Гангстеры послевоенного Берлина: банда Гладова

60 лет назад, 21 марта 1950 года, в Восточном Берлине начался судебный процесс по делу банды Вернера Гладова, более года терроризировавшей город дерзкими ограблениями ювелирных магазинов, обменных пунктов валюты, ломбардов, вилл богатых предпринимателей. Немеркнущий интерес к этому делу объясняется прежде всего личностью её главаря, которому на момент объявления и исполнения смертного приговора не было и двадцати лет. 

Наследник Аль-Капоне в послевоенном Берлине

В первые послевоенные годы Берлин, как и другие крупные немецкие города, захлестнула преступность.

Во второй половине 1945 года – 1948 году в Берлине (численность населения составляла в те годы около трёх миллионов человек) орудовали, по самым скромным подсчётам, 44 хорошо организованные криминальные группировки. Однако ни одна из них не оставила в памяти и современников, и последующих поколений берлинцев такой след, как банда, главарём которой был Вернер Гладов (Werner Gladow).

Год от года количество мифов и легенд вокруг этого имени растёт, появляются всё новые и новые газетные и журнальные статьи, документальные кинофильмы, телевизионные передачи, художественные произведения и пьесы, посвящённые Вернеру Гладову.

И действительно, фигура Вернера Гладова чрезвычайно колоритна. Казнённый в неполные двадцать лет, он отличался гибким умом, изобретательностью, властностью, необычайной дерзостью и безжалостностью, полным отсутствием моральных «тормозов» – словом, теми качествами характера, которые ныне называют харизматическими.

В детстве Вернер зачитывался разного рода приключенческой литературой, а также брошюрами из серии «Военная библиотека немецкой молодёжи», выходившими с 1939 года. В них прославлялись боевые подвиги солдат вермахта в годы Второй мировой войны в Польше, во Франции, в СССР, в Африке.

На чердаке своего дома в Берлине на улице Шрайнерштрассе (район Фридрихсхайн) Вернер как-то раз нашёл стопу книг с жизнеописанием знаменитого американского гангстера Аль-Капоне (Alphonso Caponi). Автор одной из них, немец, телохранитель Аль-Капоне, настолько подробно и ярко описывал преступления, совершаемые чикагскими бандитами, что эта книга стала своего рода справочником, учебником жизни для Вернера Гладова до конца его дней.

Вернер хорошо учился в школе, знания давались ему буквально на лету. В лагерях гитлерюгенда (Hitlerjugend, нацистская молодёжная организация) Вернер получил прекрасную спортивную подготовку, научился метко стрелять, владеть стрелковым оружием. 25 апреля 1945 года, добровольно записавшись в ряды фольксштурма (народного ополчения), тринадцатилетний Вернер подбил на улице Берлина из «фаустпатрона» советский танк. Раненый в левую руку, он не хотел покидать поле боя, но по настоянию пожилого фольксштурмовца вернулся к родителям, жившим неподалёку.

Первая добыча – фотопаапараты «Лейка»

После окончания войны немецкие органы юстиции и полиция, сформированные оккупационными властями, не справлялись с резким всплеском уголовщины в Берлине. Питательной почвой для организованной преступности всех видов и оттенков стал, прежде всего, чёрный рынок. Его главный центр располагался на Александерплац, за которой закрепилось имя «Алекс». Вернер быстро стал своим среди завсегдатаев «Алекса», зарабатывая лёгкие деньги мошенничеством, кражами, обманом, а порой и грабежом доверчивых покупателей.

К началу апреля 1948 года Вернеру Гладову удалось сколотить криминальную группировку. В её ядро (11 человек) Вернер ввёл, прежде всего, опытных уголовников, которые были в прошлом солдатами вермахта, фронтовиками. Все они беспрекословно подчинялись Вернеру, несмотря на то, что были намного старше. Например, Франц Редзински (Franz Redsinski). Он был старше Вернера на шестнадцать лет, награждён за храбрость Железными крестами первого и второго классов. На его счету до знакомства с Гладовом было девятнадцать преступлений.

В банду также вошёл Густав Фёльпель (Gustav Vlpel), весьма своеобразная фигура берлинского преступного мира. Фёльпель зарекомендовал себя во времена Третьего рейха не только как отъявленный спекулянт и мошенник, но и как идейный противник Гитлера. Он сидел в концлагере Дахау, побывал в штрафном батальоне. Статус «жертва национал-социализма», присвоенный после войны Фёльпелю, дал ему прекрасную возможность организовать нелегальную торговлю золотом и драгоценностями, добытыми бандитами Гладова.

Американские боевики о гангстерах, демонстрировавшиеся в берлинских кинозалах после войны, Гладов использовал как учебный материал, водил на эти сеансы своих друзей, анализировал вместе с ними криминальные акции, показанные на экране.

Первое разбойное нападение банда Гладова совершила 18 апреля 1948 года. Объектом стал фотомагазин на улице Ранкештрассе 3, недалеко от знаменитой улицы Курфюрстердамм. Расчёты Гладова на богатую добычу не оправдались: фотоаппараты «Лейка», выставленные в витрине, оказались муляжами. Впрочем, совсем уж в неудачи записывать это нападение нельзя: муляжи «Леек» были проданы на «Алексе» советским офицерам как настоящие.

После первого ограбления Гладов «лёг на дно»: нужно было осмыслить меняющуюся на глазах политическую ситуацию в Берлине.

Берлин – рай для преступников

С весны 1948 года отношения между прежними союзниками по антигитлеровской коалиции стали стремительно ухудшаться, набирала обороты холодная война.

В июле 1948 года три западные оккупационные зоны – американская, английская и французская – объединились в Тризонию, противопоставив себя советской оккупационной зоне. Разделение секторов и органов управления ими произошло и в Берлине. В германской столице возникли две параллельные, независимые друг от друга полицейские структуры со своими следственно-сыскными подразделениями.

С 21 июня 1948 года по 11 мая 1949 года СССР проводил экономическую блокаду Западного Берлина. В это время контакты между полицейскими управлениями Западного и Восточного Берлина были полностью прекращены, что создавало исключительно благоприятную почву для преступников, легко обходивших полицейские посты на границах секторов.

Полиция выходит на след банды

В октябре 1948-го – апреле 1949 года Гладов провёл ряд дерзких нападений в разных секторах Берлина, его жертвами стали, в частности, четыре ювелирных магазина, три пункта обмена валют, виллы богатых людей, ломбарды.

Гладов применял свой излюбленный приём: совершив преступление в Восточном Берлине, банда стремительно уходила в западные секторы и наоборот. С целью захвата оружия и боеприпасов Гладов со товарищи обезоруживали «восточных» и «западных» полицейских, в руки бандитов попало более сорока пистолетов. Бандиты Гладова практиковали также нападения на водителей такси и служебных автомашин. Автомобили они затем использовали, чтобы быстро переместиться к месту преступления. Водителей «вырубали» посредством повязки, пропитанной морфием, за руль садился член банды, профессиональный шофёр.

Между тем, тучи над головой Вернера Гладова постепенно начинали сгущаться. 32-летний комиссар восточноберлинской полиции Амандус фон Джигилевски (Amandus von Dzigielewski), систематизируя сообщения берлинских газет о череде дерзких ограблений в городе, пришёл к выводу, что «творческий почерк» участников этих акций во всех четырёх секторах одинаков.

Не ускользнуло от внимания комиссара полиции и то, что несколько раз жертвам во время ограблений удавалось сорвать с главаря чёрную маску, и тогда бросался в глаза его юный внешний вид.

 

«Гладов был для меня как маленький Гитлер»

Ограбление кассы продажи билетов на станции метро Hallesches Tor (Кройцберг, американский сектор) 1 июня 1949 года стало последним преступлением в послужном списке Гладова.

Третьего июня 1949 года почти все члены банды были одновременно арестованы по месту их жительства. Только с Гладовом произошла осечка: предупреждённый матерью, он начал стрелять, как потом выяснилось, из четырёх пистолетов.

Разгорелся настоящий бой, продолжавшийся 40 минут. В нём приняли участие группа захвата, полицейская команда и взвод солдат советской военной комендатуры. Когда к Гладову ворвались, он лежал без сознания в луже крови. Он получил ранения в шею, нижнюю челюсть, левую ногу.

Процесс по делу банды Гладова начался 21 марта 1950 года, закончился 2 мая 1950 года.

Гладов держался самоуверенно, спокойно. Он неоднократно утверждал, что считал себя преемником Аль-Капоне. Характерно заявление одного из обвиняемых: «Гладов был для меня как маленький Гитлер, я должен был беспрекословно ему подчиняться».

Общая стоимость награбленного бандой составила более 800 000 западных марок (одна западная марка обменивалась тогда на 4 – 6 восточных марок), на счету банды насчитывалось 325 преступлений, из них 127 тяжёлых, 34 разбойных нападения, два убийства. В составе банды насчитали, включая второстепенных участников, 92 человека.

К смертной казни были приговорены, кроме Гладова, ещё два бандита, к пожизненному заключению – один человек, остальные получили сроки от одного года до 25 лет. Все просьбы приговорённых к смерти о помиловании президент Германской Демократической Республики Вильгельм Пик (Wilhelm Pieck) отклонил. В ночь с 9 на 10 ноября 1950 года все трое были казнены на эшафоте во Франкфурте-на Одере.

Так мечта Вернера Гладова утвердить в послевоенном Берлине нравы американского Чикаго 1930-х годов, стать мультимиллионером, купить виллу на Ваннзее и ездить в бронированном шикарном лимузине ушла в небытие.

Яков Черкасский, Русская Германия

Читайте также: