Французский шпион в Москве попался за попытку убийства любовницы

Подполковник-шпион безуспешно пытался уйти от расплаты за предательство с помощью «мокрухи». Это история подполковника советской научно-технической разведки и авантюриста Владимира Ветрова, завербованного в Париже в конце 60-х годах французской контрразведкой под псевдонимом «Фэрвелл». После второй командировки в Канаду в середине 70-х гг. он был отозван в Москву и за пьянство отстранен от загранработы. Его оставили в Центральном аппарате разведки КГБ, отправив в аналитическое подразделение, после чего он возобновил свою преступную связь с французской спецслужбой.

Любовница шпиона

Людмила Ошкина, по другим источникам — Людмила Аничкина (следствие скрывает имена лиц, проходящих по уголовному делу), была сослуживицей и любовницей Ветрова. Статус любовницы ей вскоре надоел, и в феврале 1982 года она поставила Ветрова перед выбором: либо ты бросишь семью и уйдешь ко мне, либо я сообщу о нашей связи руководству. Сроку на раздумье Ошкина-Аничкина дала ровно месяц.

Ветров прекрасно понимал, какими неприятностями могла обернуться для него «телега» подруги. В КГБ свято блюли целомудренность и непорочность. От оперативной работы отстраняли только за развод с женой. А тут — любовница, да еще и сотрудница. Оперативный план, как «разрулить ситуацию», быстро созрел в голове опера.

Если Ошкина-Аничкина приведет свои угрозы в исполнение, Ветрову наверняка придется проститься с престижной работой. К тому же его неотступно преследовал страх перед разоблачением. Что делать? 22 февраля он предложил Людмиле поехать на романтическую прогулку, и они отправились на природу — в Рублевский лес. Прямо в машине Ветров откупорил бутылку шампанского.

Опер действовал решительно

Допив с коварной возлюбленной благородный напиток, подполковник с неожиданной жестокостью саданул женщину пустой бутылкой по голове. Удары сыпались один за другим. Сначала Ветров бил ее бутылкой, затем схватил гаечный ключ. Однако чекистка оказалась не робкого десятка. Она вырвала ключ и наотмашь стукнула им Ветрова. Он опешил, а жертва выскочила из машины. Ветров накинулся на нее с ножом. На крик жертвы бросился случайный прохожий, которому Ветров нанес смертельное ранение.

Вопреки уверенности Ветрова Людмила не умерла, а доползла до ближайшего населенного пункта, деревни Екатериновки. «Я из КГБ. Срочно звоните в милицию, вызывайте «скорую». Скажите: меня пытались убить». Не прошло и двадцати минут, как на место приехали дежурная милицейская группа и спецбригада врачей.

Задержать преступника не составило особого труда. Через четыре часа гаишники остановили автомобиль «Жигули», номер которого значился в ориентировке. Водитель был доставлен в 75е отделение милиции. Им оказался… подполковник внешней разведки КГБ Владимир Ветров.

Третьего ноября 1982 года военный трибунал Московского военного округа признал виновным Ветрова Владимира Ипполитовича в покушении на умышленное убийство с особой жестокостью, умышленном убийстве и ношении холодного оружия. Он был приговорен к максимальному сроку — пятнадцати годам колонии строгого режима с лишением воинского звания и наград и отправлен по этапу в Иркутск, в колонию №272/3. Однако отбыть наказание за убийство Ветрову было не суждено…

Конец агента «Фэрвелл»

В январе 1983 года во французском посольстве в Москве сломался телекс. При ремонте обнаружилось, что в одном из конденсаторов установлен электронный «жучок», способный передавать телеграфную информацию во внешнюю электросеть. Аналогичные устройства были обнаружены и в остальных пяти телексах посольства. Франсуа Миттеран, решив применить санкции к СССР, поручил контрразведке подготовить список офицеров КГБ и ГРУ для их высылки из Франции. Из предложенной сотни, пользуясь данными Ветрова, было отобрано 47 имен.

В марте 1983 года представителя посольства СССР вызвали в министерство внешних сношений Франции и вручили ноту протеста, а заодно и список советских граждан, высылаемых из страны за шпионаж. В качестве основания французская сторона вручила советскому дипломату секретный документ Военно-промышленной комиссии при Совмине СССР. Аргумент более чем убедительный… Одновременно из разных стран была выдворена большая группа советских дипломатов (только из Европы и США — 88 человек). Адресность была исключительна, т.е. точно направлена против загранрезидентур КГБ и ГРУ.

В этот же период, как на грех, западные контрразведки начали «реализовывать» сведения, полученные от Ветрова. Во Франции за шпионаж в пользу СССР были арестованы архивариус Научно-исследовательского центра угледобычи Патрик Герье и служащий компании «Томсон-ЦСФ» Пьер Бурдиоль, принимавший участие в разработке сверхсекретной космической ракеты «Ариан». В Бонне арестовали Манфреда Реча, главного инженера управления планирования «Мессершмит-Белков-Блом», который 17 лет сотрудничал с советской разведкой. В США задержали Томаса Кована, являвшегося инженером отдела сложных технологий компании «Нортроп». В Лондоне арестовали гражданина ФРГ Вернера Брукхаузена, который участвовал в 300 поставках запрещенных к экспорту американских технологий, позволивших СССР получить целый завод по изготовлению интегральных микросхем.

В Тель-Авиве за шпионаж в пользу СССР арестовали агента советской разведки 62летнего доктора медицины Маркуса Клинберга, заместителя директора Центра химических и биологических исследований Института военной медицины в Нес-Ционе.

Аналитики КГБ сошлись в одном: предательство совершено в управлении научно-технической разведки КГБ. Дальнейшее, как говорится, было делом техники. Раскручивать «крота» взялась внешняя контрразведка КГБ. Она и вышла на Ветрова.

В августе следственный отдел КГБ возбудил уголовное дело по признакам измены Родине, статья 64, пункт «а». Единственным подозреваемым был подполковник управления «Т» ПГУ КГБ Ветров Владимир Ипполитович, отбывавший наказание за убийство в иркутской колонии строгого режима. Для допросов его перевезли в следственный изолятор КГБ. Поняв, что «отсидеться» не удалось, Ветров признался во всем.

Порядки в стране были жесткими. Предателю (а тем более офицеру КГБ) приговор был один. 14 декабря Военная коллегия Верховного суда СССР под председательством генерал-лейтенанта Бушуева вынесла вердикт: приговорить Ветрова Владимира Ипполитовича к высшей мере наказания. Президиум Верховного Совета СССР оставил приговор без изменений. 23 января шпион был расстрелян. В свидетельстве о его смерти в графе «Причина смерти» стоит прочерк. Неожиданно, но справедливо: не скрывая истины, но и не желая ее обсуждать.

Станислав Лекарев, Аргументы недели

Читайте также: