Ольга и Людмила были проститутками в Чехии

Девушкам угрожали, что убьют их родителей. «Я все расскажу, но прошу: не пишите фамилию и не фотографируйте. Три недели назад я замуж вышла, муж ничего не знает, — просит 22-летняя Ольга из Стрыйского района. Украинка, попавшая в сексуальное рабство в Чехии, теперь проходит психологическую реабилитацию в центре «Оазис» Западноукраинского центра «Женские перспективы».”Оазис” арендует второй этаж частного коттеджа за Львовом. Адрес не разглашается — ради безопасности клиентов. Ольга пришла сюда с подругой, 20-летней Людмилой. Полтора года назад девушки были еще в руках торговцев людьми.

Сидим в беседке у маленького озера.

— Это была моя идея — ехать за границу, — говорит Ольга, высокая блондинка в джинсовом сарафане до колен. Внешне ничто не свидетельствует о том, что женщина год работала проституткой. — Мы с Людой шили одежду на фабрике. Зарплата часто задерживалась. Папа мой инвалид, а маме одной тяжело нас прокормить. У меня еще брат есть, в девятом классе.

40-летняя Галина, соседка Ольги, пообещала трудоустроить девушек в Чехии — официантками в баре на 500 евро ежемесячно. Помогла оформить паспорта, открыть визы, приобрести билеты на автобус.

— Она вместе с нами поехала в Прагу, — рассказывает Ольга. — Когда пересекли границу, забрала наши паспорта — мол, так надежнее. Потом отдала их Томашу, молодому мужчине лет 30 — владельцу бара, в котором мы должны были работать.

— Я видела, как он давал Гале деньги, — добавляет стриженая ”под мальчика” Люда, невысокого роста, в зеленых широких брюках и черной футболке.

Девушки замолчали, переглянулись.

— Расскажешь дальше? — спрашивает Люда.

Ольга опустила глаза.

— Когда Галя ушла, — шепчет, запинаясь от волнения, — тот мужчина отвел нас в маленькую комнату в подвале и буркнул: ”Сидите здесь и ждите”. Там было еще трое девушек из Черновцов. ”Объясните им, что нужно делать”, — кинул и пошел.

В тот же вечер Томаш сказал:

— Будете упираться на работе — убьем, где родители живут в Украине — знаем. Для убедительности показал фотографии замордованных девушек. Через час Ольгу отдали клиенту — парню лет 25. Тот заказал для нее коктейль в баре. Не успела пригубить — под руку повел в мотель через дорогу.

— На первый взгляд показался приятным мужчиной, — говорит Ольга. — Думала, пожалуюсь ему — отпустит. В комнате ожидали еще двое его приятелей… Насиловали меня по очереди.

Из бара в мотель и обратно Ольга и Людмила ходили ежедневно. Так длилось почти год.

— Клиентами были, в основном, женатые мужчины 40–50 лет, — продолжает Ольга. — Приезжали на дорогих машинах. Нормально с нами обходились, не били, о презервативах спрашивали. А молодых чехов мы боялись. Они просто издевались. Приходили с пивом своим хваленым, пили, а затем связывали нас и бутылки пихали… — Ольга закрыла лицо руками: на глаза навернулись слезы.

В конце каждой недели Томаш давал девушкам по 30 евро — на еду и презервативы. Обещанные 500 евро не видели ни разу. Им выдумывали штрафы: за слезы, за отказ выпить с клиентом, за неискренность в постели, за плохой вид… Несколько раз владелец бара приходил с мобилкой и приказывал звонить по телефону домой, радостно щебетать, что работу нашли, что присматривают за малышами, мол, платят хорошо.

— Дальше улицы не отпускал, — говорит Люда. — Да и куда пойдешь без документов?

Из рабства девушек освободили полицейские. Ольга была задержана, когда утром выходила из мотеля. Девушка сказала, что документы в баре. Томаш вернул паспорт ”официантки”. Виза у Ольги была просроченная, и ее депортировали.

— А я убежала с одной полячкой, — рассказывает Люда. — Без денег, автостопом, добрались к границе, снова попали к сутенерам. Они отвезли нас в Германию. Все началось снова, пока не депортировали.

Дома родственникам девушки правды не рассказали. Писать заявление в милицию не хотят: боятся мести и огласки. ”Доброжелательницы”-соседки больше не видели. Наверное,выехала за границу. Несколько недель назад Ольга вышла замуж. Подруга ей посоветовала обратиться в ”Женские перспективы”.

— Приезжаем сюда несколько раз в неделю к психологу — чтобы от шока отойти, — продолжает Люда.

— Девушкам нужно было сразу обращаться в полицию и не ждать, пока их депортируют, — говорит Елена Кальбус, 45 лет, из центра ”Женские перспективы”. — Наши люди больше всего боятся депортации, потому что придется возвращаться домой без денег и с долгами.

За год в центр обращается с десяток пленниц сексуальной индустрии. Бесплатная психологическая помощь им предоставляется при содействии фонда ”Возрождение”.

Сделайте копии документов

— Никому не доверяйте паспорт и проездные документы, — советует Елена Кальбус выезжающим за границу. — Возьмите с собой копии внутреннего и заграничного паспортов. Такие же копии и информацию о месте запланированного пребывания оставьте родственникам. Выясните, имеет ли фирма лицензию на посредничество в трудоустройстве за рубежом в Украинском центре занятости Министерства труда по тел.: (044) 220-50-97, 289-50-97. Если случилась беда, звоните на национальную бесплатную линию 8-800-500-22-50.

Посадили восемь сутенеров

В 2006 году отдел борьбы с преступлениями, связанными с торговлей людьми, УМВС во Львовской области возбудил четыре уголовных дела. За продажу 15 человек в Польшу, Чехию, Турцию, Израиль к ответственности привлечены восемь украинцев.

— В действительности, случаев эксплуатации людей больше, — говорит заместитель начальника отдела Игорь Жига, 30 лет. — Но о них никто не знает, потому что потерпевшие не обращаются в милицию — боятся расправы. Часто проституток отпускают с условием, что они привезут еще двух-трех человек. Вместо того, чтобы идти в милицию, они вербуют своих знакомых.

Максимальный срок наказания за торговлю людьми — 15 лет.

Кристина Шевчук-Старецкая, Газета по-украински

Читайте также: