Советская людобойня: во львовской тюрьме на Лонцкого допросы и пытки продолжались до 2000-х

Сегодня Тюрьма на Лонцкого переформирована в музей, но стены и камеры остались те же, и до последнего времени здесь даже проходили обыски и допросы. Что было и что происходит сейчас в стенах этого жутковатого здания. Проследуем в в закрытый для посторонних подвал тюрьмы, где когда­то устраивали самые страшные пытки и совевршали убийства.

Стены этого здания во Львове никогда не забудут тех ужасов, которые происходили здесь во время Второй мировой войны. Тогда Тюрьма Народного комиссариата № 1 стала настоящим советским лагерем смерти, где сами НКВДисты подвергали страшным пыткам украинцев – так называемых «узников совести».

Картина, которая осталась после отхода Красной армии, поразила даже хладнокровных фашистов. Камеры и коридоры были заполнены изувеченными трупами, двор залит кровью. Большое красное пятно было видно даже на аэрофотоснимке, сделанном немецким самолетом­разведчиком.

Тюрьма на Лонцкого во Львове, внешний вид здания
Тюрьма на Лонцкого во Львове, внешний вид здания

Сегодня Тюрьма на Лонцкого переформирована в музей, но стены и камеры остались те же, и до последнего времени здесь даже проходили обыски и допросы. Что было и что происходит сейчас в стенах этого жутковатого здания, «РепортерUA» рассказали местные работники, которые провели нас в закрытый для посторонних подвал тюрьмы, где когда­то устраивали самые страшные пытки и совевршали убийства.

От одной только мысли о том, что здесь творилось, мурашки бегут по коже. Что уж говорить об ощущениях, когда ступаешь по бетонному полу камер, который, кажется, до сих пор отдает красноватокровавым оттенком тех страшных событий. Нетронуты и стены, на которых сохранились рисунки и надписи заключенных, пытавшихся вести счет бесконечным дням во львовской тюрьме на Лонцкого…

Первый камень в фундамент тюрьмы для австрийской жандармерии заложили еще в 1880 году. Во времена Речи Посполитой здание служило главным управлением польской полиции, а часть крыла, которое выходит на бывшую улицу Лонцкого во Львове, переоборудовали под камеры для заключенных. Но наибольшую славу тюрьма получила после 1939 года, когда Западную Украину присоединили к СССР и на Галичину передислоцировались войска Красной армии, подкрепленные загоном спецназначения НКВД.

Красный конвейер

Сразу после этого начинаются репрессии против галичан — массово арестовывают священников и учителей, целые украинские семьи эшелонами вывозят в Сибирь. Тогда тюрьма получает название «Тюрьма Народного комиссариата внутренних дел № 1» и за короткий срок зарабатывает славу самого кровавого места пыток Украины. Заключенные «катовні» – украинцы с тавром «националист» или «враг народа», так называемые «узники совести».

Озверевшие НКВДисты подвергают их нечеловеческим мукам — забивают под ногти иголки и гвозди, вырывают клещами языки, отрезают женщинам грудь. Дабы не терять времени, убитых закапывают сразу во дворе тюрьмы и в подвале здания. Чтобы хоть как­то заглушить постоянную стрельбу и предсмертные крики, на территории тюрьмы все время работают бульдозеры и другая техника.

Когда идешь по сырой земле во дворе тюрьмы, перед глазами невольно появляется страшная картина тех времен: как у стены расстреливают людей, а потом здесь же складывают горы трупов; как люди рыдают, отыскивая среди убитых своих родных и близких…

Тюремный двор
Тюремный двор

С сентября 1939го по июнь 1941 года в тюрьме на Лонцкого уничтожают более 3 тысяч украинцев — в среднем 4 человека в день. Накануне наступления гитлеровских войск репрессионная машина достигает вершины своей жестокости — молниеносное приближение фронта не дает времени на вывоз арестантов, поэтому вместо того, чтобы укрепить границу, НКВДисты массово расстреливают галичан в «катовнях». Согласно распоряжению народного комиссара внутренних дел СССР Берии, на свободу отпускают только уголовных преступников. Остальных эвакуируют по так называемой «первой категории» – то есть расстреливают.

Приказ выполняют быстро. Только за четыре дня июня в тюрьме на Лонцкого убивают более 700 заключенных, а всего – около 2 тысяч.

По документам эту операцию называют «Разгрузка тюрем». Тогда тюрьма превратилась в настоящий советский лагерь смерти. Многим даже не было предъявлено обвинение. Сюда попадали и беременные женщины, и малолетние заключенные 1415 лет, но по политическим статьям.

Расстрельные камеры находились, как правило, в подвалах, чтобы доносилось меньше звука; потом трупы вытаскивали на поверхность. НКВДисты уже даже не смывали кровь, стоки были забиты, а кровь загустевала и стояла красным киселем, слой которого на полу достигал 5 см. Особенно жестоко пытали священников — их распинали, распарывали им животы и засовывали туда разные предметы. Так же жестоко пытали и беременных. Бывало, что толпы людей загоняли в камеры, а двери красили под цвет стены. Когда их находили через несколько дней, люди уже задыхались от недостатка воздуха в плотно набитых помещениях.

Накануне прихода немцев заключенных расстреливали просто в камерах и коридорах. Но и этого оказалось мало. НКВДисты придумали один из самых жестоких и кровавых способов массового убийства времен Второй мировой. Они загоняли как можно больше людей в камеру, бросали туда через окнокормушку гранату и закрывали дверь. И так несколько раз. Следующую партию смертников загоняли в это же помещение прямо на тела погибших. Некоторые при этом были искалечены, но еще живы. Раненых не добивали – они и так были обречены на медленную смерть.

Обычно гостей теперешней тюрьмымузея не пускают в подвал — самое страшное место пыток и убийств. Для «РепортерUA» здесь сделали исключение, воспользоваться которым, надо сказать, не каждый решится. Ведь некогда подвал тюрьмы был полностью завален окровавленными трупами, следы от которых стереть нельзя даже спустя десятки лет.

Здесь и «мягкая комната» – камера, обитая красной тканью, чтобы не были слышны крики узников. В ней происходили самые жестокие пытки. Честно говоря, было страшно даже прикасаться к этой кроваво­алой обивке, зная, что видели и, кажется, ощущали эти стены всего лет 60 назад…

Палачи сменили красные звездочки на свастику

Картина, которая осталась после отхода Красной армии, поразила даже хладнокровных фашистов. Камеры и коридоры были заполнены изувеченными трупами, двор залит кровью. Как уже упоминалось, большое красное пятно было видно даже на аэрофотоснимке, сделанном немецким самолетом­разведчиком.

Тогда с целью пропаганды гестаповцы давали людям возможность похоронить тела родных, поэтому галичане встречали немецкие войска с цветами в руках, принимая их как освободителей. Но радоваться пришлось недолго — со временем, как и при большевистской оккупации, тюрьма начала выполнять свою привычную функцию. Только «палачи» были уже не в кожаных плащах и форме с красными звездочками на погонах, а в строгих мундирах со свастикой. Оккупант всегда остается оккупантом. Но поражает то, что с нашими земляками такие ужасы совершала наша же власть, которая переводила все стрелки на немцев.

Списки убитых своими же кажутся бесконечными. И это только те данные, которые удалось установить. Сколько их было на самом деле — неизвестно, но таких тюрем, как эта, по всей стране было много. И это была система — система по уничтожению патриотов независимой Украины…

Советские пытки стали «независимыми»

С возвращением в 1944 году советских войск тюрьма снова заработала. На этот раз в ее стенах оказались бойцы ОУНУПА, члены их семей и союзники. Чтобы выбить признание, следователи могли пытать заключенных сутками, морили голодом, били, содержали их хуже животных — иногда по 30 человек в комнате на 9 кв. м.

Вскоре в тюрьме разместились городское управление милиции и следственный изолятор КГБ. Тут выбивали признания из Вячеслава Чорновила, диссидентов – правозащитника Ивана Геля, писателя Петра Франко, Игоря и Галины Калинец.

С независимостью Украины тюрьма отходит под протекцию СБУ. В 1999 году в камере до смерти забивают 26летнего Юрия Мозолу, которого подозревают в серийных убийствах. Настоящего преступника – Анатолия Оноприенко – находят на 17й день после смерти Мозолы.

В 2005 году вокруг бывшего помещения тюрьмы разгорается громкий скандал. УСБУ составляет договор со строительной корпорацией о сооружении на территории тюрьмы жилого дома для своих сотрудников. Строители начинают рыть котлован под его фундамент, но натыкаются на человеческие кости. Городская и областная власти Львова обращаются к высшему руководству государства с просьбой приостановить строительство и начать процедуру по созданию мемориала памяти жертв коммунистического террора. Строительство остановили, но удивляет то, как в СБУ вообще решили строить жилой дом на месте таких преступлений, о которых они не могли не знать.

Тюрьма на Лонцкого как страшная правда украинского народа

В конце прошлого года уже тюрьмамузей должна была открыть экспозицию, посвященную преследованиям диссидентов. Но в сентябре 2010 года сотрудники СБУ задерживают директора музея Руслана Забилого, проводят обыск в музее и конфискуют его компьютер и 2 ноутбука сотрудников с копиями исторических материалов, а также видеозаписи воспоминаний диссидентов, записанные в 20092010 годах, и документы, полученные из зарубежных архивов.

А они здесь на вес золота. Руслан Забилый показал «РепортерUA» небольшую комнату, где вершится важное для истории и правды украинского народа дело — здесь восстанавливаются архивы. По большей части это то, что находят и приносят люди. Государственные материалы, гриф секретности с которых уже давно пора бы снять, все еще закрыты для работников музея и находятся в ведомстве СБУ, так же как и некоторые закрытые камеры тюрьмы.

Несмотря на поручение Президента Украины Януковича, в 2010 году правительство так и не возобновило действие приостановленного распоряжения предыдущей власти о передаче музея Украинскому институту национальной памяти. Более того, как рассказал «РепортерUA» Руслан Забилый, еще этим летом СБУ проводила допросы местных работников музея. Пытались ли они что­то выяснить или удостовериться в неразглашении каких­либо фактов – пока тайна за семью печатями.

9 сентября 2011 года президент Украины подписал поручение о передаче Национального музея «Тюрьма на Лонцкого» в сферу управления Министерства культуры Украины, и оно наконец­таки выполнено. По идее, теперь это место – памятник культуры, хотя больше похоже на украинский позор.

Ведь таких тюрем насчитывались десятки по всей стране. И если фашистов, которые пытали наших, уже осудили на Нюрнбергском процессе, то коммунистические оккупанты, вершившие свое «кровавое правосудие», пока остаются безнаказанными, а иногда и все еще героями. И это уже не субъективное мнение, а факт истории, который так старательно пытаются не предавать огласке. Но после увиденного здесь, в тюрьме на Лонцкого, даже сейчас, в мирное время, думаю, каждый бы взял в руки оружие против советской власти.

Р. S. Этот материал полностью основан на исторических фактах, которые уже не раз были описаны в книгах и озвучены на телеэкранах. Правда, книги эти найдешь не в каждом магазине, а документальные фильмы, если и показывают, то лишь в нерейтинговое время. То есть данные факты вроде бы и не скрывают, но и не оглашают. Помимо этих проблем, как рассказал директор тюрьмымузея Руслан Забилый, есть и другие.

Как ни странно, но даже в таком, казалось бы, украинизированном Львове, не каждый вообще знает о существовании этой тюрьмы и о том, что здесь происходило. Быть может, правда, скрытая здесь, повторит судьбу исторической правды Голодомора и все узнают ее лишь спустя многие годы? Надеемся, что эта больная страница истории Украины все­таки не будет вырвана и станет уроком для будущих поколений.

Автор: Анастасия ПОЙДА,  РепортерUA, фото автора

Читайте также: