Дружище, ты чего? Какой, в жопу, клуб? У тебя вылет завтра, да и ты его первый раз видишь».

Вместо этого он голосом Михаила Боярского прокричал: «Хэй-хэй, приключения!». К слову, я даже в Москве клубы не люблю и не бываю в них, ибо танцую, как поломанный Буратино, и вообще считаю, что нет ничего лучше хорошего бара с адекватными ценами, приятной музыкой и барменами, которые знают тебя в лицо. Но сейчас не об этом.

Итак, Омер бодро подвёл меня к какому-то клубу. Мы зашли внутрь: фейс-контроль, дорого-богато, охранники с каменными лицами. Всё, как надо. Красный бархат, позолота, лифт, большущий зал, вот только подозрительно пустой. В центре этого абсолютно пустого зала обнаружилось углубление, в котором стояли столики и в свете софитов расположилась стайка проституток, штук 15 — 20. Вот тут я уже напрягся, потому что место, несмотря на весь деланый пафос, производило впечатление дешёвого притона, а провести последний вечер в Стамбуле в борделе мне как-то не очень хотелось.

Пока я метался между желанием убежать оттуда как можно быстрее и нежеланием обижать нового знакомого, мой мозг помимо моей воли дал команду моему рту, который тут же выдал:
— Ну, ты эт, закажи по одной водке, мне здесь как-то не нравится. Я в туалет, хряпнем, да пойду, а то вставать рано.

Само собой, когда я вернулся, меня ждали бутылка Абсолюта и шесть Рэд-Буллов. К тому моменту я уже смирился с тем фактом, что с меня за этот набор состригут последние сто евро, поэтому оставалось только одно — не отступать и не сдаваться. Всё шло вроде бы даже неплохо, мы сидели и трепались об архитектуре и других не особо интересующих меня вещах, когда к нам подошёл метрдотель и торжественно объявил: «Девочки прибыли!». Девочками оказались две дамы, каждая из которых была раза в два старше меня и толще примерно в такое же количество раз.

На моё вялое «Эээ, здрасьте… наверное» одна из них тут же выпалила: «Я из Тегерана, там сынишка остался, вот, зацени», после чего она подсела ко мне и стала показывать фотки какого-то чумазого спиногрыза.

В этот момент красная лампочка в моём мозгу замигала с особой силой: «Валить отсюда срочно!».

Пока я пытался доказать Омеру, что девочки нам в этот раз точно не нужны, особенно такие, «девочкам» принесли по бутылке шампанского. Омер, приводя весомые доводы в стиле «Лучше такие девочки, чем никаких», наливал, мы с ним снова выпили, «девочки» присоединились и опрокинули по бокалу.

Через минут пять я понял, что ни за какую водку я здесь больше не останусь, и попросил счёт. Да, я ожидал, что будет дорого. Но в пределах тех ста евро, которые ещё грели мой карман. Метрдотель кабанчиком куда-то метнулся и вернулся с кусочком бумаги, на котором было коряво написано четырёхзначное число в лирах, которое путём нехитрых математических манипуляций превратилось в 3200 долларов.

ТРИ МАТЬ ИХ ТЫЩИ ДВЕСТИ ДОЛЛАРОВ ЗА СРАНУЮ БУТЫЛКУ ВОДКИ!

Красная лампочка в голове мигала с утроенной частотой. Мило улыбаясь, я сказал своему новоявленному товарищу, который с охотой вызвался оплатить свою половину счёта карточкой, что сейчас сниму наличку около входа и вернусь. Тут же материализовался охранник, который участливо проводил меня до банкомата, увидел, что карта моя дебетовая, да ещё и практически пустая, после чего так же участливо препроводил меня к ним в подсобку. Запахло жареным.

Здесь опять же требуется небольшое лирическое отступление. Пока я строил дурачка в подсобке турецкого клуба, продумывая пути отступления, мои друзья в России отошли от празднования Хэллоуина и собрались на квартире одного из них немного выпить и спокойно посидеть.

— Привет. Да, я ещё в Стамбуле. Нет времени объяснять, мне нужно 70 000 рублей на карточку. Срочно. Да, вопрос жизни и смерти. И косарь на телефон. Отключаюсь.

Косарь на телефон пришёл сразу же, а вот с оставшейся суммой вышла проблема. Так уж получилось, что ночью в праздничный день московские банки имеют обыкновение не работать, а перевод между картами разных банков занимает до трёх дней. Вылет мой был запланирован через 10 часов. Ну, вы понимаете, да?

Ещё пару раз созвонившись, мы с друзьями пришли к выводу, что перевести деньги сейчас не получится, можно только с утра через Western Union. В итоге мы коллективно решили попридержать коней (благо, господа басурмане по-нашенски не размовляют) и потянуть время.

Туркам я сказал, что деньги уже переведены и капнут или с минуты на минуту, или только через три дня — как повезёт, а ещё на всякий случай друзья мне кинули столько же через WU, но вот незадача, откроется он только в восемь утра, а сейчас два часа ночи. Три раза они грозились вызвать ментов (думается мне, продажных до мозга костей), три раза я включал всё своё обаяние и забалтывал их. Трудно не быть очаровашкой, когда рядом с тобой лежит ротвейлер, голова которого больше твоей, а на тебя зло смотрят три мордоворота из фильма «Жмурки», разве что без малиновых пиджаков.

За те почти четыре часа, что я провёл в подсобке, в коридоре непрерывно разводили таких же лопухов, как и я, но у которых были хоть какие-то деньги. Они откупались и уходили, а я сидел и пил чай в подсобке с собакой.

В итоге, путём бесчисленного повторения мантры «Я честный русский, всё отдам, но только с утра, сами понимаете» мне удалось сломить оборону противника. Переписав имя-фамилию, телефон и адрес моего геста, меня отпустили. Отпустили, не взяв ни копейки, оставив мне мой паспорт и все мои вещи.

Не веря своему счастью, я побежал в номер. По дороге позвонил друзьям, они в последний момент забронировали мне билет на самолёт, вылетающий в шесть утра. До своего рейса в полдень я не мог терпеть, надо было валить и как можно быстрее. Я помылся, собрался, слетел на первый этаж, перебудив остальные четыре. Разбудил главного, поблагодарил его, пообещал оставить хороший отзыв на букинге (обещание, кстати, сдержал). На всякий случай попытался выйти через заднюю дверь, которая оказалась дверью в кладовку, за что получил полный непонимания заспанный взгляд хозяина.

Такси, чемодан, аэропорт, Москва.

Уже по возвращении я прочитал с десяток точно таких же историй (Омеры менялись, но суть оставалась той же). Чуть ли не каждый пятый одинокий мужик в Стамбуле поддаётся на этот развод, и «Хэй-хэй, приключения!» превращаются в четыре цифры в долларовом эквиваленте. Поэтому, если соберётесь в Стамбул, подумайте дважды.

И берите водку с собой.

Автор: Павел ака «Мистер Инот»,  batenka.ru 

Читайте также: