Смерть Колокольчика (из записок районного опера). Зашуршали тогда агентами…

Понятно, что Самсон вначале офонарел от подобной наглости, а потом — несильно врезал девке в рыльник, и попытался выкинуть её из кабины. Но тёлка попалась отмороженная, и вместо того, чтобы убежать от него с трусливым поскуливанием побитой сучки — выхватила из рукава шубки остро заточенный финкарь, и — ловко всадила его Самсону в брюхо. Он так и обалдел… 

  Глава 17. Стоклеточный шашист

В начале апреля того же года, уж непосредственно на моей «территории» (в курируемом моим подотделом микрорайоне на окраине Энска) случилось ещё одно ЧП (впрочем, по меркам нашего времени не очень-то и чрезвычайное): в районную больницу с проникающим ножевым ранением в живот был доставлен гражданин Самсонов Илья Антонович, 38 лет, кандидат в мастера спорта по стоклеточным шашкам, он же — «держатель» нескольких кафе и автостоянок в нашем районе, и он же (согласно оперативным данным) один из криминальных «авторитетов» Энска (а в «моём» микрорайоне — вообще самый авторитетный и «заслуженный») по кличке «Самсон». Кстати, ранее — дважды судимый, правда — статьи не очень серьёзные, и сроки — не шибко большие…

Домочадцы нашли Самсона поздним вечером у гаража, за рулём собственного «вольво»: окровавленного, не способного от слабости
вымолвить и слова… Связываться со «скорой» домочадцы не стали, зная, как «быстро» она приезжает!), а тут же на другой принадлежащей семье машине свезли его в больницу, и там — сразу дали врачам на лапу, чтоб лечили «как надо»… В результате и оперативной доставке, и качественного медухода, а также и не очень серьёзного характера ранения состояние Самсона оказалось лучше ожидаемого… Ни на минуту он не терял сознания, и уж тем более — не терял присутствия духа, держась достаточно бодро, хотя и был слегка бледноват.

Но врач, которого я опрашивал, сказал, что Самсонова спасло его могучее «пивное» брюхо, принявшее на себя удар ножа и смягчившее последствия. Будь Самсон хоть чуточку худее — и нож достал бы до его внутренних органов, а в случае обильного кровотечения, — могли и до больницы не довести…

Потом я опросил самого Самсона. На многое не рассчитывал, зная, что по понятиям «пахану» за падло «стучать» на кого-либо, даже если тот и пытался его, Самсона, натурально умертвить… Впрочем, были сомнения: а пытался ли?.. Если б хотел — мог спокойно докончить дело, добив Самсона ножом в шею и грудь… Но – не дорезал. Оставил в живых, явно не опасаясь в будущем ни его свидетельских показаний, ни его мести…

Скорее походило всё на разборку между «своими», — один погорячился, другой погорячился, один ударил кулаком, другой — ножом… А пройдет неделя-вторая — и снова будут вместе, в одной спайке, вместе сидеть в кабаке и коньяк хлестать…

Как я и думал, ничегошеньки Самсон мне не сказал. Изобразил всё так: подъехал он к гаражу, и только собрался вылезать из кабины, чтоб открыть двери гаража, как в кабину со стороны другой дверцы вскочил некий незнакомец (внешности которого Самсон, разумеется, не запомнил), без лишних слов всадил ножик Самсону в живот, вытер лезвие об обивку сиденья, и — был таков! А Самсон остался в кабине, истекая кровью, и грустно размяшляя о невоспитанности нынешней молодёжи и собственной неудачливости, обрёкшей его на ничем не спровоцированное нападение какого-то урода…

Заявление в милицию Самсон писать категорически отказался («да ладно, подумаешь.. немножко кожу продырявили!..»), но по факту нанесения тяжких телесных повреждений милиция действует автоматом, так что кое-какие действия мы произвели… Под протокол опросили Самсонова («ничего не знаю ни о мотивах нападения, ни о личности нападавшего!»), его домочадцев (никто ни о чём ничего не ведал и даже не догадывался), соседей, знакомых и т.д. Голый номер!

Зашуршали тогда агентами… Тем более, что к Самсонову давно уж присматривались, и кое-какие людишки из его ближайшего окружения у нас на крючке уж сидели…

И вот одна самсоновская «шестёрка», которую я однажды мог подловить на наркоте, и хлопнуть года на два, но пожалел — не бескорыстно, вестимо… Так вот, сопля эта продажная мне и шепнула на ухо, что подранила Ивана Антоновича чуть ли не какая-то желторотая соска, чуть ли не шалава приблудная… Самсон даже поверить не мог, что с ним подобная фигня могла приключиться!..

Якобы рассказывал Самсон одному из корефанов (агентик слышал этот разговор собственными ушами), что вслепую использовал он для одного своего дела случайно подвернувшуюся под руку дешёвую мокрощёлку, а она потом подловила его в машине у гаража, подсела к нему и говорит: гони бабки за то, что помогла тебе!.. Тогда как те копейки (а если точно — сто долларов), которые ей были обещаны за её крошечную услугу, она тогда же сполна и получила! Но она вовсе не об этой сумме чалилась — ни с того ни с сего она вдруг потребовала с Самсона за своё молчание… десять «штук» «зелени»!..

Хорош закидон от уличной дешёвки!..

Понятно, что Самсон вначале офонарел от подобной наглости, а потом — несильно врезал девке в рыльник, и попытался выкинуть её из кабины. Но тёлка попалась отмороженная, и вместо того, чтобы убежать от него с трусливым поскуливанием побитой сучки — выхватила из рукава шубки остро заточенный финкарь, и — ловко всадила его Самсону в брюхо. Он так и обалдел… А она выдернула из него нож, спокойно сказала: «Не отдашь бабок — прощайся с жизнью!», и — неторопливо удалилась.

Представляете картинку?!. Лично я – не представляю!..

И ладно бы – напади на Самсона женщина-киллер, это не так обидно, профессиональным убийцей можно выучить каждого, даже и бабу… Но чтоб тебя пырнула обыкновенная потаскушка?!. Эта ничтожная тля?!. Самсон на головы таких, как она, каждый день десятки раз наступает, не глядя, и слыша лишь хруст их черепков и позвонков под своими каблуками… Никто и ничто она рядом с могучим Самсоном!.. Как же посмела она поднять на него свою подлую ручонку?!.

…Тут, конечно же, возникли у меня к сексоту некоторые вопросы. Например: что ж это за дело такое, в котором шлюшка помогала Самсонову?.. И ещё: по всему выходило, что Самсон лично знал напавшую, — так почему же после ранения он не послал людей расправиться с нею?.. И почему она, зная, что он может с нею расправиться, не убоялась его мести?..

Сексот лишь развёл руками. Предлагали-де Самсону «разобраться» с шаландой верные хлопцы, но как-то не проявил он энтузиазма… То ли — боялся, что в случае её смерти оставленный где-то в надёжном месте компромат на него всплывёт… то ли — предполагал, что она действует по наводке кого-то очень влиятельного… то ли ещё что… Короче: девке в итоге так ничего и не сделали!.. Самсон даже никому из «своих» не назвал её имени…

Ну а насчёт «дела» — так то вообще великая тайна!.. Во всяком случае, обсуждать её с кем-либо Самсон не захотел… Но сам сексотишка так кумекал: не с январским ли ограблением Бороды оно связано?!. Но больше ничего к этому добавить агент не смог.

…Крепкий мужик был Илья Антонович. С юных лет — не дурак, и любил везде верховодить. Башка у него шустро работала… Сунулся в стоклеточные шашки, и у него начало получаться — стал кандидатом в мастера, впереди замаячили ответственные чемпионаты и олимпиады, слава и денежки, была некая гарантированная перспектива на будущее…

Но тут Самсон малость промахнулся: в ожидании будущих сверх-доходов решился пока что самообеспечить себя малость, «наехал» на одного, стал вытрясать бабки… А тот оказался не из лохов, грамотно организовал защиту. задействовал свои связи в ментуре и прокуратуре, короче — Самсона посадили.

В тюрьме всё было плохо, кроме одного: каждый смотрелся именно тем, кем и был на самом деле, — тут пыль никому в глаза не пустишь, и никого на понты не возьмёшь, все — учёные-кручёные… Кто дерьмо — тот и выглядит дерьмом, а кто настоящий, дельный, крепкий — к тому и отношение уважительное… О человеке здесь судят не по анкете, как принято на воле, а – по его конкретным поступкам…

Самсон не был слабаком, и понимал, как следует жить, и каким необходимо быть, чтобы вс ё было тип-топ… На волю он уже вышел закалённым, испытанным, заматеревшим, и — яростно ненавидящим это государство, которое вороватей любого карманника, обманчивей любого мошенника и безжалостней любого мокрушника… И ещё одно вынес Самсон из неволи: обратно возвращаться в тюрягу –нельзя!.. Слишком плохо и тяжко здесь для здоровья, слишком надолго вышиблен ты из жизненной колеи, — а ведь оставшиеся «в деле» без тебя не дремлют, норовя сожрать не только свой, но ещё и законно принадлежащий тебе кус от общего каравая…

Осторожность и жестокость — так бы я определил жизненный стиль стоклеточного шашиста.

…Самсон набрал силу и накопил бабло именно в тот период, когда ослабевшее государство предоставило ему и тысячам ему подобных наиболее благоприятные для того условия… Что могла дать ему сука-жизнь, то он сполна у неё из пасти и вырвал!..

Но теперь времена поменялись, взамен прежних правил игры стремительно сочинялись новые, многим при этом раскладе вообще не оставалось места у кормушки, а всем остальным предстояло перестроиться, пристроиться, приспособиться и подстроиться под новое будущее…

А Самсон — не хотел. Вожак по натуре, волк-одиночка, — такой предпочтёт смерть унижению и необходимости «снизиться» до уровня обыкновенного обывателя. Кем он мог бы стать при новой жизни — директором большого завода или владельцем крупной фирмы?.. Так ведь знаний экономических — мало, — не потянет, да и вынужден будет на том месте угодничать перед вышестоящими, перед чиновниками разных уровней, а ему это — как нож по сердцу…

Вновь уйти в большой спорт, сделать то. на что в прошлом не хватило времени и сил — подняться по ступеням спортивной квалификации стать наконец гроссмейстером и чемпионом — призёром?.. Поздно, возраст не тот… Ушёл поезд, уж не остановишь и не догонишь…

Остаётся только одно: рыча и огрызаясь, медленно отступать перед натиском бездушной государственной машины, перед наступающей новой эпохой, а потом, если только удастся уцелеть и не сгинуть в схватке, — залечь где-нибудь в глухом углу, затаиться, зализывая раны. Превратиться в обыкновенного, разыскиваемого державой и травимого судьбой рецидивиста…

Печальна доля Самсона!..

Но, по его собственному мнению, и это — лучше, чем судьба Бороды…У каждого должны быть какие-то принципы, во имя которых не жалко и жизнь отдать… Борода ведь не только ЛЮДЕЙ сдавал и ещё многократно сдаст… Нет, он предал саму идею сплочённости крепких мужиков против гада-государства!.. Он от самого себя и от своего жизненного выбора отрёкся!..

И — зачем?.. Что он в итоге выиграет — дадут ему какую-нибудь видную должность в их вонючем госаппарате, сделают тем же директором, или, например, выберут в мэры и парламентарии?.. И что — прибавит это ему счастья?..

Не так уж и много осталось жить олимпийскому чемпиону (большой спорт здорово подорвал ему здоровье, между прочим!), и ничего из накопленного не унесёт он с собою на тот свет – всё останется здесь… Так на кой хрен тогда ради этого ширпотреба так ронять в себе НАСТОЯЩЕЕ?..

Не дурак был Самсон, понимал в угрюмом размышлении, что нет у него фактически никакого выхода в жизни – только скорая и неизбежная гибель.

А вот Борода хотел и в этом тупике найти выход, словно не устал он ещё от жизни, словно и не в тягость она ему, словно не рад он втайне поскорее закончить её красиво и ярко, как и подобает настоящему Воину…

Вот почему задумал Самсон напёт на особняк Семичагина — в отместку за предательство!..

Подробностей его плана мне никто не докладывал, но если исходить из ситуации, то думаю так: Самсон планировал, взяв «общак», тем самым поймать даже и не двух зайцев одновременно, а — десяток…

Первое — большие бабки в руках завсегда греют душу и возвышают над окружающими…

Второе — Борода скомпрометирован перед владельцами данных ему на ответственное хранение капиталов. Даже если и отдаст им когда-нибудь взамен свои кровные — всё равно уж прежнего доверия ему не будет… Если и не подошлют киллира, то ославят как минимум, а для людей подобного уровня худая слава — хуже смерти!..

Третье — появляется возможность для подковёрных маневров, на которые стоклеточный шашист так скор и гаразд…

Скажем, можно через посредников выйти на Бороду и предложить ему возврат части «общака», в обмен на какие-то услуги… Например — Самсон допускается к деятельности части из семчагинских фирм в качестве их со-учредителя!.. Или же Борода проводит Самсона в кой-какие «авторитетские» сферы, куда до сих пор ему по ряду объективных причин путь был заказан…

И в-четвёртых, чуть ли не самое главное — насладиться зрелищем униженности соперника, пропустившего ощутимый удар и вынужденного пасть на колени перед своим более удачливым соперником!..

Так строил свои планы Илья Самсонов, но — увы… Судьба сыграла с ним неприятную шутку…

Судя по той информации, которая дошла до нас «низом», в увезённом из семчагинского особняка и вскрытого за городом сейфе никакого «общака» — НЕ БЫЛО!..

Ну то есть какие-то там бабки там валялись, пять-десять «штук» на мелкие расходы, но — не больше!.. А сам «общак» хранился совсем в другом месте… Не настолько же был глуп Семчагин, чтобы хранить чужие деньги в сейфе, о котором многие знали!.. Никакие запоры в этом случае не спасут от лихих ребятишек… А вот если растолкать всё по нескольким укромным тайничкам, без всякой охраны и приметных сейфов, вестимо, то кто ж узнает-догадается. где они находятся?.. Разве что сам Семчагин и проболтается, но он — не из таковских…

…Теперь представьте ситуацию, в которой неожиданно оказался Самсон.

Обворованный олимпиец первым делом распустил слушок, что «общак»-то как раз и был в сейфе, и тут же — вернул все денежки полностью их владельцам, якобы — «из собственных капиталов»… Дескать, «Не могу и на секунду допустить, чтобы кто-либо по моей вине (хотя бы — и временно) почувствовал себя в минусе… Так что взамен украденного — своё отдаю вам, родное!..» Хотя на самом деле — отдавал людям он их же собственное лавэ, так что не терял ни капельки…

«Авторитетам» понравилась такая оперативность, а потому на промашку Бороды с охраной чужих средств никто и внимания не обратил…

Ну а затем Борода начал через свои каналы демонстративно искать и самих воров, твердя на всех сходняках: «Покусившиеся на «общаковское» — достойны только смерти!..» И в итоге оказался Самсон без малейших козырей на руках, но зато под прицелом не только Семчагина, а и оскорблённых покушением на общественные денежки «авторитетов»…

Что-то с задуманной кандидатом в мастера спорта комбинации не срослось!.. Это и понятно — ведь всего лишь кандидат… а руку поднял — на Чемпиона!.. И в итоге оказался при бобах… Оно конечно, можно надеяться, что не сможет Борода выйти на след своих обидчиков, и сдать их владельцам «общака», тогда Самсон отделается лишь маленьким испугом… Но что-то мало надежды на это!..

Как ни маскируй свои поступки, а что-нибудь где-нибудь утечёт обязательно, это лишь вопрос времени…

Самсон, возможно, и не тянул на гроссмейстера, но и не юношеским же второразрядником был!.. Не стал ждать неизбежного, а сделал упреждающий шаг: вышел на Бороду и изложил ему свою, весьма занятную версию произошедшего…

Оказывается, хату Семичагина ломанули трое налётчиков из Тюмени, — не знали они, на кого замахнулись, потому только и сработали…

А он, Самсон, на первом этапе оказал им кое-какую помощь, даже не догадываясь, кого именно они надумали почистить… Когда узнал (много позже произошедшего) — возмутился, налётчикам дал по ушам и выкинул их из города, а отнятую у них добычу («рыжьё», брильянты, «шматьё» и т.д.) с извинениями готов вернуть владельцу…

«Одна только заковыка: в сейфе никакой «капусты» не было!.. Перед кем хошь могу в этом дать подписку…» — уверял Самсон.

И вот, перешёл он к сути, если готов закрыть глаза господин Семчагин на невозврат «общака» по уважительным причинам («мы его не брали!»), то тогда всё — окей, а если нет — так Самсон доложит ситуацию на «сходняке», пусть ЛЮДИ и решают…

Борода намёк понял: Самсон расскажет всем, как дурит общество Семчагин, трендя про якобы проявленное им благородство при компенсации похищенного владельцам «общака» из собственного кармана. Ясно, что за такие шухры-мухры никто Бороду не поблагодарит, и по головке не погладит…

Хотя и другое понятно: самому Самсону так или иначе за причастность к покушению на «святое» тоже не поздоровится… Так что выходило: оба они не заинтересованы в огласке, а интерес у них ныне совсем другой: взаимно поладить, и тайно договориться, никому про это не рассказывая… Так и сделали…

Самсон отдал практически всё из похищенного с хаты Семчагина, за исключением кое-какой никому особо не нужной аппаратуры. Ну и пару камешков оставил себе — на память, а также в косвенное подтверждение версии своей непричастности к налёту: «Не сам грабил — не всё и смог вернуть обратно, в подобных ситуациях откуда же у случайного человека ВСЕМУ взяться?!»

Борода ситуацию просекал, и на абсолютно полном возврате не настаивал, Понимал: Самсону надо помочь сохранить лицо. Прекрасно просекал и другое: Самсон – и грабил, ход оказался неудачным, и Самсон потерял некоторые важные позиции… Лохнулся, одним словом!

Борода предпочитал таких — не добивать…

Глава 18. Она его не простила…

Теперь — о бабе.

Обычная шмакодявка, нанятая для разовой акции. Обычно таких только «в тёмную» и используют: дали «закладку», велели: «Как приедешь на адрес – незаметно пристрой её там-то, за это — сто долларов!», и – всё, без лишних базаров…

После акции исполнительницу разумнее было бы убрать как свидетеля, но мы ж – не Дикий Запад… Это там мафиозники мочат народ почем зря… Утром встал не с той ноги — и это уже повод отправить на тот свет половину окружающего населении… У нас иначе: живого человека в мёртвого превращают или по очень уж вескому поводу, или по пьяни (что само по себе тоже — весомая причина), а в остальных случаях — оставляют в живых кучу случайного люда… Ну и бывает, что из-за этой своей мягкотелости потом и страдают хорошие мужики…

В общем, сунули сотню использованной проститутке — и забыли про её существование. А она, узнав о захапанной ночными грабителями знатной добыче на хате у Семичагина, решила войти в долю… Выждала какое-то время, и — заявилась к Самсону с ультиматумом: либо он отмаксает её десять «штук», либо Семчагину и прочим «авторитетам» будет отправлена писулька с наколкой на того, кто поручил её сделать «закладку», причем «письмо будет отправлено даже в том случае, если меня не будет в живых!» Прямо-таки за яйца стальной клешней ухватила она стоклеточного шашиста…

Изумлённый Самсон воспринял эти слова как блеф вздорной бабы, но попытка слегка повоспитывать её закончилась для него пером в брюхо. И хорошо ещё, что добивать не стала!.. А зачем ей — добивать?.. Она ж ещё надеялась скачать с него бабки…

Но тут коса нашла на камень. Отлежавшись в больничке и выйдя на вольный воздух, Самсон платить соплячке категорически отказался. Хочешь рассказать «паханам» о прокрученном мною дельце?.. Рассказывай!.. Борода и так всё знает, а другие… Что ж, ответит Самсон перед другими, но перед этим — непременно сумеет дотянуться до метёлки, и сотворит с нею такое, что мало не покажется!.. Так, видимо, сообщил Самсон через кого-то напомнившей было о долге наглой шлюхе. Но из этих же слов следовало, что и мстить ей за ножевую рану он не собирается, во всяком случае — пока что…

На такое не совсем стандартное решение Самсона толкнуло два обстоятельства.

Первое — он всё-таки оценил дерзость и бесстрашие кинувшей ему вызов потаскушки… Сильный уважает только силу, причём имеется в виду не накачанность мускулов (среди тех же криминалов сколько угодно мускулистых амбалов, в итоге так и не сумевших подняться выше уровня заурядных «шестёрок»), а — сила духа, умение стоять на своём до конца, и готовность, без колебаний поставив на кон свою жизнь, достойно умереть в том случае, если эта ставка будет бита…

Самсон сам был таким. Он был ВОИН. И вспоровшая ему живот острой железкой соплячка тоже оказалась ВОИНОМ. Разумеется, он вовсе не склонил почтительно голову перед этой продажной шалавой… Но — оценил её как вполне реальную помеху. Скажем так: — отнёсся к ней как к мужчине…

Что он сам мог предъявить ей — что она требует бабки?.. Так и он на её месте в подобной ситуации поступил бы точно так же, потребовав своей доли от добычи в деле, где его использовали вслепую и за грошовую оплату… Другой вопрос: дали б ему эту самую долю!.. Но это уже решается не дискуссиями, а в схватке характеров, умов, талантов и удач, наконец… Так что по большому счету пацанка ни в чём не отступала от «понятий».

Оно конечно, не ей, шлюхе, тянуться встать вровень с бывалым волчарой, но с другой стороны — почему бы тёлке и не испробовать себя в деле?.. 99% гарантии, что — не получится, и сломает себе шею, но это уж её забота…А всё равно хоть один шанс из ста на удачу, да — есть!.. Зато в случае успеха она — на коне!..

…И второе… Самсон милку пожалел лишь временно, типа: «Пока – живи, а там видно будет…»

Пройдёт время – придёт и её час… Когда забудется эта история с якобы взятым у Бороды из сейфа «общаком», и потеряют всякую силу возможные разоблачения в этом самсоновской роли, тогда однажды на улице подхватят эту спешащую по очередным своим делам шлюху дюжие хлопцы — самсоновцы, швырнут в неслучайно оказавшуюся рядом тачку, увезут в неизвестном направлении, и больше о ней никто и никогда не услышит…

Так что простил на какое-то время напавшую на него девку Самсон, а те бабки, которые она от него требовала, и некоторые права на которые она действительно имела (пусть и в куда меньших размерах), Самсон оставил у себя, — как бы в уплату ущерба, нанесённого ему ударом бабского ножика… Это была плата за рану — всё честно и по «понятиям»…

Но это Самсон так думал. А сама девка думала иначе.

…На много ходов вперёд считал кандидат в мастера, но — не на достаточно много… Из его расчётов вытекало, что шлюха после всего натворенного ею сейчас будет сидеть тихо, как мышка в норке, дрожать от ужаса в ожидании возмездия, и не рыпаться, свято надеясь, что добрый дяденька Самсон не станет зловредничать, и подарит ей жизнь…

  Не учёл одного: не того полёта птичка была перед ним… Это он её простил (пусть и на время), а она его — не простила!.. Он зажал её законную долю, что по всем «понятиям» — западло…  

Ну то есть – как… Если твоё бабло зажали, но у тебя нет возможности и решимости забрать их силой, то тогда ты – лох, а забравший твои бабки — мужик дельный и правильный.

Зато если подловил ты должника своего, и порвал на кусочки, рыча и плюясь от ярости, или же, более цивилизованный вариант, если поставил его на счётчик, и после «пресса» — выдавил из него долг с афиногенными процентами, то тогда ты — голова, а твой оппонент — гнилушка…

Кто в оконцовке сильнее — тот и прав!..

Тёлка не ощущала себя слабее Самсона.

И пока он маялся дурью, пока вальяжничал на своих автостоянках и торговых точках, пока холил себя мыслью, что вот-де проявил благородство и простил бабу, — «прощённая» уж ПРИГОВОРИЛА его, поставила на нём маленький жирный крестик в длинном списке ныне живущих на этом свете, — вроде бы пустячок, крошечная карандашная птичка, но за нею — могила, жующие твоё тело прожорливые черви, и трупные газы, со вздохом вырывающиеся из твоего утомлённого бытиём тела… За тем крестиком стояла сама Смерть!..

…Но это — впереди. А пока — все живы, все смеются или печалятся, мечтают, надеются и существуют в этом мире, довольные собою…

Жизнь продолжается!..

…Вот какой виделась мне ситуация в тот момент. Каких-то подробностей я мог и не знать, но общей картины они не меняли.

Разумеется, своими догадками я ни с кем не делился. Оно мне надо – в посторонние разборки влезать?.. Раз начальство меня в это дело не впутывает, то и ладно, так пусть и будет… Моя хата — с краю!..

Однако я предчувствовал, что этим дело не закончится, и будет ещё какое-то продолжение… Я был убеждён, что мне ещё придётся лично познакомиться с этой загадочной шлюхой-ВОИНОМ, и пообщаться с нею наяву…

…Но я ошибся.

Живою её я так никогда и не увидел.

Продолжение следует

Владимир КУЗЕМКО, для УК

 

Читайте также: