Розыскники. Житие опера, т.е. «быт» (из записок районного опера)

Скажем, не очень часто, но и не так чтоб редко — кончает самоубийством кто-нибудь из ментов… Начальству это – позор! «Как же так?! Милиционер должен спасать чужие жизни, а не сам лезть в петлю, и уж тем более (окончательное позорище!) стреляться из табельного оружия! Налицо – ослабление на местах воспитательной работы с личным составом. Немедленно усилить оную! Об исполнении — доложить!..» Такие примерно СТ рассылаются веером по всем РОВД, и начинается кипеж… Самоубийства

…В дежурной части РОВД есть телеграфный аппарат, по которому нам регулярно шлют так называемые СТ («служебные телеграммы»): очередные приказы, указки, напоминания, ориентировки, прочий админширпотреб…

Начальник райотдела просматривает его, определяя, кто персонально из личного состава вверенного ему РОВД должен быть с этими СТ ознакомлен.

Захожу я, к примеру, в дежурку по текущим делам, а там мне тут же тычут под нос очередную «эстэшку»: «Ознакомьтесь с содержанием, и распишитесь в том, что – ознакомлены…»

Первым делом — расписываюсь, потом второпях (время не терпит, меня, как обычно, уж ждут в 3-4 местах!) читаю… Ага, «… участились случаи квартирных краж через форточку в утреннее время… Предлагаем оперуполномоченным «территорий» и соответствующих «линий» РОВД города провести следующие мероприятия…» Чухня!.. Что можно сделать в моих конкретных условиях — я и без всяких напоминаний делаю, а остальное — маниловщина… Бумаготворчество, сладкие мечты руководящих долбоёбов!..

Но есть «эстэшки» поинтересней…

Скажем, не очень часто, но и не так чтоб редко — кончает самоубийством кто-нибудь из ментов… Начальству это – позор! «Как же так?!. Милиционер должен спасать чужие жизни, а не сам лезть в петою, и уж тем более (окончательное позорище!) стреляться из табельного оружия! Налицо – ослабление на местах воспитательной работы с личным составом. Немедленно усилить оную! Об исполнении — доложить!..» Такие примерно СТ рассылаются веером по всем РОВД, и начинается кипеж…

Как в прошлом месяце, например. Тогда в соседнем районе повесился участковый. В сводке происшествий по городу профессия покончившего с собою — не указывалась. «Наложил на себя руки гражданин такой-то», и — точка, но все в городе прекрасно знали: гикнулся – с в о й!..

На непосредственное начальство усопшего немедля наложили служебные взыскания, от выговора и выше. Прочие чины во всех райотделах служебной телеграммой предупреждались: «Не взирая на неуклонную заботу руководителей государства о… …некоторые сотрудники безответственно относятся к своему здоровью, и даже… Усилить…Укрепить… Поднять на должный уровень… Незамедлительно!.. Об исполнении — доложить!..»

Начальнику райотдела до пенсии оставалось всего — ничего, и он струхнул, представляя, как кто-либо из его подчинённых тоже нахально повесится, утопится, а то и вовсе стрельнётся, , тем самым безнадёжно испохабив предстоящий в скором времени торжественный уход своего шефа на заслуженный отдых!.. Да за такое — ещё и попрут с позором… Ужас!..

СТ содержала 10 пунктов мероприятий, проведение которых, несомненно, полностью избавляло личный состав от подловатой манеры кончать с собою, подводя тем самым своё начальство… А именно:

1. Провести беседу…

2. Помочь с решением бытовых проблем…

3. Ликвидировать задолженность по заработной плате…

4. Улучшить жилищные условия…

5. Побывать в гостях у подчинённых, ознакомиться с их заботами и

и нуждами, поддержать морально…

Ну и ещё пять пунктов столь же бесценной отеческой заботы, — всего я не запомнил… Как первую половину пунктов одолел — такая ржачка одолела!..

Ну вот, значит, и кинулся наш начРОВД по той «эстэшке» меры предпринимать… Помочь, посодействовать и ликвидировать – сложновато. Ни денег для этого, ни ресурсов, а про жильё для подчинённых — вообще молчу…

Самое реализуемое – «провести беседу». Вот подполковник эту самую беседу и провёл… Собрал личный состав райотдела в актовом зале, сперва торжественно зачитал текст СТ, потом — толкнул речь…

Фактически задачей было — убедить офицеров, сержантов и рядовых в том, что кончать с собою (в особенности — из табельного оружия!) нельзя ни в коем случае!.. Что житуха — не такая уж и «невыносимая», как некоторым, быть может, кажется на первый-второй, да отчасти даже и на третий взгляд… Как говорится — виден уж свет в конце тоннеля!.. Но даже и не алей ясные проблески светлого будущего, — ну и что?!. Жить-то всё равно надо, коль уж взбрело нам в голову родиться… И не хочется, а — надо!..

Говорил товарищ подполковник с трудом, запинаясь на каждой фразе, с непривычки не сразу находя нужные слова. Обычно у него через каждые два-три слова — мат, вроде: «ты — опер, или — хрен в стакане?!», или же: «тебе, манда солённая, уж сто раз было говорено…»

Но сегодня так – нельзя. Нынче особенные день — нужно морально укрепить обессиленный дух личного состава!.. Перейди наш начальник на более привычные бодряцкие — матюки, — и кто знает этих сук-подчинённых?.. С горя закручинятся, побегут в оружейную комнату за табельными с т в о л а м и, да и хором — застрелятся!.. Во будет картинка!..

Так что – ни матюков, ни намёков на былые и частые сношение с нашими родительницами, ни привычных разносов умственно-физических возможностей личного состава («Уроды!.. Мурло безрукое!.. Вы ни на что не пригодны!..») сегодня не звучало.

Наоборот, с некоторой удивлённостью в голосе подполковник вдруг констатировал: «Да мы ж, товарищи, работаем не так чтоб совсем уж и плохо… Среди прочих РОВД города, к примеру, по итогам квартала — занимаем почётное 4-е место по основным показателям, а это — о многом говорит!..»

Мрачно нахохлившиеся опера, участковые, следователи и прочий ментовский люд немо внимал пламенному докладу. Давно в печёнках была прежняя ругань шефа, но и нынешние похвалы тоже — не радовали… Скорей заткнул бы фонтан красноречия, дедуган геморройный!.. Всё равно реально улучшить ментовскую доли он не захочет, да и захоти – так не смог бы, так какого хрена тогда надрываться?!.

Чтоб подчинённые с собою чего не натворили?.. Так никто из них пока что на тот свет не торопится… Не Дауны, чай… Может, и отупели от тягот службы, но всё ж — не до такой степени!.. Замочишь себя — кто потом о твоих детишках побеспокоится?!. Не этот же… козёл крикливый!..

«Я на вас надеюсь, товарищи!» — с бодрой улыбкой подытожил подполковник. Глухо отмалчивающийся до самого конца личный состав тотчас угрюмо потянулся к выходу…

Больше по данной СТ не делалось ни фига!

Ещё некоторое время, дня три-четыре, на оперативках и в личном общении начРОВД старался воздерживаться от разносов, а потом – понеслось по накатанной: «Трах-тарарах! Туды-сюды!.. …твою в гайдалку!.. Кто так работает, пидорасы?!. Я вам кто – попка-дурак, чтоб сто раз повторять?!. Не т а к надо, а – э т а к!.. Трам-бам!.. Да я – вас!.. …всех!.. …многократно!!!», и так далее…

Ага, чуть не забыл: в одно из воскресений припёрся ко мне домой замначальника угрозыска. — знакомиться с заботами и нуждами……

Притащился как нельзя более некстати: у нас с женой был маленький семейный междусобойчик – выясняли, нормальным ли тоном я на её вчерашних именинах общался с тёщей, или всё-таки был слегка «хамоват, агрессивен и нагл»… Но делать нечего, — не выгонять же пинками?!.

Усадили гостя за стол, налили полную тарелку борща, положили краюху хлеба… Полопал неспешно, затем так же неспешно и неразговорчиво искурил у меня на кухне полпачки моей же «Примы», повздыхал, вежливо попрощался с женой, и — ушёл, так и не поинтересовавшись, что ж у меня на душе, какими проблемами я тревожусь, и чём лично он смог бы в решении этих проблем помочь…

Да-а-а!.. Чтоб с такой могучей моральной поддержкой да и ухитриться пасть под ударами судьбы — это ж смешно и представить!..

Но почему же в целом такой терпеливый ментовский люд иногда всё ж впадает в отчаяние, рывком выбрасывая себя из жизни с перекошенной от горя физиономией?!. Причины — у всех на виду…

Зарплата — мизер. У меня, к примеру — всего лишь 50 долларов (данные — на конец 1999-го года), и то — недавно всем должностные оклады повысили, в полтора раза!.. Причём и эти копейки платят нерегулярно (обычно лишь перед очередными выборами всю задолженность по ментовской зарплате враз ликвидируют)

Руководство запрягло нас как лошадей. Сто обязанностей! Хоть с одной из них не управишься вовремя — задолбают во все дырки… Работаешь как проклятый, без материальных и моральных стимулов, почти без выходных…

Ни малейшего удовлетворения от работы, а уходить – некуда, везде – одно и то же… Нигде тебя не ждут, никому ты не нужен… А уволишься — ещё долго люди будут плевать тебе в спину: «У-у-у, ментяра!..»

Безнадёга полная!.. При таком раскладе удивляйтесь не тому, что кто-то на себя руки наложил, , а тому, что остальные – не накладывают!..

Всем нужны бабки!

…А то вообще — цирк…

Спустя неделю после «заботливой» СТ пришла другая, «деловая». ЗамначгорУВД сердито интересовался, почему охреневшие от безделья РОВД недостаточно добросовестно раскупают у фирмы «Иван» перекидные настенные календари с милицейскими сюжетиками?..

Все знали, что некоторое время назад начальник городского УВД собственноручно заключил договор с вышеупомянутой фирмой на издание этих календарей массовым тиражом. Главным украшением их было огромное цветное фото самого начальника горУВД. Мужественно насупив самодовольно-откормленную ряшку, он всматривался в туманные дали, явно прикидывая, к какому из упомянутых в календаре месяцев следующего года ему наконец-то удастся одержать полную победу над местным криминалом…

Были на том календаре и другие любопытные картинки: дежурный УВД за пультом, Доска почёта городского УВД, выезд экипажа на патрулирование, и т.д. Стоило это фуфло три с половиной доллара. Причём фирме заранее гарантировалось, что 100% тиража будет раскуплена самими ментами.

И вот теперь, после выпуска тиража, сверху вниз спустили разнарядку по РОВД, указав, сколько десятков штук перекидного календаря фирмы «Иван» должен приобрести каждый из них. А райотделы и рады б стараться, но собственного безнала в каждом из них – кот наплакал. Единственный выход для начальника РОВД — указать подчинённым, кто из них должен те самые ПК приобрести за свои кровные…

И всё бы ладушки, да вот незадача: у получавших зарплату в последний раз два месяца назад подчинённых бабок – НЕТ!..

Тогда наш начальник, недолго думая, распорядился вычесть стоимость расписанной на нас части тиража календарей из ожидаемой в будущем зарплаты проштрафившихся или же просто чем-либо не приглянувшихся ему сотрудников…

Тотчас начался дикий ор, и попавшие под удар сотрудники, словно ошпаренные, забегали по райотделовским кабинетам, а некоторые — даже решились пожаловаться на самодурство руководства в облУВД…

«Внедрилам» чудо-календарей пришлось попятиться. В других райотделах, надо полагать, наблюдалась та же картина… Вот почему основная часть тиража так и осела неликвидом на складах фирмы…

Кто в результате первым пострадал?.. Конечно же — начальник горУВД! И не имея сто пядей во лбу, легко догадаться: имел он от сделки с «Иваном» комиссионные. А теперь, получается, они сгорали синим пламенем!..

«Примите срочные меры!» — взывал обидевшийся за своего босса замначгорУВД.

Гм… Будем надеяться, что нашу зарплату всё-таки оставят в покое… Есть же и другие варианты, ей Богу!.. Самый правильный — чтоб весь тираж календарей руководство выкупило на свои личные сбережения!

Если этот вариант не подойдёт (а он — не подойдёт, не сомневайтесь!), тогда есть другой: каждому РОВД определиться с размещёнными на территории «его» района предприятиями и частными фирмами, «раскидав» означенную сумму между ними, и получив её, в обмен на какие-то услуги…

На бумаге смотреться это будет как «оказание предприятием райотделу единовременной материальной помощи на проведение политико-воспитательной работы»…

В реальности картинка такова… Наш подполковник, наезжает на какой-либо из находящихся на территории района заводов покрупнее, проведя переговоры с директором завода и главбухом. У каждого завода есть куча требующих быстрого решения вопросов, и органы внутренних дел во многом способны в этом посодействовать…

Один из вариантов: услуги заводу со сторону ГАИ. Регулярно кому-либо из водителей требуется выдать новые права взамен утерянных, либо вернуть права, ранее отнятые автоинспектором за нарушения, или сделать что-то ещё, подобное… Сделать это можно быстро и дёшево, а можно — долго и за большие бабки… Какой вариант предпочтительнее?.. То-то!..

Иногда делают так: получившие соответствующие инструкции инспектора ГАИ «наезжают» на водил какого-то конкретного завода, останавливая и штрафуя их чуть ли не каждодневно, и по многу раз. А затем на данном заводе появляется начальник РОВД, лыбится: « Хотите, чтобы мои хлопцы слезли с ваших шоферюг?.. Платите!..»

Тем деться некуда – платят… Хорошая и действенная схема!..

Её минус: общая сумма денег и матценностей, которые каждое из РОВД способно выкачать из «своих» заводов и фирм, имеет свой предел. И если сегодня ты вытряс из заводоуправления какого-нибудь «Машмехмата» энную сумму дензнаков за в принципе абсолютно не нужные райотделу, но навязываемые вышестоящим руководством календари, а завтра тебе самому (или твоему подразделению, что в принципе – одно и то же) понадобится ещё одна энная сумма, и ты сунешься за нею на тот же «Машмехмат», то тамошний директоришко в ответ скривит губу: «Позвольте, уважаемый… Ваш лимит получения матпомощи от нас в текущем квартале – исчерпан!..»

И фиг от них хоть грош сверх того лимита получишь…

А тем же гаишникам, например, куда выгоднее свои услуги заводу оказывать не в обмен на идущие в чужой карман бабки, а, скажем, за пару бочек бензина, так необходимого патрульным экипажам…

Так что сто раз подумаешь, вешать ли на свои кровные «кормушки» те самые, нужные «вышестоящим» перекидные календари, или же — послать вышестоящих вместе с этими календариками — на хрен?!.

…Иногда и нам, рядовым операм, выпадает лафа – появляется редкая возможность самому с какого-нибудь крупного предприятия что-нибудь «скачать» на вполне легальных основаниях…

Допустим, со склада того же самого «Машмехмата» неизвестные лица похитили восемь комплектов резины к «ЗИЛу». Заводчане тарабанят заяву в ментуру, материал передают мне (завод – моя «территория»).

Приезжаю, смотрю на тот угол в складе, где (по словам юркого кладовщика) ранее лежали шины, брезгливо морщу носик: «Ой, а может – никакой кражи и не было, а просто – задевали куда-то, а сейчас — не вспомните, куда именно…»

Моя тактика понятна: до конца полугодия осталось всего — ничего, раскрыть кражу быстро вряд ли удастся (да и удастся ли – ещё вопрос!), вот и повиснет «глухарём» на показателях… Надо мне это?.. Не надо!..

Поэтому первейшее моё побуждение – написать отказной материал типа: «…признаков кражи не обнаружено, налицо – служебная халатность и небрежное ведение отчётности, в возбуждении уголовного дела – отказать!..»

Но у директора завода совсем другие задачи, одна из которых — как-то списать давно пущенные «налево» (возможно – тому же РОВД в обмен на услуги1) 80 комплектов резины, и произошедшая кража – очень кстати… Вписать в бумаги, что не 8 комплектов похищено, а 80-т — вот и весь коленкор!..

Иногда о возбуждении уголовного дела в таких случаях руководитель предприятия лично просит начальника райотдела, но на этом уровне подобная услуга обойдётся недешево, а вот если поговорить со мною, опером, и смазать мне ладошку парочкой ассигнаций – вмиг кражу горы колёс я и зарегистрирую!..

И пусть потом начальник угрозыска на оперативке дивится: «Какого лешего ты дал ход материалу?! Там же «глухарь» явный!..» Да так вот и дал, товарищ майор, что жить же мне как-то надо…

Если случится невероятное, и те самые 8 украденных комплектов найдутся (найтись они могут только случайно, потому как, по вполне понятным причинам, в данном случае я их стараюсь НЕ НАЙТИ), то — не беда, «раз этот вор украл только 8 комплектов, то, значит, остальные 72 комплекта украл кто-то другой, теперь будем искать его…» После чего дело об остальной резине выделяется в отдельное производство…

Что на выделяемые милиции государством средства прожить не сможет ни она в целом, ни каждый из её сотрудников по отдельности — это факт. И как они в этих условиях всё-таки ухитряются выжить — догадывайтесь сами…

Мои бытовизмы

С юности моя мечта – накачать мускулы как у Шварценеггера. Но режим работы розыскника начисто лишает такой возможности. Это только в кино опера угрозыска в разгар рабочего дня в спортзале, в перерывах между спортивными упражнениями, обсуждают свои проблемы… У нас же, реально здесь работающих, на подобное времени нет и быть не может. Разве что опера из УБОП имеют возможность спортом баловаться, да плюс к этому – ОМОН, который специально для силовых разборок и держат… Для меня же это — одни мечты…

Но и имей я больше свободного времени – ну и что?.. Для накачки мускулатуры нужно полноценное обильное и качественное питание. Откуда его взять, — при моей зарплате?.. Так что красуются бицепсами у нас только те, кто занимался спортом на гражданке, ещё не успев растерять прежних форм…

Попади к нам на работу сам Шварценеггер — и тот стал бы стремительно меняться… Усох бы Терминатор, спал в объёмах, скукожился, исчезла бы непробиваемая самоуверенность его физиономии, научился бы любезить, извиваться словесами вокруг фактов и вымыслов (каждодневно с родным начальством приходится общаться, ядри его мать — обучишься всякому!)… И не монументальным шкафом двигался бы он теперь по жизни, а – юрким сперматозоидом… Пожалуй, что и не снёс бы столь крутых перемен в себе — заскучал бы, загрустил, а то и – загнулся бы от тоски в два счёта!..

Крупным людям (большим и внешне, и внутренне) в угрозыске слишком тесно… Слишком низко приходится наклоняться!

С деньгами – вечная запарка. Иногда прилично пообедать (да что там прилично – хотя бы безбедно!) – и то неразрешимая проблема. Когда в карманах – ни шиша, и из дома на обед практически взять нечего…

Ладно, если есть возможность наехать на какого-либо ларёшника, и раскрутить его на кус негалимой колбасы, но не каждый же день коту – масленица!..

И, как всякий уважающий себя опер-«территориал», я стараюсь иметь на своей «земле» несколько квартир, куда можно временами заходить и — кушать… Иногда это прикрывается оперативным интересом (скажем, вербуешь человека в агенты, и доишь из него информацию, а во время визитов к нему- перекусываешь!), но чаще — личными мотивами…

Рассуждая теоретически, наилучший вариант — квартира с любовницей. Прибежал в час дня, трахнул тёлку в ускоренном темпе, нажрался от души, и к двум часам бегом обратно – на службу…

Но на деле тут – огромное количество нюансов.

Начнём с того, что тяжело регулярно совокупляться и с женой, и с любовницей… Особенно — когда жену любишь, и рвёшься отдавать ей все силы, оставшиеся у тебя после работы… Растратился на супругу ночью — и днём халтуришь с любовницей, а бабы этого не любят, особенно когда ты с нею — не «за так», а — за обед, который полагается отрабатывать…

К тому же, женщина — существо ранимое, с тонкой психикой, и ей надо, чтобы ты пообщался с нею, обнял, навешал ей на уши какую-нибудь нежную лапшу… Внушил надежду, наконец, что вот-вот разведёшься с э т о й, и женишься на ней!..

Нет у меня ни сил, ни времени в такие комедии играть, ей Богу!.. Лучше уж голодным похожу…

Итак, вынужденно отбросив «сексуальный» вариант, тихонечко разрабатываю более перспективные направления… Вот некоторые из них.

Казимира Леопольдовна, 59 лет, библиотекарша. Интеллигентная старушка, как раз в том возрасте, когда женщина ещё не превратилась в изъеденную жизнью каргу, но и уж не находит в себе решимости настаивать на переводе чисто дружеских отношений в сексуальные…

Год назад у Казимиры Леопольдовны один наркоман увёл из квартиры кучу редких книг, продав их по дешевке скупщику. А я, пожалев рыдающую женщину, и сутки ударно позанимавшись этим делом, изловил вора, и вернул книги владелице.

С тех пор она считает себя мне обязанной. И когда я заглядываю «на огонёк» — обязательно подкармливает. Я — не возражаю… Но и не забываю о такте, стараясь наведываться не слишком часто, чтоб не обременять её скромный бюджет.

В процессе кормёжки — ведём умные разговоры. Побеседовать с ней интересно, она много знает и помнит. Ей эти разговоры – и отдушина для души, и лекарство от одиночества, мне — школа жизни. Я ведь понимаю: воспитанности и культуры внутренней мне сильно не хватает…Опять же, образование – далеко от академического…

Беру у неё иногда книжки интересные почитать. Вначале она мне всё больше детективы давала, а потом, убедившись, что я не совсем чурбан, и литературу — посолидней… Потихоньку приучала к поэзии… Однажды даже всучила толстенный том «Мифов Древней Греции»…

О своей работе ей практически не рассказываю, знаю – не поймёт. Живёт в своём книжном мире, законов окружающей её реальной действительности — не постигает.

В её понятиях, к примеру, избить на допросе подозреваемого — значит совершать тягчайший грех… Ну как объяснить старорежимной барышне, что иначе –нельзя, что иначе — не получается?!. Узнай она в деталях, чем я на службе занимаюсь — пожалуй, отшатнулась б от меня в ужасе!.. Потому – и не узнает никогда…

Михаил Андреевич из около-спортивной среды. Где-то он — то ли тренером, то ли ещё кем-то… Я не раз пытался хотя бы немного позаниматься восточными единоборствами, вот однажды в спортзале за него и зацепился…

Он начал давать всякую литературу: у-шу, каратэ, сенсэи, прочая экзотика… Там — не только упражнение мускулов, но и духовная обработка своей личности, познание многих понятий, пришедших с Востока… Концепция восстановления кармы, сброс энергетического уровня и переход на другую позицию, подпитка тела энергией из космоса…

Заскакивал я нему я за очередной брошюрой, беседовали неспешно, а там – и обеденное время наступало… Неужто оставит голодным?!.

А вот ещё интересный персонаж…

Антон Антонович, литератор, тоже из живущих на моей «территории». Лет за сорок, шустрый, сухонький, любопытный… Во всё нос любит совать!..

Что-то интересное ему про свою работу рассказываешь — сразу ушки настораживаются, в глазках — огонёк, — «А нельзя ли поподробнее?.. А можно ли использовать в печати?.. Разумеется — не называя источника…» М-да…

Всю жизнь пописывал он статеечки на темы морали. Платили не густо, но жить было можно… Теперь подобная фигня в принципе никому не нужна. То есть печатайся сколько угодно, никто рот не затыкает – свобода слова, и всё такое… Но бабок на этой теме — не срубишь!..

И надумал Антон Антонович переключиться на криминал. За неё нынче платят несравнимо лучше!.. Вот и понадобились ему свои источники информации о происходящем в милицейско — уголовном мире… Тут-то я ему и подвернулся!..

Познакомились — у пивной бочки. За бокалом пива я случайно сболтнул, что парюсь в угрозыске. Он тут же в меня вцепился, усиленно стал знакомиться, уговорил заглядывать к нему в гости… Вначале это насторожило («не педрила ли?..»), потом понял — да нет… Писака!.. На моих рассказиках хочет денежку заколачивать!..

А я ж — не против, мне не жалко, пусть… Лишь бы делился иногда, хотя бы – подкармливая теми же обедами!.. Вот и столовничаю у него, минимум — раз в неделю…

Прихожу, усаживаюсь степенно в его продавленное полуразвалившееся кресло, рассказываю о текущих событиях в микрорайоне за истекший период: там-то тех-то — обворовали, а там – зарезали такого-то, а тут – хулиганка злостная приключилась, а вот там – тяжкие телесные, с возможной смертью пострадавшего (лежит сейчас в реанимации, и неясно, в какую сторону качнётся мечущаяся в истерзанном теле душа)…

Ну и, понятно, про наши милицейские делишки кое-что выбалтываю, о чём можно сказать постороннему, и что он потом не сможет использовать против моей «конторы», или же против меня лично…

Антон Антонович быстренько записывает, а потом уж, после всего, — ведёт на кухню и кормит… Не так чтоб и очень, — в зависимости от того, какой ценности были предоставленные сведения.

Дешёвка… Нет чтоб хоть раз угостил просто так, без выгоды!..

И ещё… Заметил я, как блестят его глазёнки при упоминании каких-либо кровавых подробностей совершённых злодеяний, как смакует он упоминаемые ужасные детали описываемых событий, вроде: «вывалившиеся из вспоротого живота кишки обвились вокруг её собственной шеи», или: «он схватил родную маму за горло, и бил головой о бетонную стену до тех пор, пока в стене не образовалась вмятина глубиной в полметра»…

Ещё и переспрашивал насчёт недопонятого, и видно было: к а й ф у е т!. Не литератор, а форменный садист…

Много есть таких, кто по жизни безобидная букашка, а в душах у них – лютые волки!.. Иногда истинная суть человека прорывается наружу, и тогда окружающие дивятся: «Надо же, такой всегда доброжелательный, а на 59-м году жизни — жену вместе с тёщей топориком на беф-строганов разделал!..»

Да просто в неудачный день сунулась жена под горячую руку… А тёщу — уж для компании оприходовал!..

Так что в душе своей Антон Антонович, поди, ещё черней и ужасней, чем многие из закрываемых мною криминалов… Просто они – глупые, потому и законы нарушают, а он – умный, и стремится на своёй кровожадности вполне легально ещё и бабло заколачивать!..

А-а-а, мне плевать… Лишь бы жрачку давал!

Рассказ не пожелавшего назвать своё имя сотрудника уголовного розыска записал Владимир Куземко

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: