37-му – 70! «Ленин и Сталин. Прекрасное мужественное объятие»

1937-2007 — ровно 70 лет прошло. Живых свидетелей практически не осталось.

По крайней мере, таких, кто в тот апокалипсический год занимал серьезное общественное положение, т.е. имел информацию большую, нежели читатели советских газет. «Я тебе устрою 37-й год!» — вырываются время от времени угрозы у сотрудников силовых ведомств. Предвосхищая это, дорогой читатель, мы сами решили устроить для вас 37-й.

Календарь на 37-й ноябрь

Неустанная забота партии и правительства о дырявом кармане простого народа на этот раз проявилась в повышении с 1 ноября заработной платы низкооплачиваемым рабочим и служащим фабрично-заводских предприятий, а также железнодорожного и водного транспорта. Минимальная ставка зарплаты отныне составляла 115 рублей для работающих на повременной оплате.

На протяжении всего года только и было разговоров, что о предстоящей юбилейной дате. Передовики производства давали слово выполнить к 7-му годовой план, пограничники боролись за право заступить в наряд в день 7 ноября, мостостроители — сдать мост, кинематографисты — выпустить фильм. И вот наконец-то подошло желанное время.

Вечером 6 ноября в Большом театре торжественное заседание, посвященное 20-летию Великой Октябрьской социалистической революции. С докладом выступил председатель Совнаркома Вячеслав Молотов. После перерыва — фильм «Ленин в Октябре» и праздничный концерт. В довольно нудной речи Молотова (ну, не оратор Вячеслав от природы!) был, пожалуй, лишь один интересный пассаж: «Мы не можем сказать, что все народное уже стало социалистическим. Но на наших глазах действительно социалистическое становится народным, близким народным массам. У нас стало привычным, что врагов коммунистической партии и советской власти считают врагами народа <…> Что все это означает? Это означает, что в нашей стране создалось моральное и политическое единство народа».

Специально к юбилею приурочивали выход кинофильма, где впервые разрешено было широкими мазками дать на экране образ Ленина (и Сталина тоже). Накануне премьеры «Правда» дала краткий пересказ сюжета «юбилейного фильма киностудии «Мосфильм» «Ленин в Октябре» (сценарий Алексея Каплера, режиссер Михаил Ромм): «Поезд шел из Финляндии. На вокзале к его приходу готовилось офицерье и юнкера. Перрон враждебно ощетинился штыками… Рабочий Василий, которому партия доверила охрану жизни Ленина, провел Ильича сквозь все кордоны врагов на квартиру. Еще не сняв пальто, еще в коридоре, Ильич наказывал Василию: «Помните, прежде всего свидание со Сталиным». Так правдиво, просто и волнующе начинается фильм «Ленин в Октябре» <…>

Ильич еще в подполье. Происходит первое после приезда свидание Ильича — это свидание со Сталиным. Четыре часа длится оно. Лишь поздней ночью расстались Ильич и его великий сподвижник. Замечательно передано это расставание. Лестница деревянного дома, слабый свет, Ленин и Сталин. Прекрасное мужественное объятие.

— Ну, в добрый путь, — говорит Ильич <…>

Творческому коллективу, создавшему этот фильм, принадлежит огромная заслуга. Он использовал средства киноискусства для создания потрясающего по силе и документальной правдивости художественного произведения. Этот фильм будут с радостью смотреть миллионы счастливых людей сталинской эпохи, в сердцах которых живет образ Ильича».

Ленин и Сталин, 1922, Горки. Кадр из жизни

«ЗИС-8»

Т-26 на Красной площади 07.11.1937 г.

6 ноября копии фильма отправили на самолетах в Хабаровск, Тбилиси, Баку, Ташкент, Магнитогорск. С тем, чтобы в день 7 ноября в десяти кинотеатрах Москвы, в пяти кинотеатрах Ленинграда и в кинозалах указанных городов синхронно начать премьерный показ. Это был первый опыт всесоюзных премьер идеологических фильмов.

7 ноября с 10 до 12 часов на Красной площади военный парад. Последовательно проходили пехота, кавалерия, велосипедисты, мотоциклисты, артиллерия на механизированной тяге, броневики и танки. После военного оркестра на площадь хлынули демонстранты, и одновременно начался военно-воздушный парад, который через полчаса эффектно завершился, по словам «правдиста», «пролетом штурмовой авиабригады Военно-воздушной академии, вычертившей своими самолетами на небе «ХХ СССР», то бишь — 20 лет СССР. Хотя ему на тот момент — 14 с хвостиком. «Движение народа», как выразился тот же репортер, продолжалось более 5 часов.

10 ноября из УНКВД Смоленской области в центр отправлено спецсообщение, целиком посвященное перипетиям предвыборной кампании:

«Антисоветские элементы местами ведут усиленную агитацию против выборов в Советы коммунистов. В ряде случаев антисоветские элементы пытаются скомпрометировать Сталинскую Конституцию и избирательный закон, клеветнически утверждая, что никаких свобод, провозглашенных Конституцией, в СССР нет. «В Советском Союзе нет свободы слова. Это обман народа. Попробуй скажи правду, тебя сейчас и арестуют». (Сергеев, колхозник, д. Векино Кармановского района, бывший торговец. Даны указания об аресте Сергеева.) <…>

Отмечены случаи, когда антисоветские элементы открыто, на широких собраниях выступают против выставления кандидатами в депутаты Верховного Совета тт. Сталина, Молотова, Ворошилова и других руководителей партии и правительства, высказываясь за кандидатуры врагов народа. На общем собрании колхозников колхоза «II пятилетка» Глинковского района бывший твердозаданец Эскин Николай выступал против выставления кандидатами в Верховный Совет тт. Сталина, Молотова. Выступление Эскина поддержал колхозник Клененков. При голосовании Эскин, Клененков, а за ними — колхозники голосовали против указанных кандидатов. Эскин и Клененков арестованы.

В колхозе им. Ульянова Глинковского района на общем собрании колхозников колхозник Власенков (середняк) выступил против выдвижения кандидатуры т. Сталина в Верховный Совет, заявив: «Я за Сталина голосовать не буду, такие руководители, которые дали нам иго, а не освобождение, нам не нужны». Власенков арестован.

В д. Катьково Ельнинского района на общем собрании колхозников на слова докладчика о том, что т. Сталин ведет нас от победы к победе, колхозница Полякова бросила реплику: «Ну и привел», а в дальнейшем выступила против выставления кандидатуры т. Сталина в Верховный Совет. В результате при голосовании кандидатуры т. Сталина воздержалось 9 чел., а Полякова голосовала против. Даны указания об аресте Поляковой.

В пос. Кондрово сезонный рабочий, печник Фетисов в группе рабочих выступил против выставления кандидатуры т. Сталина в Верховный Совет, заявив: «Если бы выбрать в Верховный Совет таких людей, которые могли бы отстранить от руководства Сталина, то это было бы хорошо. Не сегодня-завтра все равно ключи под вашего Сталина подберут». Фетисов арестован.

Бывший кулак д. Хвощи Износковского района Макушкин в канцелярии колхоза заявил собравшимся колхозникам: «Мы, колхозники, должны голосовать за Троцкого». Макушкин арестован. В Тростянском сельсовете Стодолищенского района единоличник Хомяков ходил по дворам и агитировал: «Голосуйте за Троцкого, так как он борется за единоличное хозяйство». Ведется расследование».

11 ноября последовали существенные изменения, касающиеся материального положения обитателей высшей школы. Уже с текущего месяца студенческие стипендии повышались и принимали следующий размер: на 1-м курсе — 130 руб., на 2-м — 150, 3-4-й курсы — 175 и 5-й курс — 200 руб. А для студентов вузов Москвы и Ленинграда стипендии были на 10 рублей выше. Стипендия первокурсника, таким образом, оказалась чуть выше, чем минимальный размер оплаты труда на производстве. А стипендия студента выпускного курса равнялась зарплате рабочего средней квалификации. Стипендия аспирантов и вовсе составила внушительную для большинства граждан страны сумму — 400 руб.

Для преподавательского состава отменялась почасовая оплата и вводилась система штатных должностей и должностных окладов. Вузовский потолок имел профессор, заведующий кафедрой, имеющий ученую степень доктора наук и стаж по занимаемой должности свыше 10 лет — 1500 руб. Вузовский плинтус полагался ассистенту кафедры без ученой степени и со стажем менее 5 лет — 500 руб. Ниже плинтуса — лаборант, только что поступивший на кафедру, — 225 руб.

13 ноября состоялось постановление Совнаркома «О распространении периодической печати»: «Организацию приема подписки на центральные и местные газеты и журналы (организационно-массовую работу с подписчиками, рекламу и т.д.) возложить на издательства, разрешив восстановить для этой цели отделы распространения при самих издательствах <…> Издательства могут открывать свою собственную местную сеть по приему подписки, по мере роста тиражей периодических изданий, по согласованию в каждом отдельном случае с Госпланом Союза ССР и Наркомфином Союза ССР».

В период свертывания нэпа власть особенно охотно душила любую частную инициативу в издательском деле. Пока, наконец, в августе 1930 г. все дело распространения периодики не было передано в руки госмонополиста — Народного комиссариата связи. Теперь власть сыграла немного вбок. СМИ заинтересовываются результатом подписки, но за Наркомсвязи сохраняется «исключительное право распространения центральной и местной периодической печати в розницу».

16 ноября еще одно постановление Совнаркома: «В целях дальнейшего развития и улучшения торговли медикаментами и другими аптекарскими товарами в городах и сельских местностях… обязать Народный комиссариат здравоохранения СССР обеспечить открытие до конца 1937 г. дополнительно к наличию на 1 октября 1937 г. 372 аптек в сельских местностях, 13 магазинов санитарии и гигиены и 401 киоска».

Слова «дополнительно к наличию» никак нельзя воспринимать всерьез. В середине 30-х годов в сельской местности аптек не было! Даже в райцентрах, бывших уездных городах, где былые земские или частные аптеки закрылись со свертыванием уже упоминавшегося нэпа. Собственно, власть этим постановлением признавала, что в стране сложилось катастрофическое положение с лекарствами.

Отсюда следующая мера: «Предоставить право торгующим организациям системы Наркомвнуторга СССР в городах и Центросоюза в сельских местностях про¬изводить продажу перечисленных в прилагаемом списке лекарств в расфасованном и готовом виде по прейскуранту Наркомздрава СССР».

В «Перечень простейших медикаментов, предметов санитарии и гигиены и ухода за больными, торговля которыми может производиться в магазинах госторговли и потребительской кооперации» входили, например, аспирин, марганцево-кислый калий, скипидар, тальк, рыбий жир и т.п.

17 ноября члены Политбюро при желании могли узнать из спецсообщения УНКВД Оренбургской области еще о некоторой специфике избирательной кампании на местах: «В связи с выборами в Верховный Совет СССР в ряде районов Оренбургской обл. отмечается активизация враждебных элементов. В некоторых районах враждебные элементы среди отдельных групп населения ведут агитацию за отвод и провал кандидатов в депутаты коммунистов и комсомольцев. Наряду с этим отмечаются отдельные случаи подготовки террористических актов над членами окружных избирательных комиссий по выборам в Верховный Совет СССР.

В с. Девятаевка Покровского района, после судебного процесса над участниками ликвидированной на Платовском элеваторе троцкистско-бухаринской организации, кулачки Порошкина и Макарова собрали женщин-колхозниц и организовали «поминки» по приговоренным к расстрелу врагам народа. Порошкина призывала колхозниц агитировать своих мужей за то, чтобы они не голосовали за коммунистов при выборах в Верховный Совет, а выбирали «своих» людей для того, чтобы освободиться от советской власти. Порошкина и Макарова арестованы и осуждены.

В с. Кулагине Покровского района дочь кулака, осужденного на 10 лет за контрреволюционную деятельность, Худякова систематически организовывала сборища колхозниц, призывая их бойкотировать выборы в Верховный Совет. Худякова арестована и осуждена».

22 ноября первая автобусная экскурсия по достопримечательностям Москвы для гостей столицы и транзитных пассажиров трех вокзалов. Гиды «Интуриста» посредством рупора обещали гостям за умеренную плату показать столицу первого в мире социалистического государства. И приглашали занять места в комфортабельном автобусе «ЗИС-8», через несколько минут отходящем от Ярославского вокзала. Современный телезритель в состоянии составить впечатление об этом автобусе по фильму «Место встречи изменить нельзя».

25 ноября Совет народных комиссаров принял постановление «О порядке ликвидации жилищных кооперативов и их союзов, передачи ими домов, дач, предприятий и имущества и расчета с пайщиками». Ликвидацию ЖСК (Жилищно-строительных коопе¬ративов) и ЖАКТов (Жилищно-арендных кооперативных товариществ) было предписано закончить к 15 де¬кабря 1937 г. Тем самым уничтожалась созданная еще в 1921 г. система жилищной кооперации с элементами самоуправления на уровне отдельного дома (столь иронично показанная М. Булгаковым). Построенные или арендованные кооперативами дома теперь переходили в ведение местных советов. Вместо былых домкомов управление отдельным домом отныне возлагалось на управляющего домом, назначаемого жилищным управлением райсовета. Был в новых правилах и такой пункт: «Установить, что в случаях, когда в квартире имеется несколько самостоятельных съемщиков жилых помещений, управляющий домом назначает по соглашению с ними, преимущественно из числа домохозяек, ответственного по квартире, на которого возлагается наблюдение за местами общего пользования и за соблюдением всеми жильцами правил внутреннего распорядка в квартире. За выполнение этих обязанностей ответственный по квартире получает небольшую плату в размере, определяемом управляющим домом».

Паевые взносы членов ЖСК местные советы должны были им вернуть «за вычетом установленных амортизационных отчислений за занимаемую ими жилую площадь». А вот вступительные взносы членов ЖСК и ЖАКТов возврату не подлежали.

ЖСК были реабилитированы в 1958-м и воссозданы с целью «ускорения темпов жилищного строительства».

27 ноября нарком внутренних дел Ежов письменно сообщал председателю Совнаркома Молотову: «В порядке выполнения решения ЦК ВКП(б) с начала операции по 20 ноября с.г. в Москве и по Союзу ССР НКВД направил и устроил в детдома Наркомпроса 5862 чел. детей репрессированных родителей. Предполагаемое ранее число детей (5000), подлежащих размещению, превышено. До конца операции предполагается изъять еще до 10 000 детей».

По указанию Молотова для нужд НКВД в детских домах было выделено 10 тысяч мест. Вскоре госбезопасности потребовались новые места, и опять они были изысканы. Общую цифирь о детях 37-го года дает более поздний документ, докладная записка начальника АХУ НКВД Сумбатова на имя нового наркома Берия от 29 января 1939 г.: «…на Административно-хозяйственное управление НКВД было возложено особое задание по изъятию детей врагов народа и определению этих детей в детские учреждения или передаче родственникам на опеку. С 15 августа 1937 года по настоящее время АХУ проделана следующая работа: всего по Союзу изъято детей — 25 342 чел. Из них: а) направлено в детдома Наркомпроса и местные ясли — 22 427 чел.; б) передано на опеку и возвращено матерям — 2915 чел.».

В этот же день, 28 ноября, в полуторжественной обстановке (приезжал взглянуть даже председатель Моссовета), при стечении народа, трамвайная остановка на углу 2-го Ростовского переулка и Плющихи была увенчана часами. Вслед за тем объявлено, что до конца года на всех 267 трамвайных остановках столицы будут установлены часы с электрическим питанием.

Александр Меленберг, Новая газета

Читайте также: