Смерть Колокольчика (из записок районного опера). Проститутки…

…Среди проституток-«люкс» нашего славного Энска Эдуард Андреевич имел репутацию клиента постоянного и выгодного. Кнутом – не хлестал, собственной мочой не поил, короче — физически почти не издевался, не садо-мазохиствовал… А платил — нормально, по тем же расценкам, по которым наши непутёвые бабоньки вынуждены отдаваться и всем этим мокрогубым извращенцам и импотентствующим подонкам…  

 Глава 10. Проститутки

…Среди проституток-«люкс» нашего славного Энска Эдуард Андреевич имел репутацию клиента постоянного и выгодного.

Начнём с того, что он всегда платил нормальную цену, никого не обманув и не «кинув». (У шлюх — свой, сексуальный бизнес. А Мильман, заключив с кем-либо деловую сделку, всегда считал делом чести точно исполнять достигнутое соглашения). В постели он был не противен, и не гнусен в своих порочных наклонностях, как весьма многие из пользующихся услугами проституток клиентов. Вполне нормальный, среднестатистический мужик «за сорок», с вполне стандартным набором излюбленных поз, приёмов, способов, словечек и жестов.

Кнутом – не хлестал, бутылку из-под шампанского горлышком во влагалище — не засовывал, собственной мочой не поил, короче — физически почти не издевался, не садо-мазохиствовал… А платил — нормально, по тем же расценкам, по которым наши непутёвые бабоньки вынуждены отдаваться и всем этим мокрогубым извращенцам и импотентствующим подонкам…

Так что ценили и уважали «элитчицы» господина Мильмана, но при этом — дружно не любили… Почему?.. Да потому!..

Какими-то неизвестными всем остальным людям подленькими сторонами своего характера раскрывался он перед ними… Умел утончённо унизить!.. Слишком часто жизнь унижала его самого, внешне — такого обеспеченного и ухоженного… Вся его душа — в синяках и порезах от накопившихся с годами острых обид… И теперь вот он — отыгрывался!..

Каждая из имевших с ним дело, и позднее опрошенных угрозыском проституток, описывала примерно один и тот же ритуал приёма Мильманом очередной «жрицы любви» у себя на квартире.

Вначале, примерно первые чал-полтора, он был с дамой — само очарование!.. Обходителен, учтив… Угощал… не скажу – прекрасным, но — вполне вкусным и обильным ужином… Обязательно при этом выставлял на стол бутылочку какого-нибудь «мозельского» или «рейнского», или же баловал дарами Грузии — «цинандали», «ркацители», «саперави»… От одних названий хотелось захмелеть и забыться!.. Шлюшки и забывались… Каждой из них начинало казаться, что её здесь чуть ли не любят!.. Редкое для профессионалки секса ощущение, не правда ли?..

А Эдуард Андреевич входил в раж, читал на память множество замечательных стихов, — что-то чудное и завораживающее… Его бархатистый баритон играл всеми клавишами женской души, убаюкивал и усыплял, ласкал и одаривал…

Много ли счастья в жизни нашенской проститутки?.. Ха, да вообще – ни капельки!.. А тут вот — такой радостный вечер, такое блаженство, такая отрада!..

Это – первый час. Второй был переходным к третьему, и состоял из множества переходных ступенек, — опустим их для краткости…

Ну а последний, третий час — становился адом после только что обретённого рая!..

О, как же много есть великолепных и утончённых способов плюнуть в душу другому, особенно если перед этим этому другому сполна заплатили именно за то, чтобы терпел и молчал… страдал и терпел…

Щипки, пинки, затрещины, ехидные расспросы, специально разыгрываемые сценки и сюжетики, — вроде такого, когда дама должна засунуть себе во влагало цветок, и с ангельской улыбочкой поливать его водой из стакана!.. И всё это — под циничные реплики недавно ещё такого галантного, а сейчас — грубого и бездушного партнёра, плюс ко всему ещё и записывающего всю сцену на видео…

Не то чтобы проститутки не были приучены ко всему этому… Привыкли уж ко всякому, чай – не впервой… Но только Мильману удавалось всем этим достать их, и именно — за счёт прелюдии, за счёт того особого душевного настроя, который он перед этим у них умело создавал… Дождётся, пока они, размякнув от любовных рифм и проникающего в самое сердце баритона, распахнут бронированные ворота своих душ, готовясь к чему-то прекрасному и благородному, — и говорит им спокойно и требовательно: «А теперь, милая, встань раком и насадись своей дыркой на электровибратор перед камерой!..» Согласитесь, такое — задевает!..

…Мир проституток и их клиентов — тёмен, мрачен и грязен. Без особой надобности угрозыск не стал бы совать свою любопытствующую носяру в этот аспект жизни и деятельности убиенного бизнесмена, кабы не одно маленькое обстоятельство, заставляющее нас интересоваться именно этим…

Уже говорилось, что ничего из ценностей и вещей из мильмановской квартиры не пропало, чем вроде бы исключалась вероятность убийства из корыстных побуждений… Но после множества опросов и допросов удалось доказать исчезновение двух… даже трёх вещей.

Пропала кожаная сумочка-«барсетка», которую Эдик обычно брал с собою из дома, когда был за рулём, — в ней лежали его водительские права и небольшая сумма денег на повседневные расходы на повседневные расходы, — около тысячи долларов, ещё столько же – в переводе на нашу валюту… И именно эту «барсетку» — не нашли.

Означать это могло что угодно, начиная с банального (скажем, Эдик накануне гибели потерял её!), и кончая криминалом — убийца забрал, увидев, что внутри – бабки… Почему он не забрал и другие ценности из квартиры Мильмана?.. Как раз это объяснить легко…
Если мокруха заранее не планировалась, и произошла спонтанно, то из квартиры убийца убегал в панике, боясь задержаться здесь хотя бы на одну лишнюю минуту… Где уж тут шарить по ящикам да сусекам, выискивая деньги, золото и «шматьё» подороже… А барсетку он прихватил только потому, что — лежала где-то на виду, в комнате или даже в прихожей. Попалась ему случайно на глаза, схватил на бегу, заглянул вовнутрь — баксы!.. Ну и —
прихватил…

И что ещё пропало — это две видеокассеты с приметной нашлёпкой-наклейкой на корпусе, обе новьём Эдик две недели назад купил в магазине видеопринадлежностей, где регулярно скуплялся…

Утром 4-го ноября кассеты видел на полке заскочивший на минутку к Мильману сослуживец. Вечером того же дня Эдуарда Андреевича, как уже неоднократно упоминалось — зарезали… А когда утром следующего дня на адрес нагрянула следственно-оперативная группа, то именно этих двух кассет в квартире уже не было. Тогда как все другие-прочие — стояли на специально отведённой для них полочки в шкафу.

Опера потом внимательно прокрутили все кассеты на видике в РОВД. Тогда-то и всплыли все эти видушно-любительские «порнушки», типа: «Влагало-пепельница», и «Прекрасная Незнакомка с волосатым хреном во рту!»

Из опросов друзей Мильмана выяснилось, что делал для своей коллекции подобные видеосъёмки он уже давно, и некоторые из этих кассет, наиболее удавшиеся, позднее даже становились предметом неоднократных коллективных просмотров…Вполне логично предположить, что и на тех двух пропавших кассетах тоже было записано нечто подобное…

Вот на основе чего и родилась версия, что Эдика завалила одна из нанятых им, и затем снятых на видеокассету шлюх. Отымел её как хотел, и на плёнку это снял, ей же через день-два замельтешило в голове: «А ведь поимели не только тело, но и душу, а на такое я не подписывалась!..» Тем более — записали ещё и на видеокамеру, чтоб потом другие эту запись смотрели и насмехались…

Естественно, она почти тотчас побежала к Мильману, потребовав кассету обратно. Его так изумила наглость оборзевшей проститутки, что он даже не счёл нужным предпринимать какие-либо меры предосторожности… Мужчина он был видный, физически сильный, и от бабёнки как-нибудь да отбился бы при любом развороте, — тем же стулом, например… Но нападения он не ждал, а думал: будет обыкновенная дамская истерика. которую в любой момент можно прервать парой оплеух… Возможно — так и сделал… пооплеушничал!.. И сразу же получил ножом — в грудь…

Следствие быстро установило, что какие-либо ножи из квартиры Мильмана не пропадали. Следовательно, убийца (если это были не убийцы) принёс нож с собою. Либо он заранее готовился к убийству, либо постоянно носил при себе холодное оружие. (Последнее намного больше похоже на правду – проститутки для самообороны постоянно таскают в сумочке что-нибудь подобное).

Итак, убийца завалил Мильмана первым же ударом (иначе, раненный, он метался бы по квартире, и кровавые следы имели б совсем другую картину), а потом, для душевной услады и надёжности, потыкал упавшее тело лезвием, перерезал горло… И — умчался из квартиры, по дороге прихватив пухлую барсетку…

…Некоторым опытным операм эта версия показалась надуманной и невозможной. Чтобы какая-то потаскушка кончила клиента только за то, что он, поимев её (и исправно уплатив за это!), ещё и снял её на видео?.. Это ж курам на смех!.. Будь так – и всех мужиков-«видеосъёмщиков» давно уж перерезали бы оттраханные ими шалавы!..

Куда ближе к истинному казался им следующий вариант: одна из удовлетворённых Мильманом накануне проституток была наводчицей у кого-либо из матёрых разбойничков. Она рассказала дружку, сколько много всякого интересненького можно взять на адресе у Мильмана, и оба зажглись идейкой почистить крылышки жирненькому гусаку!..

А дальше могло произойти следующее… 4 ноября она пришла в гости к Мильману (либо снова им заказанная, либо — по собственной инициативе, под каким-то благовидным предлогом). Сообщник ждал её где-нибудь внизу, у подъезда. Шлюха должна была нейтрализовать Эдика (скажем – подлить ему в бокал клофелина, что чаще всего в подобных случаях делают проститутки), и подать в окно сигнал подельнику. Он войдёт в квартиру, вместе они упакуют в сумки все самое ценное, и — утопают навстречу своему вполне обеспеченному на первое время будущему…

Но тут что-то случилось, и разработанный сценарий пошёл наперекосяк… Скорее всего, Эдик заметил, как шлюха подливает ему в бокал клофелин, и решил воспитать её парочкой ласковых по щекам и шее… Вот тут-то она, обороняясь, сгоряча и исполосовала его ножиком!.. Потом, запаниковав, схватила попавшуюся ей под руки барсетку, и рванула с адреса… Внизу – промчалась мимо затаившегося за углом подельника, крикнув ему на бегу: «Всё отменяется!.. Скорее — за мною!..»

Дура-баба… Раз уж всё равно — жмур, так хоть имуществом его попользоваться бы!.. Можно представить, как сердился позднее её подельник, узнав, что же в действительности произошло на адресе. Убила человека?.. Плохо, и даже очень плохо (убийц ищут куда старательней, чем «просто грабителей!, Но зачем же — убегать с такой шикарной, и оказавшейся в твоём полном распоряжении хаты?!. Что случилось — то случилось, этого уж не исправить, но теперь надо же что-то с этого и заиметь!..

Возможные подварианты этой версии: либо никакого напарника не было, и не собиравшаяся убивать, испугавшаяся вконец шлюха — убежала, либо напарник был и явился на квартиру Мильмана, но – раньше срока, и после схватки между мужчинами Эдика зарезали, а запаниковавший бандит вместе со своей подружкой — умчались восвояси.

Впрочем, судмедэксперт в своём заключении о причинах смерти указал, что все удары наносились не очень сильно, и скорее всего — женщиной либо подростком, что не вязалось с представлением о напарнике-убийце… Но ведь когда эксперт писал заключение — он знал: считается без пяти минут установленным, что кончила Эдуарда Андреевича либо его тётушка Серафима Марковна, либо бывшая супруга Ирина, вот под эту гипотезу он своё заключение вполне мог и подогнать… А попроси его следователь, допустим, предположить в заключении, что удары Мильману наносила безжалостная негритянская лапища — уверен, что судмедэскперт тут же воткнул бы в заключение что-нибудь «негритянское»…

…Почему исчезли и кассеты?.. Очень просто: убийца знал, что изображён на них, (возможно — лишь на одной из двух, приметных своей нашлёпкой, но выбрать нужную ему не хватило времени, вот и прихватил обе…

Однако на чисто «корыстные» мотивы это убийство всё-таки — не тянуло…

Кто хочет ограбить — тот и грабит, валяющийся под ногами трупешник случайно замоченного хозяина квартиры тому никак не преграда, — чего ж не очистили хату по полной, ограничившись одной барсеткой?!. Неувязка!..

Тогда как версия об оскорблённом женском самолюбии смотрелась внутренне куда логичней… В угрозыске работают лишь мужики, отношение к дамскому полу здесь по привычке — скептическое. Завалила баба мужика из-за подобной фигни?!. Так а чего ж вообще от этих дур-баб ждать?! Шизофренички через одну!.. (Жёны присутствующих и непосредственных начаьников – не в счёт). Вечно выламываются и номера откидывают!.. Вот и эта… накровянничала!..

И ещё одно возражение сторонникам «грабительской» версии: взяв именно ту кассету, где была изображена именно она, шлюха как бы сама же и выводила на свой след! Вполне могло статься, что Эдик кому-либо уже успел показать эту кассету, и теперь тот мог рассказать угрозыску, кто же именно на плёнке изображён… А оставь она кассеты на месте — никто бы её изображением на них и не заинтересовался!.. Мало ли кто изображен в обширной видеоколлекции Эдика…

Но оппоненты, подумав, выдвинули контр-тезис: убили Мильмана всё-таки из-за денег (пусть и не успев их экспроприировать!), а кассеты забрали – чтобы пустить следствие на ложный след, мол: ищите тех, кто на кассетах изображён!.. Бред какой-то… Слишком сложно!.. В реальной жизни, в отличие от кино, такие многослойные комбинации обычно не проводятся!..

…В общем, стали работать по шлюхам.

Энск – город миллионный, и проституток здесь много — куда больше, чем кажется ревнителям народной нравственности. Но всё ж — и куда меньше, чем думают иные созерцатели «дна» энской жизни со стороны.

И чем выше класс проституток — тем меньше численность сумевших пробиться на этот уровень профессионализма и мастеровитости, а на самой секс-вершине — там вообще единицы…

К тому же надо учесть, что век шлюх (в том числе – и элитных) обычно – короток. Физический и психический износ организма от постоянных перегрузок и стрессов, обычное для проституток пристрастие к наркотикам и алкоголю, сифилис и СПИД, наезды конкуренток с их сутенёрами, норовящие при первой же возможности грабануть уличные гопники кругом, наконец — ментовский контроль и постоянная перспектива оказаться в местах лишения воли — всё это сокращает жизнь проституток, и ещё больше – период их активной «трудовой» деятельности…

Трудно подняться «наверх», и стать «элитной», а скатиться вниз, до положения привокзальной забулдыжки можно аж бегом и сразу… Так что узки и тесны эти ряды!..

…Угрозыск вышел на ВСЕХ классных шлюх Энска, и плотненько с ними поработал. Таковых оказалось десятка три — тех, с кем Мильман успел за последнее время «оттянуться». С некоторыми он встречался лишь раз-два, но с иными — и по множеству раз, — это были те, кто научился ему подыгрывать, изображая каждый раз незнание описанного выше ритуала (в три этапа), который их ждал…

Хорошо был известен супержрицам продажной энской любви мильмановский шишковистый член, — никак не хуже благородного лика нашего нынешнего Президента… (Впрочем, зарапортовался я: — ну откуда шлюхам президентской лицо запомнить!.. Они ж и телевизор почти не смотрят, все — в делах и заботах… Тут некогда на небо глянуть, а не то что на портрет Отца Нации…

Но никто, ни одна из опрошенных не признавалась в факте встречи с Эдуардом Андреевичем 4-го ноября, или хотя бы накануне этой даты… Самая последняя из задокументированных встреч шлюх с Эдиком состоялась 1-го ноября… Установили, что делала КАЖДАЯ из этих элитных проституток 2-го, 3-го и 4-го ноября, — действительно, никто из них встретиться с Мильманом в этот период физически не смог бы, во всяком случае возможность подобной встречи смотрелась крайне маловероятной…

Единственным тёмным пятнышком в этой картине были две дорогих шлюхи из Латвии, Эльза и Линда. Обе работали в «спарке», жили в Энске последние полгода, обитая в двухместном номере местной гостиницы, и неоднократно за эти 6 месяцев встречались с Эдиком — как парой, так и поодиночке.

В последний раз видели их в городе утром 3-го ноября, то есть накануне дня убийства. Они тогда выписались из гостиницы, сели в такси вместе со своим багажом, и укатили в сторону железнодорожного вокзала. Всё!.. То есть как бы даже возникали предпосылки для умозаключения: раз – исчезли, а потом произошло убийство, то они — и убили!..

Как засветил им Мильман свои капиталы, так и решили его очистить. Заранее слиняли из гостиницы (чтобы потом не тратить время попусту на оформление бумаг), спрятали вещи в камеру хранения на вокзале, переночевали где-то на адресе, а вечером следующего дня – нагрянули к Эдику…

Что у них там случилось — неизвестно (различные предположения на этот счёт смотрите выше), но Эдик стал трупом, а шалавы — убежали из его квартиры, практически ничего оттуда не забрав… (Но может, на квартире Мильмана было что-то ещё, оставшееся нам неизвестным, и оправдывающим всё произошедшее?)

Потом прибалтки умотали на вокзал, сели в первый же уходящий поезд (если щедро заплатить проводнику, то он и без билета посадит на любой!), и отбыли из Энска задолго до того, как про убийство стало известно, и милиция начала принимать какие-то меры… Вот так смотрелось это на бумаге.

Но не объявлять же двух бабёнок в розыск только на том шатком основании, что они куда-то внезапно уехали, не оставив после себя координат… Мало ли кто куда стремительно уезжает!.. Да и уехали они из гостиницы 3-го ноября, тогда как убийство произошло 4-го, — нестыковка получается, временный зазор, никак не работающий на версию об их виновности…

На всякий случай послали запрос в Ригу относительно белокурой и грудастенькой парочки, но там таких эльз и линд – как собак недорезанных… Никого особенно не интересует, что там какая-то из них могла натворить на далёких как Марс и столь чуждых просторах СНГ, так что на запрос нашей милиции их полиция даже и не ответила, гордо отмолчавшись…

Опросили о прибалтках их местных товарок — отзывались они об Эльзе и Линде скуповато, мало информативно, «профессионально»: «Да, знаем таких… Ни с кем из нас они близко не общались, только — друг с дружкой… Своего сутенёра не имели, но кому надо — «местовые» платили исправно, конфликтов ни с кем не имели…»

Оно и понятно, в той среде каждый каждому — конкурент, а потому — беспощадный и заклятый враг. Ножик в спину тебе, быть может, никто и не засунет, но подлянку кинуть — это запросто, и при первой же возможности… Поэтому здесь никто ни перед кем особо не откровенничает, и я даже не уверен, Эльзой и Линдой ли на самом деле звали прибалтийскую парочку, да и из Прибалтики ли они вообще?..

Глава 11. Как убивали Мильмана?..

Была ещё одна возможность: Мильман в этот раз воспользовался услугами проститутки рангом пониже, скажем — «девочки по вызову» из соответствующей службы (сейчас таких в Энске — навалом), или же какой-нибудь «массажистки» из столь же многочисленных энских эротических салонов…

Эдуард Андреевич не был сексуально всеяден, напротив — в выборе партнёрш отличался продуманной осторожностью… Но иногда и ему хотелось чуток «опуститься уровнем», попробовать «свежачку» — пусть и не столь профессионально отшлифованную конфетку, как Гроссмейстерши энского секса, но — необычную, нетравиальную, и плюс к этому — ещё не отведавшую мильмановских фирменных «приёмчиков», а потому не ждущую от него ничего подобного, и удобную для психологической трёхэтапной обработки…

Тем более, что с такой сексапильной замухрышкой он вообще мог не церемониться, и окончательно сняться с тормозов… Тогда как, допускаю, со шлюхами-«экстра» он всё-таки стеснялся делать «на полную катушку», ибо все они его хорошо знали, и каждая могла потом много о нём рассказать каждой…

А тут взял себе на один-единственный вечер какую-нибудь… испробовал с нею ВСЁ — и выгнал, будучи уверенным, что уж никогда её не увидишь… Ну и на кассету, разумеется, записал в подробностях, чтоб потом много раз просматривать и балдеть…

Чего Эдичка не учёл — потреблённая и выброшенная им милашка нежданно оказалась незаурядной Личностью с чувством достоинства и острыми коготками… А ведь такие особы не идут в проститутки — как правило. Но каждое из правил знает свои исключения…

…Сейчас я расскажу, как убивали Мильмана. Кое-что в моём рассказе – лишь предположение, но основанное на ряде фактов и аналогий, и наверняка — близкое к истине.

…Вначале Эдичка корчил из себя принимающего маркизу вельможу: булькал в фужеры французкую дрянь, декламировал расстрелянного чекистами Гумилёва, растрогал до слёз, растопил душу, тронул заветные струны… Ну а потом во всё это, по своей милой привычке — смачно харкнул!.. «Встань раком и пой «Миллион алых роз»!..», «Елозь в салатнице грудью!», а потом — и вовсе… уж совсем несусветное…

Переход от душевного к грязному был слишком уж неожиданным, — она не успела ему помешать. А возможно, и не смогла — пьяненькая же… Но на следующий день, припомнив подробности — ужаснулась!.. Тем более – вспомнив, что всё записывалось на видеомагнитофон… Это — ПАМЯТЬ. Пройдут годы, она займётся чем-то другим,
более достойным, и, возможно — достигнет определённых высот… А потом однажды эта видеозапись всплывёт — и разрушит всю её жизнь!..

Как поступила бы в подобной ситуации практически любая проститутка?.. Да никак!.. Шлюшки как правило — внутренне надломлены, и нет уж у них сил на решительный протест против гнусностей окружающей действительности. Самое большее, на что они способны — закатить бессмысленную истерику… В дерьме ли ты по колено, по пояс или уж по макушку — какая разница?.. Всё равно предстоит погружаться в эту зловонную жижу ещё глубже…

Но ЭТА была другой… Она не собиралась опускаться… И она торговала своим телом — не душою… А Мильман посягнул на душу!.. Зря он это сделал…

Скорее всего, их единственное рандеву состоялось в самом начале ноября, — 1-го или 2-го… Третьего — она обдумывала произошедшее с нею на адресе у Эдички, наливаясь гневом…

Вечером 4-го ноября, без приглашения, она явилась к Эдику на дом. «Ой, извините… Где-то у вас золотую серёжку потеряла… Можно поискать?..»

Мильман не ждал гостей, и тем более не хотел больше видеть у себя её, но не искать же чужую серёжку самому!.. А прогони её — ещё пустит слушок, что он, Эдуард Андреевич, клямзит золотые украшения у обслуживающих его мокрощёлок… Ха!.. Короче, он впустил её!..

Она была в куртке с капюшоном и платье с длинными рукавами (в одном из рукавов — нож). Куртку в прихожей тут же скинула и повесила на вешалку, прежде чем Мильман успел помешать. Повесив на плечо сумочку, сразу же направилась в гостиную, где горел свет. (Кстати, перчатки она не сняла).

Мильман пошёл следом, раздражаясь её явными намёками на желание задержаться, как-то продолжить их отношения. Но он старался выглядеть спокойным, — имел уж большой опыт выпроваживания из дома слишком назойливых дам. Сейчас она найдёт свою серёжку, потом он вытеснит её в прихожую, всучит в руки куртку, и вытолкает из квартиры. И запретит к нему приходить в дальнейшем, разумеется!..

Две-три минуты она добросовестно разглядывала пол то там, то тут (на самом деле — убеждалась, что в квартире больше никого нет)… Потом неожиданно заговорила о видеокассете с записью их встречи. Она не хочет, чтобы эта кассета оставалась у Мильмана, — «Отдайте её мне!» !..

Эдичка остолбенел от подобной наглости!.. Эта ничтожная тля, эта падшая и распутная шлюха из дешёвых, что-то смеет требовать у него — представительного, всеми уважаемого, достойного члена общества?!. Да как же она решилась разинуть варежку переел ним?!. В эту суку и плюнуть не хочется, настолько она малозначительна, а она ещё и пробует вести с ним разговор на равных!

«Вон!» — гаркнул бизнесмен, величаво указав в сторону выхода. Высокий, статный. барин, полный энергии и жизненных планов… А ведь жить ему осталось считанные минуты…

Он ошибся. Всю жизнь он преуспевал в том, чтобы находить общий язык с разными людьми, и достигать взаимопонимания на основе разумных компромиссов, и вот теперь — так и не сумел понять. КТО перед ним, и КАК правильнее себя повести…

С другой стороны – что она могла сделать ему, физически развитому, холёному, самоуверенному?.. Кинется на него с кулачками?! Ха!.. Ну а если в её сумочке — что-нибудь вроде газового пистолета или баллончика — что ж, кассету сейчас можно и отдать… Но потом — костоломы из службы безопасности «Ибба-холдинга» найдут её, и — изувечат… Он не боялся её ни капельки!.. Чтоб она ему сейчас ни сделала — не станет же эта проститутка убивать его из-за кассеты с записью совместного секса! Так что при любом раскладе последнее слово – всё равно за ним!..

…И она ошиблась. Она видела в нём солидного, преуспевающего дельца, которому ничего не стоит — исполнить маленькую просьбу молоденькой девушки, пусть и — массажистки из эротического салона… У него кассет с подобными записями – сотни!.. Зачем ему ещё одна?..

Не понимала она лишь того, что имеет дело с жалким неудачником, которому уступить в данной ситуации — значит сделать ещё шажок в осознании собственной ущербности…

Больше — ни одной её грубой ошибки.

Она не нагрубила ему (сразу насторожившись, он был бы начеку ), и не угрожала, понимая, что будет с нею, если она сейчас заберёт кассету силой… Наоборот — стала мягкой, покорной, беззащитной — «Да-да, конечно… Извините, пожалуйста… Больше не буду об этом!..»

Он немного успокоился, даже испытав чувство неловкости (нагрубил женщине, пусть и — прислуге!)… И – позволил ей ещё пару минут поискать серёжку. При этом на всякий случай – внимательно наблюдая, не полезет ли она в сумочку за баллончиком… В данном случае сумочка на её плече сыграла роль отвлекающего внимание предмета!..

«Вот серьга!» — вскрикнула она, приближаясь к Мильману и указывав рукою на пол за его спиною. Он невольно оглянулся…

Её рука стиснула молниеносно выхваченный из рукава нож.

Первый удар — в сердце!.. Людей до этого она не резала, но подобный приём — многократно отрабатывала в спортзале.

Думаю, первый же её удар оказался и смертельным…

Мильман дрогнул, пошатнувшись… Но упасть ему она не дала: подскочив вплотную, ухватила за шиворот одной рукою, а другой — быстро нанесла ему ещё целую серию ножевых ударов в грудную клетку и живот… Нервничала, опасаясь, что недоубитый Мильман — вырвется, начнёт отбиваться и звать на помощь… Он не кричал. Он был уже мёртв.

Сполз на пол у её ног, уткнув в ковёр лицо с ошеломленно распахнутыми глазами, так и не поняв: почему с ним — ТАК?.. за что?!. А она, наклонившись, и приподняв его голову за волосы — перерезала ему горло. Это — как контрольный выстрел… Вот теперь полная гарантия, что костоломы из «Иббы-холдинга» по её следу — не пойдут!..

Минуту она постояла, успокаиваясь, прислушиваясь к окружающим её звукам. Было тихо… уютно… хорошо!..

Но следовало спешить!..

Вытерев нож о халат Мильмана, она вытащила из сумочки пластиковый пакет, спрятала туда нож, положила обратно в сумочку. Бросилась к видеомагнитофону, нашла обе приметные кассеты… Проверила их, поочередно засунув в видеомагнитофон. Нашла нужную, но забрала обе (возможно — чтоб сбить с толка будущее следствие, а может — автоматом, не думая)… Кинула в сумочку ещё две приглянувшиеся вещи — барсетку и… бутылку французкого вина, стоявшую на столе (Эдичка хотел тяпнуть рюмку на ночь глядя).

Вышла в прихожую. Надела куртку, надежно укрыв платье со следами крови (наверняка оно было окровавлено!) Всмотрелась в зеркальце, проверяя, нет ли на лице кровавых пятнышек… Проверила и протерла обувь. Накинула капюшон. Выключила свет в прихожей и вышла из квартиры. На лестнице, сняв перчатки, спрятала их в сумочку.

Одежду, обувь и перчатки позднее — уничтожила, и избавилась от «наследившего» ножа.

Возникшую проблему с Мильманом решила быстро и надёжно.

Совесть её была чиста: она же предлагала договориться «по хорошему»!..

А он – не захотел…

Он сам же во всём и виноват!..

Продолжение следует

Владимир КУЗЕМКО, для УК

Читайте также: