Записки районного опера. Наша мафия и борцы с нею

Каждый второй сотрудник УБОП нынче ездит на шикарной иномарке, каждый третий — живёт в такой шикарной «хате» с евроремонтом и евро-мебелью, которая мне, нищему районному оперу, и не снилась! Вот и судите сами: действительно ли Управление по борьбе с оргпреступностью борется с этой самой организованной преступностью, или же вполне мирно с нею сосуществует, а то и плодотворно сотрудничает на взаимовыгодной основе… НАША МАФИЯ И БОРЦЫ С НЕЮ

Кроме «уличного», неорганизованного и стихийного криминалитета, в нашем Заводском районе города Энска, как и во всех прочих районах всех остальных населённых пунктах нашей страны, есть нынче (эти строки писались в 1999 году) своя организованная преступность, — доморощенная мафия, так сказать… Если конкретнее — несколько районных «авторитетов», поделивших между собою сферы влияния, и за каждым из них — до дюжины б у г р о в. Каждый из которых, в свою очередь, д е р ж и т под своей «крышей» какой-то кус районной территории, будь то рынок, магазин, автостоянка, автозаправочная станция, авторемонтная мастерская, кафе, ресторан, или, на худой конец, задрипанная парикмахерская…

Чем больше «точек» числится за данным б у г р о м, тем в большем почёте он у своего «авторитета», тем крепче его шансы самому со временем заделаться «авторитетом», — если только до того времени не посадят, не застрелят, не о п у с т я т ниже плинтуса его оказавшиеся более хитрыми и безжалостными конкуренты… Но просто так, «за красивые глазки», платить дань б у г р у «точки» не станут, поэтому он постоянно должен показывать им свою силу, для чего и содержит маленькую, но шуструю армию «шестёрок», б ы к о в, «солдат»… Они непосредственно опекают «точки», защищают их от «наездов» конкурентов и властей, в нужных случаях — оказывают организационное и прочее содействие… Ну и главное: регулярно собирают с «точек» дань и отдают её б у г р а м, от которых она (за вычетом законно идущего б у г р у процента) стекается к «авторитетам», а уж те — делают взносы в «общак»,инвестируют средства в создание и функционирование всё новых и новых «точек», «смазывают» нужных людишек во властных структурах, совершают ещё какие-либо нужные для «общего дела» расходы. Остаток же — тратят на личные надобности, на своих детей, жён, любовниц и любовников…

Энский район — большой, места хватает всем, и возникающие между «авторитетами» разногласия стараются ко взаимной выгоде решать полюбовно. В конфликтных же ситуациях — приглашаются посредники из «авторитетов» рангом повыше, решения которых считаются окончательными для конфликтующих сторон и обязательными для исполнения. Отказавшихся подчиниться — предупреждают, не внявших предупреждению — наказывают, обычно — застреливая около родного подъезда, или же взрывая в собственном автомобиле… Случается и так, что предупреждаемые оказываются проворнее предупреждающих, и успевают замочить их первыми, но потом рано или поздно всё равно убивают и их… Идущие против общего порядка отморозки — опасны для сложившегося баланса сил и интересов, нарушая привычный ход вещей, и путаясь под ногами у серьёзных л ю д е й, а потому – обречены…

По-своему система эта — гармонична и очень устойчива, вполне вписываясь в реальные условия нынешнего, насквозь мафиозного государства. Система эта без нужды не идет на открытый конфликт с ним и его представителями…

Последние 15 лет активничает в нашем славном Энске Управление по борьбе с организованной преступностью. Чем оно конкретно занимается – не знает никто, перед рядовой ментовской общественностью УБОПовцы не отчитываются… Но вот очевидные всем итоги их славной деятельности, видные невооружённому взгляду: за эти годы численность мафиозников в нашем городе как минимум утроилась, и одновременно УБОП из скромного, мало выделяющегося из прочих милицейских подразделений превратилось в могучую и во многом самостоятельную контору, вполне самодостаточную и, подозреваю, самофинансирующуюся (по принципу: с кем борюсь — от тех и имею!)…Каждый второй сотрудник УБОП нынче ездит на шикарной иномарке, каждый третий — живёт в такой шикарной «хате» с евроремонтом и евро-мебелью, которая мне, нищему районному оперу, и не снилась!.. Вот и судите сами: действительно ли Управление по борьбе с оргпреступностью борется с этой самой организованной преступностью, или же — вполне мирно с нею сосуществует, а то и плодотворно сотрудничает на взаимовыгодной основе… Не все со всеми, разумеется, это слишком пошло и грубо, да и небезопасно… На практике же УБОПовцы помогают «своим» бандитам громить и уничтожать «чужих», причём разгромленные «чужаки» выставляются на всеобщее обозрение как признак сокрушительных побед над г р у п и р р о в к а м и, тогда как они от тех самых УБОПовских викторий в конечном счёте лишь набирают силы и влияния, обеспечив себя надёжную «крышу» в ментуре…

Г р у п п и р о в щ и к и имеют главное — денежки, до которых так охоча наша нынешняя власть!.. Глава райадминистрации с замами, райпрокурор с замом, начальник РОВД с парочкой заместителей, председатель райсуда и ещё 15-20 столь же ключевых фигур актива в Заводском районе через своих жён, детей, племянников, близких и дальних родичей, а также и просто доверенных лиц — являются соучредителями (негласно или полугласно) ряда коммерческих фирм и частных предприятий, на вполне легальных основаниях получая оттуда ежемесячно вполне приличные суммы. Ещё около сотни более мелких и незначительных державных слуг время от времени получают куш наличкой, в пухлых или не очень пухлых конвертиках… Ну а мы, рядовые трудяги розыска, лишь глотаем голодные слюнки!..

При таких высоких «крышах» у бандитов — ну что им наши скромные возможности?!. Не за что им платить нам, вот ничего они нам и не платят… Многих из моих коллег это возмущает до глубины души: «Эвон тому зачуханцу — майору (ну или там подполковнику) в начале каждого месяца – презент, хотя он — урод и врождённый олигофен, а мне, пригожему и башковитому, от тех г р у п п и р о в щ и к о в — лишь дырка от бублика!..»

Но лично я к подобным гримасам доли отношусь с философским спокойствием. Не дают – значит, не заслужил. Вот заслужу – и начнут давать!..

Всех проживающих и орудующих на моей «территории» б у г р о в, а тем более «авторитетов», я, разумеется, прекрасно знаю в лицо, и стараюсь держаться от них на почтительном расстоянии. Но некоторые из «бригадиров» считают не западло «узнавать» меня при встречах, и вежливо здороваются, — не сколько из уважения ко мне лично (ну кто я таков в их глазах?.. незаметная козявка!..), сколько из почтения перед незримо маячущим за моею спиною государством. Их почтение перед милицией — от понимания, что они, как ни крути, находятся под постоянным прицелом бездушной державной мощи… Сегодня её контроль ослаб, государство прогнило сверху донизу, и власть запродалась на корню, но завтра всё может поменяться, и ещё неизвестно, не окажусь ли я, щупленький и невзрачный районный оперок, тем самым человеком, от которого будет всецело зависеть их судьба… Так лучше уж подстраховаться, изобразить почтение… От еле заметного поклона или дружеского кивка тебя нынче не убудет, а в будущем — может и спасти …

Но так думают лишь те б у г р ы, кто тёрт и обкатан жизнью, успев уж в прошлом отсидеть, и познав тупую беспощадность госмеханизма… Государство таким – как супер-п а х а н, и они, ненавидя его, тут же покорно склоняют головы перед его хорошо видимой з н а ю щ и м людям неодолимой мощью…

Те же б у г р ы, кто помоложе, и ещё не успел отмотать срока в «зонах» — обычно наглы и беспардонны, всего им хочется сразу и целиком, они не умеют ждать и мириться с неудачами, им не в масть — принижаться и укорачиваться перед кем-либо, и государство для таких – лишь энное количество чиновников, либо уже купленных на корню, либо поддающихся купле по бросовой цене в случае надобности… Они не понимают зверской природы своего государства, не боятся его и не считаются с ним. С одной стороны, в этом их сила, но с другой – это же и их главная, воистину роковая слабость… Они слишком настойчиво ведут себя к собственной гибели!..

«Старики» тоже сильны и влиятельны, но при этом — ч у я т предел своих возможностей, и не лезут на рожон, никогда не кичась связями, никому не угрожая без крайней надобности, из одной лишь бравады, из желания показать всем, кто здесь — крут и ужасен!.. Но зато если «старик» негромко бросил: «Я тебя сделаю…», то и сделает, никаких сомнений, иначе он — «потеряет лицо», и выйдет в тираж… Вовсе не обязательно это означает физическую смерть, но для познавшего вкус власти и влияния над людьми утрата этого влияния и этой власти во многом — страшней самой смерти…

«Старики» как враги намного опаснее крикливой и агрессивной молодёжи, и они знают, что ты про них это знаешь, а потому и не дерзят тебе, рядовому оперу, потому и вежливы с тобою… Но зато и ты без особой надобности не станешь наезжать на их «шестёрок», будешь сквозь пальцы смотреть на мелкие шалости бритоголовых, неуловимо так схожих друг с другом б ы к о в.

Разумеется, с ксивами сотрудников районной мафии в кармане «шестёрки» не ходят, и на их бугристых лбах это крупными буквами не нарисовано, а потому и попадаются порою они в прочёсывающий около-криминальную среду ментовский невод.

Скажем, задержан за участие в пьяной драке некто Клычёв (кличка «Клык»), среди прочих клиентов одного из наркобарыжек был замечен и намечен к оперативной разработке некий Куроедов (он же – «Шах»), и, наконец, на улице во время случайного осмотра карманов попавшегося на глаза ОМОНовцев и вызвавшего неясные подозрения некоего Мироненко (он же – «Косой») нашли ножик с выкидывающимся лезвием… Попадает эта братия таким вот образом в мой райотделовский кабинетик, и вполне можно начинать оформление на них д е л ю г и… При известной ловкости (и если потом суд не будет чрезмерно придираться к доказательной базе) вполне мог бы я сработать год-полтора сроков каждому из этих малоуважаемых и мелкопакостных граждан…

Но в процессе беседы узнаю внезапно, что Клык, Шах и Косой, допустим, являются «солдатами» в б р и г а д е Задорожного (кличка «Валет»). А это – уважаемый в районе человек, — две авторемонтные мастерские «держит», три судимости за спиною, свой особнячок в частном секторе… Да разве т а к о й солидняк может держать в «шестёрках» погань?.. Не может, невозможно вообразить подобное, а раз так, то хлопцы эти, скорее всего — вполне нормальные ребята, добропорядочные члены общества. Поговорить с ними по душам, предупредить наставительно, чтоб не мельтешили у тебя и других ментов перед глазами, да и — отпустить. Пускай сваливают, нечего им за решёткой делать… Там ведь – не санаторий, не культпросветучилище, лучшими оттуда никто ещё не возвращался – только хуже… много хуже!..

Но такое я делаю, разумеется, лишь в том случае, если и впрямь нет за вышеуказанной троицей ничего серьёзного, если не натворили они чего-либо поувесистей, годков этак на пять-шесть изоляции от общества, тогда так просто от меня и моих коллег они не отделаются, тогда их можно только выкупить. Но б у г о р ещё сто раз подумает, выкупать ли… стоят ли «шестёрки» тех бабок, которые ментура за него просит… Ведь чем больше у человека нажитого потом и кровью денежек, тем больше он свои деньги уважает, и выкидывать их на ветер ему никак не улыбается1..

Случайно же залетевших б ы к о в, повторяюсь, я обычно сразу отпускаю… И, заметьте, — не за мзду., не по личной выгоде, а просто так, из целесообразности: в районе, городе, области, государстве и мире есть свой сложившийся дееспособный баланс сил и интересов, и ни одна из его составляющих не заинтересована в том, чтобы без необходимости его нарушать и опрокидывать.

Начни «шестёрки» подполковника Карамелькова прессовать «шестёрок» б у г р а Валета, и тот нажалуется своему «авторитету», известному всему Энску Васе Шухину по кличке «Гнедой», а Вася свяжется со своей «крышей» в горУВД, замначгоруправления полковником Збышко, и спустя пару дней нашему подполковнику Карамелькову в городском Управлении за что-нибудь так намылят шею (предлог всегда найдётся!), что в райотдел прибежит он взмыленный, и мне, оперу, да и моему непосредственному начальнику заодно — учинит такой вздрай, что после этого за километр будем обходить всех валетовских прихвостней, и десятой дорожкой – объезжать их адреса!..

Разумеется, я немножко сгущаю… Но — именно что «немножко»…

(Продолжение следует)

Владимир Куземко, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: