Пасьянс без права пересдачи

Через несколько дней игорный бизнес сворачивается на трети российской территории. Решение властей одобрили не только защитники выхухолей, но и настоящие оппозиционеры. Его назвали актом заботы о народе, который воротилы игорного бизнеса взялись обобрать до нитки. Последние сводки с арены военных действий против игорного бизнеса гласят, что Москву хотят очистить от казино уже к 2008 году. Мосгордума зарегистрировала инициативную группу по сбору подписей за досрочное закрытие игорных заведений. Идею поддержал спикер Совета Федерации Сергей Миронов. Что, впрочем, неудивительно. Трудно ожидать, что политик, которого накануне прошлых выборов безумно взволновала судьба выхухолей, останется в стороне от такой вкусной темы, как «бей казино — спасай Россию».

Решение властей одобрили не только защитники выхухолей, но и настоящие оппозиционеры. Его назвали актом заботы о народе, который воротилы игорного бизнеса взялись обобрать до нитки. Напомним, что закон «О государственном регулировании деятельности по организации азартных игр», принятый под занавес 2006 года, фактически уничтожает игорный бизнес в стране. 1 июля 2009 года в России закроются казино, салоны игровых автоматов и прочие подобные заведения. Игра будет разрешена только в четырех специальных зонах — в Калининградской области, Алтайском и Приморском краях, а также на границе Краснодарского края с Ростовской областью. На «переезд» дано немного — два года. Любителям азартных игр в качестве утешительного приза остаются букмекерские конторы и тотализаторы, которым разрешено работать и вне игорных зон.

Что было…

В общественном сознании укоренилось представление об игорном бизнесе как о сверхприбыльном. На деле рентабельность казино средней руки – 20-35%. Сравнимо с процветающим металлургическим предприятием, страховой компанией, дорожным строительством или производством пищевых продуктов.

В ходе опроса, проведенного «Левада-Центром» в конце прошлого года, выяснилось, что с разной степенью интенсивности игорные заведения посещают около 13% россиян. Идею сослать казино в специальные зоны одобрили 79% опрошенных; 11% — против.

Кстати, социологи констатируют, что наименьшее число сторонников жестких мер — среди военных и работников правоохранительных служб. Вероятно, они яснее других представляют возможные негативные последствия фактической ликвидации легального игорного бизнеса.

«Европейский опыт наглядно показывает необходимость сохранения игорной индустрии в виде клубов с жесткими требованиями к уровню сервиса, безопасности и прозрачности ведения бизнеса, — говорит Алексей Шкатула, заместитель директора казино «Европа». — Клубный принцип организации игорных заведений ставит барьер на посещение казино лицами с неустойчивой психикой, алкоголиками, наркоманами, подростками, обеспечивает приемлемый социальный и материальный ценз посетителей и исключает возникновение раздражения у населения».

Раздражение вполне уместно — проблема гемблинга (игровой зависимости) захватила многих россиян — от детей до пенсионеров. А расплодившиеся повсеместно «столбики» и «ромашки» не позволяли ни «сортировать» публику, ни установить сколь-либо приемлемые социальный и возрастной цензы. Это вызвало справедливую бурю общественного негодования. О необходимости четких правил игры заговорили сами участники рынка. Например, шеф Storm International Майкл Боттчер предложил коллегам программу «Ответственная игра», нормами которой вводился возрастной ценз в 21 год, ограничения по масштабам и содержанию игорных заведений, а также предполагалась система помощи попавшим в чрезмерную зависимость от игр.

Однако программа не пошла, а лидеров рынка обвинили в стремлении вытеснить мелких операторов и поделить рынок между собой. «Так что игорное лобби — это миф, — говорит Игорь Салита, генеральный директор компании «Джекпот». — Вспомните законопроект Драганова, который ставил жесткие требования к игорным заведениям и предполагал квотирование их численности, например, одно заведение на 200 тыс. населения. Законопроект обсуждался больше года, многие представители отрасли пытались протащить более мягкие формулировки. Процесс грозил затянуться на годы, в результате был вынужден вмешаться президент и поставить точку. Если бы лобби существовало, то этого не случилось бы. Участники рынка слишком разные и, что самое печальное, совершенно неспособны договариваться между собой».

Противники игорного бизнеса заявляют о том, что он наносит ощутимый урон морали и здоровью населения, и сравнивают его с торговлей наркотиками и проституцией. Однако до сих пор неясно: игорный бизнес легитимен или нет. Если нет — следует прямо запретить его и приравнять к криминалу, без всяких «спецзон». «Надо решить все же, законно это или нет, — заметил в интервью «BusinessWeek Россия» топ-менеджер одного из московских казино. — Алкоголь и табак наносят несомненный вред здоровью населения. Если развить логику властей, то торговлю этими товарами надо сконцентрировать где-нибудь в Нарьян-Маре или отрогах Уральских гор».

Сторонники «большой игры» говорят о ее значении для экономики и приводят сумму налоговых поступлений. В Москве налог на игорный бизнес в 2006 году дал около 1% (7 млрд. рублей) поступлений городского бюджета, в Петербурге — 2% (2,5 млрд. рублей). По России, согласно данным Минфина, доходы от «игорного налога» превысили в прошлом году 20 млрд. рублей. В этом году ожидается получить в казну 26-28 млрд. рублей. Эти ожидания уже запланированы в казне регионов. Например, в Ярославле от игорных заведений ожидают поступления 200 млн. рублей, в Саратове — около 500 млн., в Челябинске — 379 млн. рублей. Соответственно, эти суммы можно на будущее вычеркивать.

И не только эти — помимо «профильного» налога казино и слот-салоны платят полный «набор»: НДФЛ и ЕСН за своих сотрудников, НДС, налоги на прибыль, на имущество и арендную плату за землю. Все они, кроме НДС, идут в региональные и местные бюджеты. Плюс проблема рабочих мест. По примерным подсчетам, в столице игорный бизнес дает 150 тыс. рабочих мест, по России в целом — 500 тыс.

Что будет…

«Нам пришлось закрыть совсем молодое заведение «Шангри Ла» в Петербурге, — заявил «BusinessWeek Россия» Лаврентий Губин, PR-директор холдинга «Шторм Интернешнл». — Подсчеты показали, что выгоднее закрыться, чем работать оставшиеся два года». Такая радикальная реакция — пока исключение.

Закон оказался настолько жестким, что многие до сих пор не верят, что он будет реализован на практике. В прессе обсуждаются варианты возможных послаблений — например, отсрочку переезда игорного бизнеса в «места отдаленные» еще на один год или включение Москвы и Петербурга в список «разрешенных» для игры территорий.

Можно с уверенностью утверждать, что раньше выборов на попятный власти не пойдут. Чтобы узнать, что будет после, сбудутся ли прогнозы скептиков, осталось ждать не так уж долго. Однако, по мнению Евгения Ковтуна, вице-президента Ассоциации деятелей игорного бизнеса (АДИБ), если закон все же поправят, сделав исключение для Москвы и Петербурга, то идея поднимать депрессивные регионы за счет игорного бизнеса будет сведена на нет. «Пойдет ли на это власть, мы не знаем», — говорит Ковтун.

Пока же в российских регионах вводятся полные или частичные запреты на игру.

По данным комиссии по игорному бизнесу правительства Москвы, сейчас в столице 49 казино, 822 зала игровых автоматов и 19 касс-тотализаторов и букмекерских контор — примерно треть российского игорного бизнеса. В прошлом году в Москве прекратили работу примерно 2900 предприятий игорного бизнеса. Не за горами 1 июля, когда вступят в силу новые ограничения, которые вытеснят с рынка мелких игроков.

К этому дню, по подсчетам столичных властей, закроются 78 заведений, расположенных в Москве на объектах федеральной собственности — в основном на железнодорожных станциях и платформах. Предполагается закрыть и 159 игровых заведений, размещенных в некапитальных объектах (временных палатках, киосках и т.п.). Число залов игровых автоматов уменьшится более чем вполовину — только 366 из них соответствуют всем установленным требованиям. Из 49 казино останутся 22, соответствующие новым требованиям: чистые активы должны составлять не менее 600 млн. рублей, в залах должно стоять не менее 10 игровых столов и 50 игровых автоматов.

В провинции масштабы сокращения игорного бизнеса будут еще более впечатляющими — там куда меньше процент заведений, способных удовлетворить требованиям закона. Тем паче что более чем в 30 регионах воспользовались правом устанавливать собственные ограничения для игорного бизнеса и уже запретили — полностью или частично — деятельность казино и залов игровых автоматов любого вида.

Наиболее радикальными показали себя власти Красноярского края, Белгородской, Тамбовской, Калужской, Курганской, Камчатской областей, Чечни, Северной Осетии, Удмуртии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Дагестана, Адыгеи и Якутии. Здесь игра «вне закона» уже с 1 июля 2007 года. На месяц позже — с 1 августа — запрет на игорный бизнес вступит в силу в Рязани. С 1 января 2008 года — в Архангельской и Смоленской областях, а также, возможно, в Москве, Петербурге, Ленинградской, Вологодской, Костромской, Курской, Новосибирской областях и в Башкирии. Сходные законы рассматриваются в Липецкой, Кемеровской, Новгородской, Тюменской, Воронежской, Свердловской, Ивановской областях, Ставропольском крае, Хакасии, Мордовии, Тыве и Коми.

Запрет на игровые автоматы с 1 июля также вводится на территории Омской, Саратовской, Смоленской, Сахалинской областях. Законодатели Амурской, Томской, Иркутской областей и Чувашии рассматривают аналогичные законопроекты.

А в Татарстане смоделировали федеральный закон. Залам игровых автоматов и казино уже предложено перебраться в две «резервации» — полузаброшенный поселок Камские Поляны, оставшийся от недостроенной Татарской АЭС, или на территорию казанского конноспортивного комплекса. Итог: в Камских Полянах действует одно-единственное казино и один салон игровых автоматов. С 1 июля аналогичную систему вводят и в Самарской области: «спецзонами» здесь стали два района — Волжский и Красноярский.

На чем сердце успокоится

Мэр Москвы Юрий Лужков и депутат Госдумы Александр Лебедев предложили разместить на месте ликвидированных игорных заведений книжные магазины и библиотеки. Заместитель Лужкова Иосиф Орджоникидзе, в отличие от шефа не переоценивающий страсть россиян к чтению, призывает на освобождаемых территориях открыть залы для боулинга и развлекательные центры. Это более прагматично: как публично высказался один из владельцев книжного бизнеса, трудно найти такой книжный магазин, который «потянул» бы аренду, к примеру, помещения московского казино «Шангри Ла».

Публичная дискуссия затронула и альтернативы, которые предлагаются любителям азартных игр. Больше всего повезло любителям покера: недавно приказом руководителя Федерального агентства по физической культуре и спорту РФ клубный покер признан видом спорта. По словам вице-президента Федерации спортивного покера по связям с общественностью Геннадия Хворых, покер — интеллектуальная игра, такая же, как шахматы, шашки, нарды. Лига интеллектуальных игр России, в свою очередь, пропагандирует еще и спортивный преферанс, турниры по которому регулярно устраивает. И напоминает, что сегодня в России количество шахматистов со спортивными разрядами в сравнении с советскими временами сократилось в 15 раз — с 3 млн. до 200 тыс. Так что интеллект надо поощрять.

Еще одна возможность удовлетворить страсть к азартным играм — биржевая игра. Ее упрощенный вариант Forex завоевывает все большую популярность.

Отдушиной для азартных игроков остаются интернет-казино. Хотя российское законодательство уже с 1 июля 2007 года запрещает использование Интернета для организации игорного бизнеса, вряд ли этот запрет будет иметь реальную силу. Никто не сможет помешать игрокам посещать интернет-казино, зарегистрированные за пределами России. Правда, открытым остается вопрос: как перечислять виртуальному казино деньги? Российские электронные платежные системы, например, «ЯндексДеньги», работают только с российскими же юрлицами. И с казино, зарегистрированными в какой-нибудь офшорной зоне, дел иметь не могут. Разве что через подставных лиц.

Что касается социальной пользы, то в ней многие специалисты сомневаются. Олег Зыков, президент российского благотворительного фонда «Нет алкоголизму и наркомании», считает, что фактический запрет на деятельность игорных заведений в России не решит проблемы игровой зависимости. «Позитивной революции не произойдет, — заявил Зыков в интервью «BusinessWeek Россия». — Любая попытка механически запретить формы разрушительного поведения не решает проблемы. Конечно, не стоит расширять пространство негативного выбора, как это произошло, пока игорный бизнес развивался бесконтрольно. Однако загонять игры в подполье — это прямой путь к еще большей бесконтрольности».

Дорога дальняя

Время идет, и пока об изменениях в законодательстве не слышно. Владельцы игорного бизнеса решают, как быть дальше. Вернее — быть или не быть?

Как сообщил Лаврентий Губин, холдинг «Шторм Интернешнл» перебазировать свои заведения в «зоны» не планирует. «Перспективность этих зон, в связи с их удаленностью от мегаполисов, бизнес-сообществом видится крайне низкой», — поясняет он.

«Мы внимательно следим за действиями администраций в регионах будущих зон, проводим встречи с их представителями, — рассказывает Игорь Салита из компании «Джекпот». — Пока можно сказать следующее: местные власти вырабатывают свое видение будущего. Самые продвинутые создают рабочие группы и привлекают экспертов со всего мира. Нам кажется, что эта работа займет не менее года. Через год появятся концепции, затем определят источники финансирования, затем начнется строительство. Думаю, к концу 2008 года уже будет все ясно — что, кто, где, как и когда. Пока мы не можем сказать, пойдем ли в эти зоны, и если да, то в какие».

В свою очередь, Алексей Шкатула из «Европы» считает проект создания игорных зон к июлю 2009 года невыполнимым. «Минимальный срок я оцениваю в 8-10 лет, при условии активного инвестирования и своевременного создания необходимой законодательной базы, — объясняет Шкатула. — На мой взгляд, будущее существует только у Приморской зоны за счет обслуживания туристов из Китая, Кореи и Японии. Что касается остальных зон, то считаю их создание нецелесообразным. Не вижу на сегодняшний день инвесторов, заинтересованных и способных вдохнуть жизнь в эти зоны, и не могу очертить круг целевой аудитории, которой было бы интересно играть в таком отдалении от мест проживания и работы».

Поклонники идеи «резервации» традиционно ссылаются на американский опыт и Лас-Вегас. Однако эти традиционные кивки неправомерны: игорные заведения существуют не только в Лас-Вегасе, но и в 48 из 50 американских штатов, а абсолютный запрет на игру действует только в Юте и на Гавайях. Более того, на примере Лас-Вегаса борцы с игорным бизнесом попадают пальцем в небо — строительство «игорной столицы мира» стало следствием не ограничения азартных игр в стране, а, наоборот, легализации уже существующего в то время в Неваде развитого игорного бизнеса. Кстати, российская АДИБ призывает парламентариев еще раз изучить законодательство развитых стран и не допустить тех ошибок, которые были совершены во многих государствах: легальный игорный бизнес всегда лучше нелегального.

Пустые хлопоты?

Несмотря на скепсис участников игорного бизнеса, представители властей уверены в успехе. По мнению Владимира Мединского, зампреда комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму, вкладывать деньги в игорные зоны согласятся, скорее, новые инвесторы, и, вероятнее всего, иностранные. До сих пор инвестиций в зонах не наблюдается, и, насколько известно, пока единственный из представителей российского игорного бизнеса, инвестировавший средства в строительство развлекательного центра на территории специальной игорной зоны в Калининградской области, — это владелец одного из местных казино.

Так что азартом больше охвачены наиболее рисковые местные жители: они по мере возможности скупают землю в надежде сорвать куш, когда на эту территорию придут воротилы игорного бизнеса. Кое-где пионеры местных лас-вегасов даже строят своими силами рестораны, бары и магазины. Правда, точные границы зон еще не определены.

Вообще по поводу инфраструктуры зон, в отличие от их содержания, куда больше оптимизма. Правда, несколько напоминающего Остапа Бендера с его Нью-Васюками. Например, алтайские власти уже разработали и даже представили на выставке «MIPIM-2007» в Каннах эскизный проект игорной зоны, заодно пообещав создать спецподразделения милиции для охраны порядка на ее территории. Уже рассматривается проект строительства нового аэропорта между Бийском и Белокурихой — в расчете на игроков и туристов. В Ростовской области законодательное собрание приняло решение выделить 100 млн. рублей на выкуп муниципальных земель Азовского района под игорную зону. Здешние власти, равно как в Приморье и Калининградской области, вслед за думцами надеются на интерес иностранцев.

Пока про иностранных инвесторов не слышно. В средствах массовой информации лишь мелькнуло сообщение, что южноафриканская корпорация Sun International подала заявку на долгосрочную аренду 2 тыс. га земли в «ростовской» зоне — под строительство курортного комплекса, включающего казино. Кстати, именно Sun International активно упоминалась в связи с почившей в бозе идеей игорного комплекса в Подмосковье.

Зато немало сообщений поступает о протестах жителей территорий, отведенных под игорные зоны. Например, Ростовский обком КПРФ потребовал гнать игроков куда подальше, а бюджетные 100 млн. направить на обеспечение горячего питания школьников или решение проблемы льготных лекарств. В Калининграде в региональной Общественной палате прошли слушания под названием «Игорная зона: маркеры опасности». Чтобы выступить единым фронтом против надвигающейся угрозы общественному спокойствию, представители общественных организаций, религиозных конфессий и парламентарии объединились в движение «За нравственное возрождение».

«Любой проект на бумаге может выглядеть грандиозно, — говорит Евгений Ковтун из АДИБ. — Однако, когда начинается реальная работа, желаемое часто не становится действительностью. Это может произойти и с игорными зонами. Вопрос даже не только в инвесторах. Нужны идеи, нестандартные решения, а не простое копирование зарубежного опыта». По его мнению, перспективы у зон есть, но далеко не у всех и не в ближайшее время.

Казенный дом

Депутаты Мосгордумы разработали систему ответственности за участие в азартных играх, организованных без разрешения. Одиночным владельцам игорных притонов грозит штраф в 200-500 тыс. рублей, а в качестве крайней меры — лишение свободы на срок до 4 лет. Если же нелегальное заведение открывает группа людей, штраф возрастает до 1 млн. рублей, а срок отсидки — до 5 лет. Самих игроков предполагается штрафовать на сумму от 1 тыс. до 4 тыс. рублей.

Первый подпольный игровой салон недавно уже обнаружен в Татарстане. Вероятно, сообщения о подобных «находках» в скором времени станут обычным делом для криминальной хроники.

Ян Арт, BusinessWeek

Читайте также: