Мой ласковый и нежный киллер

Бизнесмен, которого дважды «заказывала» киллерам его невеста,дал эксклюзивное интервью:

— Может быть, изобьем его как следует? — спросил киллер, закуривая дорогую сигарету.

— Нет! — лицо заказчицы исказила злоба. — Его надо убить! Стреляйте прямо в затылок!

Это не отрывки из кровавого триллера. А реальная запись разговора 21-летней красавицы Анастасии, в прошлом вице-мисс Москвы, с потенциальным убийцей. Жертва — 40-летний чиновник, в то время замдиректора торгового дома, снабжающего продовольствием первых лиц государства.

К счастью, оперативники задержали дамочку с поличным. Ей светило не менее 10 лет. Но неожиданно вмешался сам чиновник. Он заявил: «Я люблю эту женщину и хочу на ней жениться!» Судьи скостили наказание до условного срока…

Увы, счастье было недолгим. Новоиспеченная супруга… вновь «заказала» благодетеля. О том, каково это — связать себя узами брака с собственным палачом, — «МК» рассказал сам бизнесмен, чудом уцелевший в водовороте семейной жизни.

— Игорь, когда вы только познакомились с Анастасией, что вас больше всего в ней привлекало?



— Впервые я увидел ее на конкурсе «Хрустальная корона» в 2003 году. Она была одной из участниц — яркая, эффектная девушка, уже успевшая к тому времени завоевать титул «вице-мисс Москвы». В тот раз Настя не заняла призового места, но мне запала в душу сразу. Выразительные черты, умение одеваться со вкусом… Еще в ней подкупала высокая самооценка. Как ни странно, из-за этого я в итоге и пострадал — девушка оказалась чересчур высокого мнения о себе и решила, что ей можно творить что угодно.

— Вы подошли к ней и сказали: «Анастасия, позвольте с вами познакомиться»…



— Все было не совсем так. Нас представил мой приятель, который и устраивал «Хрустальную корону». Думаю, что отчасти наше знакомство компенсировало Насте ее проигрыш. Ведь я бросил к ногам бедной 21-летней студентки из провинции (Настя училась тогда на 3-м курсе Плехановской академии. — Прим. авт.) все свое состояние!

— Можно с этого момента подробнее?



— Я не отказывал этой леди ни в чем. Во-первых, я распахнул перед ней двери своей квартиры в «Алых парусах», куда она могла приезжать когда захочет и жить сколько пожелает. Во-вторых, она могла в любой момент взять у меня ключи от машины и отправиться к родителям.

Когда она захотела собственную машину, я купил ей «Мерседес». Выдавал и на карманные расходы столько, сколько просила.

— И отчета о потраченных суммах не требовали?



— Нет. А зачем? Я жил по принципу «для любимой ничего не жалко». Давал ей полную свободу и рассчитывал, что сам тоже имею право жить так, как мне нравится. К примеру: захотел — привел домой другую девушку и провел с ней ночь…

— А Настя вас застукала?



— Застукала — не то слово! Она устроила дичайший скандал, будто была мне законной супругой. А потом пошла и в сердцах «заказала» меня своему личному таксисту. Хотя, знаете, мне до сих пор кажется, что именно этот хитрый 50-летний лис и подвел ее к мысли об убийстве. Все-таки он, а не она был к тому времени дважды судим, кажется, за «огнестрелку».

— Кто же вам предоставил запись?



— Да сам таксист и принес. Правда, не пойму, зачем. Может, надеялся получить от меня солидное вознаграждение?

— Наградили?



— Да прям! Я его сразу за шкирку и — в ГУБОП. Там у него взяли показания и попросили доиграть роль киллера до конца. Оказывается, Анастасия поставила ему условие — пристрелить меня, причем обязательно в голову, сфотографировать труп и предоставить ей потом фотодоказательство в обмен на 10 тысяч «зеленых». 5 тысяч долларов аванса (вытащенные Настей из моего же пиджака!) у таксиста к тому времени были уже в кармане.

Пришлось потрудиться в качестве актера и самому Игорю. Оперативники уложили его на землю и налили на правую щеку обычный кетчуп, имитируя кровь. Некоторое время пришлось полежать на снегу неподвижно, чтобы фотографии получились четкими.

— Кстати, вам не опротивели с тех пор томаты?



— Есть люблю, а так не очень. Шутка.

***

Итак, 22 декабря 2003 года возле ресторана «Трактир» на Нагатинской улице «киллер» вручил барышне фотографию: труп предпринимателя, голова прострелена, а из раны сочится «кровь»… Уловка удалась. Довольная результатом Анастасия повертела фотографию в руках, пообещала, что обязательно сожжет последний портрет любимого. Затем открыла сумочку, извлекла оттуда 5 тысяч баксов и передала своему помощнику. В этот момент оперативники и повязали бывшую вице-мисс с поличным.

— Что вы делали в это время?

— Я стал подумывать о смене рода деятельности. Несмотря на то что в тот момент на работе все относились ко мне с сочувствием, я понимал, что это временно. Слава богу, у меня были средства, накопленные еще до работы в кремлевском предприятии за счет бизнеса. Большую часть их я и вложил в новое дело.

— А Настю в тюрьме навещали?



— Я посетил ее в камере лишь раз. Как это описать? Голые стены, промозглость, тюремная баланда. Первое, что я сделал, когда вышел оттуда, это приказал своему водителю через день приезжать в СИЗО, чтобы кормить мою горе-убийцу.

— Наверняка во время очной ставки она просила у вас прощения, клялась, что произошло недоразумение?



— Нет. Понимала, наверное, что это бесполезно. Единственное, о чем она просила, — это спасти ее от тюрьмы. И еще как-то прислала мне забавную телеграмму: «Игорь, что же мы наделали? Ведь теперь мне придется встречать одной Новый год!»

Поистине красота — страшная сила. Промучившись неделю-другую, еще недавно обреченный на смерть предприниматель все же простил свою коварную пассию. Мысль, что этому нежному созданию придется томиться в тесной камере с убийцами, ужасала Игоря. К тому же его постоянно осаждали родители Насти. Отец, бывший военнослужащий и мать-домохозяйка, по его словам, буквально валялись в ногах, умоляли, чтобы он вытащил дочь из тюрьмы.

— В итоге я сдался, — говорит Игорь. — Ну что, думаю, мне за польза от ее страданий. Надо вытаскивать глупую девку из ямы, ведь 4 месяца уже просидела, должна была одуматься.

***

Но помочь «бедной Насте» оказалось не так просто. «Я простил эту девушку и хочу, чтобы вы прекратили уголовное дело», — заявил Ланцов следователю прокуратуры Южного округа. «Поздно, — ответили ему, — механизм уже запущен, и остановить его может только какая-нибудь уж совсем чрезвычайная ситуация»…

— Женитьба?



— Вот именно. Мы с адвокатом прикинули все возможные варианты и поняли, что только мое предложение руки и сердца может спасти Настю от колонии. Что я, собственно, и сделал.

В связи с таким поворотом событий девушку выпустили из изолятора. И жизнь изменилась как по мановению волшебной палочки. Тесная камера превратилась в зал бракосочетаний, а бездушный Игорь, упекший ее за решетку, — в прекрасного принца. Следователи готовились к передаче дела в суд, а молодожены снова были счастливы в его уютном гнездышке. По крайней мере именно это они старались внушить гособвинителям. И получилось! Вместо ожидаемого обвинения в подготовке заказного убийства Анастасии вменили всего лишь статью за подстрекательство к убийству. Нагатинский межмуниципальный суд приговорил ее к 5 годам лишения свободы… условно.

— А что было после марша Мендельсона?



— Увы! Сказки со счастливым концом у нас не получилось. Ровно месяц мы прожили вместе, пока все не утряслось, а потом, сразу после «медового месяца», я написал заявление на развод.

— И какую причину указали?



— Ту же самую — ее попытку прикончить меня. Не прикидываться же мне мазохистом и дальше. Сделал доброе дело — до свидания.

— Как Настя вела себя во время бракоразводного процесса?



— Не знаю. На суде от моего имени выступал мой адвокат. Сам я в этот момент наслаждался успокаивающим массажем в СПА-центре.

А вот то, что она выкинула потом, — никогда не забуду. Сразу из зала суда моя бывшая жена поехала к нашему общему знакомому чеченцу и вновь попросила меня убить.

— ???



— Я сам опешил, когда Адлан пришел ко мне с этой новостью. Уже не знал, что и думать. Может, она действительно любит меня и надеялась, наивная, что я женился на ней, чтобы жить вместе долго и счастливо? Однако не исключал я и того, что у девушки не все в порядке с психикой.

— И как же вы отреагировали?



— Как и в первый раз — сразу отвез «киллера» в милицию, писать заявление.

— День сурка да и только!



— Да уж лучше был бы День сурка. Но я на этот раз сам изменил «сценарий». Адлан написал на Петровке подробное заявление о полученном «заказе», и мы уехали. Однако сам я решил делу ход не давать. Смешно уже — сколько можно жениться, стреляться, расходиться. Потом же снова вытаскивать эту дурочку из тюрьмы придется.

— Но вы хоть знаете, где она сейчас?



— Не знаю и знать не хочу. У меня сейчас новая любовь — тоже 21-летняя студентка, только на этот раз из МГУ. А вообще история с Настей научила меня одному — нельзя давать девушке сразу все. Иначе у нее может закружиться голова. Все дары она должна зарабатывать постепенно, ежедневно доказывая свою преданность.

МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ

Читайте также: