Герой из крепости-героя

Сегодня о гарнизоне Брестской крепости, который в первые дни Великой Отечественной войны оказал беспримерное сопротивление противнику, вторгшемуся на территорию СССР, известно все или почти все. Однако так было не всегда. Говоря словами героя этого материала Самвела Матевосяна, у тех, кто выжил, «не жизнь была после войны, а наказание…» 

Преданые забвению

Брестской крепостью германское командование планировало овладеть с ходу, ранним воскресным утром 22 июня 1941 года. Эту задачу должна была решить 45-й пехотная дивизия с приданными артиллерийскими частями и при поддержке авиации. Боевой путь дивизии вермахта пролегал через Варшаву и Париж, но Брестская крепость прервала победную прогулку покорителей Европы. Героический гарнизон, отрезанный от остального мира, лишенный воды и продовольственных запасов, оказал врагу отчаянное сопротивление. Только в течение первого дня войны соединение потеряло при штурме Брестской крепости более 300 человек, в том числе 21 офицера.

Целых 15 лет, прошедших с победного 1945 года, о крепости и ее героических защитниках не было известно практически ничего.

Символом бесстрашия, несгибаемости российского солдата Брестская крепость стала благодаря усилиям журналиста и писателя Сергея Сергеевича Смирнова. Скажу без преувеличения, что Сергей Сергеевич в свое время был очень популярным в СССР человеком. Звездой, как выражаются нынче. Его исследования, посвященные событиям первых дней войны, возвращали из небытия ранее неизвестных героев, возвращал этим людям, прошедшим немецкие и сталинские лагеря, веру в справедливость.

Сразу после того, как Смирнов начал по крупицам восстанавливать события, связанные с обороной Брестской крепости, в поле его зрения в числе первых попало имя 29-летнего заместителя политрука Самвела Матевосяна. Матевосян возглавил первую контратаку и со своими бойцами уничтожил отряд автоматчиков, прорвавшийся в центр цитадели. С этого удара, собственно говоря, и началась героическая оборона Брестской крепости.

Матевосян

Матевосяна считали погибшим в одном из первых боев. Но это не так. Уже в первый день войны он был дважды ранен. Сначала пуля немецкого автоматчика, выстрелившего почти в упор, рассекла ему кожу на голове. Потом гитлеровский офицер, с которым Матевосян схватился врукопашную, изрезал ему кинжалом спину. 24 июня заместитель политрука получил тяжелое ранение. Товарищи перенесли его в подвал, где через десять дней немцы взяли Матевосяна, находившегося в бессознательном состоянии, в плен. Вскоре ему удалось бежать. Он продолжал воевать в партизанском отряде, а в 1944 году снова был мобилизован в Красную армию и дошел до Берлина.

С.С. Смирнов писал: «Матевосян оказался в рядах партизанского отряда, который действовал на территории Западной Белоруссии и Западной Украины. Он участвовал в боевых операциях партизан и во время одной стычки с гитлеровцами был снова тяжело ранен. Уходя от карателей, партизаны оставили его до выздоровления в украинской деревне, в крестьянской семье. Там Матевосян поправился; потом ему пришлось скрываться от полицаев, и в конце концов он пришел в город Луцк, где устроился работать в артель по ремонту обуви и вскоре связался с луцкими подпольщиками.

А когда в начале 1944 года Советская Армия подошла к Луцку, подпольщики подняли восстание в центральных кварталах, дезорганизовали этим оборону противника и помогли нашим войскам овладеть городом. После этого Матевосян был направлен на офицерские курсы, вскоре закончил их и снова вернулся на фронт уже в звании лейтенанта и в должности командира гвардейской штурмовой роты.

Больше года Матевосян сражался на фронте, был еще трижды ранен, участвовал в штурме Берлина и закончил войну, расписавшись на стене Рейхстага» .

Матевосян был награжден орденами Отечественной войны и Красной Звезды. По некоторым данным, в конце войны он был представлен к званию Героя Советского Союза. Но представление не прошло из-за того, что он в начале войны находился в плену.

«Не жизнь была после войны, а наказание…»

Журналистке Я. Юферевой Матевосян рассказывал: «Не жизнь была после войны, а наказание. Бывшим пленным нигде работу не давали. Поехал в Москву, один большой начальник-фронтовик помог устроиться в геологоразведочную экспедицию. У меня собачий нюх. Из 28 разведанных выработок 19 дали положительный результат. А у геолога даже если на 20 экспедиций одна дает положительный результат, и то счастье.

В 1954 году Матевосяна разыскал в Ереване С.С. Смирнов. Тот возглавлял изыскательскую геологическую партию, занимавшуюся разведкой полезных ископаемых в горах республики. Они много беседовали, вместе побывали в Бресте. И в своей книге «Брестская крепость« Смирнов посвятил Матевосяну одну из первых глав, которая так и называется «Инженер Самвел Матевосян«.

Сам Матевосян тоже написал воспоминания о том первом бое у стен крепости: «…Как только стало известно, что немцы находятся в центре крепости, комиссар Фомин приказал организовать ударную группу, атаковать противника, а частью сил занять оборону в Белом дворце (Здание Инженерного управления. — Авт.) и ждать подкрепления. Наш 84-й полк по праву считался комсомольским, так как более 90% личного состава его составляли комсомольцы.

Я обратился к присутствующим товарищам, напомнил им, что настал час выполнения воинского долга, что именно сейчас Родина ждет от нас верного исполнения нашей присяги. И как только раздалась команда, буквально все выбежали вперед, в атаку, и тут, на рассвете 22 июня, я впервые увидел силу русского штыка. Когда мы прорвались к Белому дворцу, немецкая группировка, вооруженная автоматами и пулеметами, была расколота на две части, и в рукопашной схватке многие наши бойцы показали истинный героизм. Героически погибли в то утро старшина Михайловский, заместитель политрука Иванов, рядовой Цибуля, Виноградов и многие другие. К концу первой атаки у наших бойцов в руках находились уже немецкие автоматы и пулеметы. В последующий период обороны зачастую приходилось воевать немецким оружием, которое добывали в кровопролитных боях, ибо склады боеприпасов, в результате интенсивной бомбежки врага, почти все были взорваны….

Труды С.С. Смирнова принесли свои плоды. Цитадели вскоре присвоили звание «Крепость-герой». Было поддержано предложение писателя сделать 9 мая нерабочим днем. Народный художник СССР А. Кибальников начал работать над проектом величественного мемориала. Многие защитники крепости получили награды, двое из них — П.М.Гаврилов и А.М.Кижеватов стали посмертно Героями Советского Союза.

Тайны золотой горы

Сам С.М. Матевосяна через несколько лет стал Героем Социалистического Труда.

Повлияло ли проведенное С.С.Смирновым исследование на его награждение Золотой Звездой? Скорее всего, да. Оно подтолкнуло соответствующие инстанции к принятию этого решения. Хотя нельзя отрицать, что и на геологическом поприще, за что собственно ему и дали Героя, Матевосян достиг немалого. Достаточно заглянуть в ереванский музей истории, где экспонируется вещественное доказательство его геологических изысканий — уникальный золотой самородок в форме льва.

Или посмотреть документальный фильм Г.А. Баласаняна 4 «Тайна золотой горы», снятый им в 1968 году на Ереванской киностудии. В этом фильме подробно рассказано о геологической группе С.М. Матевосяна, которой предстояло закрыть и законсервировать Зодские (Сотские) золотые прииски в Армении. А Матевосян пришел к выводу, что месторождение является перспективным и был назначен руководителем треста по его разработке.

Исследования, проведенные уже в наши дни, показали, что запасы золота на этом месторождении на 27% превышают первоначальные данные и составляют более 80 тонн золота, а ежегодный объем добычи руды, по некоторым данным, может составить от 500 тыс. до 1 млн. тонн. Ну и, наконец, можно напомнить, что 31 июля 2002 года за большой вклад в развитие минерально-сырьевой базы и многолетний добросовестный труд Матевосян был удостоен персональной Благодарности Президента России…

Книга, «пропавшая без вести»

Через пятнадцать лет после боев многие защитники крепости вновь побывали в Белоруссии. Их ожидали радушные приемы и многочисленные митинги. Героев везде встречали цветами и бурными овациями. А после грандиозного десятитысячного митинга на городском стадионе Бреста толпа хлынула на поле и Самвел Матевосян, подхваченный десятками рук, взлетел над головами людей. Он буквально купался в лучах славы. Его имя часто мелькало на страницах газет, его приглашали на торжественные мероприятия и встречи. Многие известные люди считали за честь с ним познакомиться. Но тогда же появились завистники и недоброжелатели…

Книга «Брестская крепость», венец титанической работы С.С. Смирнова, в 1965 году была удостоена Ленинской премии. В список лауреатов кроме него вошли кинорежиссер Г. Козинцев, актер И. Смоктуновский, народный артист СССР Ю. Завадский. Газета «Советская Белоруссия» писала в те дни: «В области журналистики и публицистики ее (Премию — авт.) получил писатель С.Смирнов за книгу «Брестская крепость«. Она представляет собой итог десятилетней работы автора, работы трудной и сложной, граничащей с подвигом. Восстановив подлинную картину обороны Брестской крепости, открыв и прославив многих ее героических защитников, писатель создал книгу, которая стала одной из наиболее популярных и всенародно известных.

Между тем, через несколько лет произошло неожиданное — об этой книге по указанию партийных инстанций было приказано забыть…

Трагическая судьба главной книги С.С. Смирнова тоже оказалась неразрывно связанной с судьбой С.М. Матевосяна.

В 1975 году переизданием этой книги занималось Волго-Вятское книжное издательство. Но за пределы полиграфического комбината она не вышла. Весь тираж, составлявший 130 тысяч экземпляров, пустили под нож. А тяжело больному к тому времени писателю предложили внести в книгу существенные изменения и убрать из нее отдельные главы, в том числе упомянутую главу «Инженер Самвел Матевосян». Лишь при таком условии ему обещали, что книга может остаться в планах других книжных издательств. Но С.С.Смирнов отказался.

Уникальная книга оказалась, как говорил известный поэт Евгений Долматовский, «пропавшей без вести». В 1988 году он опубликовал в «Литературной газете» очерк «Книга, пропавшая без вести». Долматовский назвал ее своеобразным учебником справедливости и требовал вернуть «Брестскую крепость» читателям без подчисток и купюр. На это ушло еще двенадцать лет. Книга была переиздана только в 2000 году

О причине, по которой книга «Брестская крепость» была предана забвению, в предисловии к ее новому изданию прямо написал сын писателя Константин Смирнов: »…В начале 70-х один из защитников Брестской крепости Самвел Матевосян был исключен из партии и лишен звания Героя Социалистического Труда. Ему вменялись в вину административно-хозяйственные злоупотребления вроде превышения полномочий и использования служебного положения — Матевосян занимал пост управляющего крупным производственным трестом геолого-разведочного управления цветной металлургии Совмина Армении.

Не берусь здесь обсуждать степень нарушения им норм партийной этики, но удивляет одно: правоохранительные органы свои обвинения сняли «за отсутствием состава преступления». Тем не менее, я отлично помню, как за год до смерти отец пришел домой с серым, в одночасье постаревшим лицом — из Горького сообщили, что в Волго-Вятском издательстве рассыпали набор «Брестской крепости», а отпечатанный тираж пустили под нож — всякое упоминание о якобы провинившемся С. Матевосяне требовали из книги убрать.

Как это случается еще и по сей день, тогда, в годы «расцвета застоя», дала о себе знать дикая нелепость сталинизма — от навета, каким бы чудовищным и незаконным он ни был, человеку не отмыться. Мало того, под сомнение ставилась вся его жизнь до и после случившегося. И никакие свидетельства очевидцев, однополчан, товарищей по работе в счет не брались — работа шла по накатанным рельсам тенденциозного подбора «фактов» и фактиков, хоть каким-то образом могущих доказать недоказуемое. Шестнадцать лет обивал этот глубоко пожилой человек, ко всему еще и инвалид войны, пороги различных инстанций в упорной надежде добиться справедливости; шестнадцать лет книга, удостоенная высшей литературной премии нашей страны, пролежала под спудом ведомственного запрета».

Дело Матевосяна

О том, за что именно герой Брестской крепости и Герой Социалистического Труда С.М. Матевосян после нескольких анонимок был разжалован в «негерои», написала в своем очерке Я. Юферова: «В одночасье его жизнь рухнула под персональным делом, возбужденным по анонимному письму. «Директор Соткского золотодобывающего рудника С.М. Матевосян присвоил себе документы героя Брестской крепости, погибшего на третий день войны».

Далее шла ссылка, как приговор, на только что вышедший IV том Большой Советской Энциклопедии6. Он поехал из Еревана в Брест, нашел людей, которые его знали. Они и подтвердили комиссии партийного контроля при ЦК КПСС, что знаменитый армянский геолог, разведавший уникальное золотое месторождение, и заместитель политрука Матевосян, который служил добровольцем в Красной армии с 1939 года, а потом тяжело раненным попал в плен к немцам, это и есть один и тот же человек…

Чужой успех люди выносят с трудом. А то и вовсе не выносят. Не прошел номер с «липовым геройством», началось дачное дело. При строительстве дома в Аштараке Матевосян злоупотребил служебным положением, приобретал стройматериалы не по розничным, а по фондовым ценам, чем «нанес государству материальный ущерб на 641 рубль 19 копеек.

Вот так анонимный донос в ЦК партии перерос в кампанию по дискредитации героя. В Армению приезжала комиссия партийных контролеров во главе с самим А.Я.Пельше.

И хотя по результатам проведенной проверки персональное дело было закрыто, механизм организованной кем-то травли не был остановлен. И Матевосяна осудили по формальным основаниям на шесть месяцам лишения свободы условно. Его исключили из партии, в 1975 году лишили звания Героя Социалистического Труда.

После этого имя Матевосяна оказалось под запретом. Долгие годы он безуспешно добивался своей реабилитации. Лишь в 1987 году, когда опальному герою было уже 75 лет, дело было прекращено за отсутствием состава преступления. С.М. Матевосяну вернули конфискованную дачу, через три года восстановили в партии. А в 1996 году Б.Н. Ельцин возвратил ему «конфискованную» Золотую Звезду 8.

ВячеславЗвягинцев, полковник юстиции запаса, ПРАВО

Читайте также: