Что такое дефолт и чем он грозит

Панические опасения вызывает у многих украинских вкладчиков возможность наступления дефолта. Хотя, как показывает практика, влияние его на экономику и банковскую систему может быть и положительным. О том, что такое дефолт, как он происходит и как влияет на банковскую систему

В наиболее общем смысле дефолт – это неспособность заемщика отвечать по своим обязательствам и своевременно погашать кредиты, полностью или частично. В отношении государства чаще всего говорят о двух понятиях: суверенный дефолт и технический дефолт. 

Технический дефолт – это ситуация, когда заемщик не может выполнить конкретное обязательство в срок, но может сделать это в будущем. Например, если на момент погашения очередного транша по кредиту на казначейском счету государства нет денег. В таком случае обязательство могут урегулировать по соглашению сторон и выполнить позже. Такие примеры в Украине уже были, хотя официально о дефолте и не объявляли.

«В 1998 году был технический дефолт государственных ценных бумаг ОВГЗ, когда часть ОВГЗ, которые были не погашены, были заменены на другой выпуск ОВГЗ. Вот это и есть дефолт. Фактически владельцы ОВГЗ не смогли вовремя получить деньги, но зато получили деньги в другое время и им за задержку заплатили проценты», — рассказывает Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра.

Суверенный дефолт (банкротство) – это ситуация, когда государство совсем не может погашать свои обязательства. Обычно он сопровождается снижением стоимости национальной валюты (девальвация, инфляция), а долги государства урегулируются на международном уровне.

Как правило, технический дефолт не несет катастрофических последствий для финансовой системы, но, как показывает практика – нередко становится первым шагом к суверенному дефолту.

Исторические примеры

Один из примеров ситуации, когда банкротство государства началось с технического дефолта – аргентинский кризис 2001 года, который считают примером едва ли не наиболее тяжелого экономического кризиса в истории. В начале декабря-2001 правительство Аргентины отказалось погашать гособлигации, и обменяло их на новые – с более низкой доходностью и более «длинным» сроком погашения. Но это не спасло бюджет, отягощенный огромным государственным долгом в 130 миллиардов долларов (57% от ВВП), и правительство решило заимствовать средства на погашение из частных пенсионных фондов, что можно было расценивать как конфискацию. В итоге, к концу месяца в стране были приостановлены все валютные и бюджетные операции, начались массовые беспорядки, а президент объявил о крупнейшем в истории дефолте – Аргентина отказалась от всех 132-х миллиардов долларов своего внешнего долга.

Последствия дефолта в Аргентине были разрушительными: цены повышались по несколько раз в течение дня, на несколько дней часть страны осталась без электричества, прошла волна насилия и мародерства. К 2002 году процент населения за чертой бедности вырос вдвое (с 29% до 54%). А уже в ноябре-2002 Аргентина оказалась перед угрозой нового дефолта.

Но не стоит пугаться и представлять, что подобная картина может повториться в Украине, если дело дойдет до дефолта. До кризиса в Аргентине проводилась весьма специфическая монетарная политика. В частности, курс песо был жестко привязан к доллару в соотношении 1:1, и уже после дефолта, когда привязку отменили, резко обвалился. В стране фактически отсутствовал центральный банк, который проводил бы слаженную финансовую политику. При этом большая часть населения была закредитована: автомобили и жилье покупались в основном в кредит, в расчете на стабильность национальной валюты и заработка.

Впрочем, аргентинский дефолт стал не первым в регионе – ранее, в 1994 году, свой кризис пережила Мексика. Предпосылками к нему стало вооруженное восстание в одном из штатов Мексики в январе-1994, выступления сепаратистов и убийство одного из кандидатов в президенты страны. В результате Мексика стала резко терять привлекательность для иностранных инвесторов, поток средств от которых ранее составлял существенную часть экономики.

Курс песо в один день обрушился на 27%. Притормозить кризис на некоторое время смогло финансовое «вливание» от США, но уже в ноябре-1994 оказалось, что Мексика не имеет средств на погашение своих краткосрочных займов. Фактическое объявление дефолта предотвратила лишь финансовая помощь от стран Латинской Америки, США, Европы и Японии в беспрецедентном на тот момент размере 51,8 миллиарда долларов.

В результате кризиса вполовину сократился объем производства в строительстве и автомобилестроении, обанкротились тысячи предприятий, около 700 тысяч человек потеряли работу. Мелкие банки оказались на грани банкротства – спасло их лишь государственное рефинансирование.

Однако, как показала практика, мексиканский кризис имел и другой эффект – позитивный.

Другая сторона

Далеко не всегда дефолт приводит к краху экономики. В той же Мексике он наоборот, позволил выявить слабые стороны: зависимость от потоков валюты из-за границы, которыми центральный банк не могу управлять, привязка национальной валюты к доллару.

Но самый, пожалуй, показательный пример – это дефолт исландских банков в 2008 году. Когда финучреждения не смогли рассчитываться по своим долгам, а заимствования с внешних рынков стали недоступны, государство решило не рефинансировать банки – тем более, что их долги в шесть раз превышали ВВП государства. В итоге финучреждения обанкротились, приняв на себя основной удар кризиса – а экономика государства выстояла. Внутренние кредиты и сбережения исландцев «унаследовали» новые банки, а от внешних долгов исландцы отказались на двух подряд референдумах.

Конечно, это вызвало нарекания: в первую очередь, со стороны исландцев, выплачивающих кредиты в иностранной валюте – из-за колебаний курса их расходы на погашение выросли. Кроме того, доходы исландцев за следующий год уменьшились в среднем на 18%. Кроме того, Нидерланды и Британия, чьи граждане потеряли свои сбережения в банках Исландии, не только высказали претензии, но и обратились в международный суд.

Однако в долгосрочной перспективе дефолт оказал на экономику положительное влияние. Уровень безработицы в Исландии по данным на 2011 год был более чем вдвое ниже, чем в соседней Ирландии, использующей «традиционные» методы борьбы с кризисом (5,8% против 14%), бюджетный дефицит в 2012 году был ниже 3%, а экономика Исландии сокращается гораздо медленнее, чем у кризисных Ирландии или Греции (0,75% в год против 2% и 1,6% соответственно).

 

Влияние дефолта на банковскую систему может сильно отличаться в зависимости от того, как именно дефолт будет происходить. Эксперты банковского рынка отмечают, что технический дефолт может вовсе обойти банки стороной. «Может быть случай, что украинские еврооблигации не будут погашены вовремя, хотя риск не большой. Тогда владельцы украинских еврооблигаций, а это только нерезиденты, получат другие еврооблигации. Но что касается украинских банков, это никак не отразится на их работе. Украинские банки не имеют право владеть еврооблигациями», — поясняет Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра.

Впрочем, вышесказанное не касается случаев, когда банки не остаются в стороне от процесса. Самый яркий пример этого – исландский кризис 2008 года, во время которого все три крупнейших банка страны обанкротились, приняв на себя весь удар кризиса. Для исландцев влияние банкротств было минимальным – все их вклады и кредиты перебрали новые банки. Негативный эффект почувствовали заемщики, получившие кредиты в иностранной валюте, но его принесла девальвация национальной валюты Исландии.

Но есть и более близкий украинским вкладчикам пример. Так, в 1998 году в Украине дефолт не был объявлен в частности потому, что Нацбанк «уговорил» банки обменять имеющиеся у них гособлигации на новые, что отсрочило выплату процентов. В итоге банкротства финучреждений не было, но за счет жесткой монетарной политики НБУ они были сильно ограничены в средствах.

Последствия ограниченной ликвидности банковской системы можно вспомнить на примере конца 2011 года, когда ставки по депозитам для физлиц достигали 25% годовых в гривне, а вкладчики опасались появления новых проблемных банков. И если для вкладчика заманчивый процент еще мог перевесить опасения, то заемщикам было

В отличие от Украины, в том же 1998 году уже настоящий дефолт состоялся в России – там тоже не смогли рассчитаться по гособлигациям. А поскольку основными инвесторами в эти облигации были крупные банки, то некоторые из них в скором времени настигло банкротство. Банки перестали выдавать депозиты, что спровоцировало ажиотаж среди вкладчиков.

Вместе с тем рубль обвалился в четыре раза, соответственно, цены на импортные товары выросли. Эксперты констатируют, что в конечном итоге это оказало положительное влияние на экономику государства – поддержало экспортеров, повысило конкурентоспособность экономики. Однако для банков еще несколько лет актуальной оставалась проблема недоверия со стороны вкладчиков – после трудностей с возвратом депозитов в 1998-м люди закономерно боялись снова доверять сбережения финучреждениям.

А что в Украине?

Эксперты банковского рынка отмечают, что при самом пессимистическом сценарии развития ситуации банковская система может сильно пострадать. «По плохому сценарию суверенный дефолт будет провоцировать цепную реакцию в экономике, которая закончится кризисом ликвидности в банковской системе, оттоком депозитов, подорожанием ресурсов, новой волной увеличения проблемных кредитов и невозврата долгов, и в конечном итоге банкротством многих банков», — рассказывает Тантели Ратувухери, эксперт UniCredit Bank .

Вместе с тем, вероятность такого сценария эксперты считают минимальной. «Уверен, что благодаря слаженным действиям регулятора и банков мы сможем избежать пессимистического варианта развития ситуации», — комментирует Анджей Олейник, директор по продажам и маркетингу Platinum Bank .

Одновременно с этим эксперты констатируют, что дефолт может оказать и положительное влияние на банковскую систему. В частности, повысить качество управления рисками и «отсеять» конъюнктурных и спекулятивных участников рынка. «При благоприятном стечении событий, выходя из ситуации дефолта, банки окажутся с улучшенным состояния управления, прежде всего управления рисками, консолидированными, с улучшенным бизнес-фокусом. При этом все еще долго придется подчищать активы, работать над их качеством», — поясняет Тантели Ратувухери.

Мнение

Анджей Олейник, директор по продажам и маркетингу PlatinumBank

Сейчас наступает время перемен, что приводит к определенной нестабильности, которая создает огромное давление на финансовую систему нашей страны. Мы говорим глобально, именно поэтому очень сложно делать какие-либо прогнозы. Поскольку основой любой стабильной и сильной демократической страны является здоровая финансовая система, то ее стабильность очень важна для всех. Это фундамент, который обеспечивает «кровеносную систему» экономики. Это сердце, которое дает людям возможность делать покупки, компаниям развиваться, предпринимателям создавать новые рабочие места.

На сегодняшний день очень многие влияют на эту систему, как позитивно, так и негативно. Например, сейчас очень много предпосылок для мошеннических действий, которые необходимо предотвратить. Поэтому  важно, что каждый игрок финансовой сферы может сделать свой вклад в то, чтобы стабилизировать ситуацию. Верю, что при активной  поддержке и совместной работе ситуация быстро стабилизируется.

Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра

Что значит положительное влияние дефолта? Это придумали ряд американских теоретиков-экономистов, что с теоретической точки зрения дефолт может иметь положительный эффект. Но это скорее просто разговоры ученых, чем практика. После дефолта 1998 году украинские ОВГЗ нерезиденты начали покупать только в 2002 году, а до этого боялись их покупать из-за дефолта. Нет такого понятия как оптимистический сценарий. Если даже очень оперативно заменять одни еврооблигации на другие, это будет просто положительный сигнал для инвесторов, что Украина быстро решает свои проблемы.

Тантели Ратувухери, эксперт UniCreditBank

Дефолт может ускорить начало реформирования банковской системы, благоприятствовать некоторому очищению системы от конъюнктурных и спекулятивных игроков, а также консолидацию системы в целом.

Автор: Евгения Резниченко, Prostobank.ua

 

Читайте также: