Постсоветский бандитизм. «Саид»: охота за «мозгами»

В 2004 году Москве прошла серия странных происшествий: жертвами преступников стали увенчанные лаврами светлые головы российской науки и техники. В прессе выдвигались различные версии этих преступлений: от целенаправленного истребления мозговых центров России и подталкивания российских «яйцеголовых» к выезду из страны до действий таинственных экстремистов, заинтересованных в деградации нашей науки. Среди пострадавших оказался заведующий кафедрой физических дисциплин одного из престижных вузов, крупный архитектор, несколько видных математиков, медиков… Из этого специфического круга пострадавших выпадала фигура карьерного дипломата, до возвращения в Москву занимавшего пост посла РФ в Грузии. А объединяло всех этих людей то, что на них нападали и грабили, когда они направлялись домой после зарубежной поездки.

В случае с дипломатом даже возникло предположение, что это могло быть делом рук грузинских спецслужб — нападение произошло в период, когда отношения между Москвой и Тбилиси были, мягко выражаясь, натянутыми. Но именно тогда, исходя, в частности, и из этого предположения, к расследованию наряду с МУРом подключилось и ФСБ. Хотя основную оперативную работу по раскрытию этих преступлений провели именно муровцы.

Опытные розыскники с самого начала не верили в «экзотическую» подоплеку происходившего, полагая, что имеют дело с банальной уголовщиной. Тем не менее выбор жертв бандитами банальным назвать было никак нельзя. Было ясно, что действуют изощренные преступники, каким-то образом точно выискивая объекты для нападения среди специфического круга людей.

Работой следственной бригады руководили полковник милиции Андрей Тестов и подполковник Александр Фрид. В их распоряжении оказалось восемь уголовных дел по нападениям, совершенным идентичным способом. Потерпевшие, за исключением бывшего посла, — ученые от пятидесяти до шестидесяти лет. Они возвращались в Москву через аэропорт «Шереметьево». У каждого поездка была краткой — несколько дней. А выезжали они по приглашениям иностранных научных учреждений и фирм для чтения лекций, которые оплачивались очень неплохо. Кстати, и бывший посол РФ в Грузии тоже выезжал в Италию с этой же целью.

Понятно, что в столь краткий вояж все лекторы отправлялись налегке — что нужно человеку в течение двух-трех-четырех дней пребывания в комфортабельной гостинице? По возвращении с небольшой ручной кладью они спускались по трапу самолета. Из деликатности, чтобы не обременять близких и друзей, или по каким-то другим причинам большинство из них предпочитали добираться до дома общественным транспортом. Сообщив о благополучном прилете по телефону, они 48-й маршруткой прибывали на станцию метро «Речной вокзал». А дальше следовали привычным путем до родного дома, но не доходя до него или прямо в подъезде на них нападали, оглушали и освобождали карманы от тех нескольких тысяч долларов, которые они получили в виде гонорара. Попутно грабители прихватывали дорогие часы, если таковые были у жертвы, мобильники, другие ценные вещи.

Естественно было предположить, что потерпевших вычисляли по наводке. Но кто наводчики? Решили искать среди шоферов маршруток. Проверили автопарк, но ни на ком не остановились… Тогда стали изучать штат таможенников. Просматривали личные дела, беседовали с людьми, устанавливали их личные знакомства. Все тщетно. Тогда сыщики стали отрабатывать одну службу аэропорта за другой. А ведь это десятки работников кафе, кассиров, грузчиков, уборщиц, всяческих дежурных… С каждым пришлось переговорить, понять, что из себя представляет этот человек.

Когда и это ничего не дало, начали изучать все варианты возможных «засад», которые можно организовать по пути следования сорок восьмой маршрутки. И тут неожиданно возникла мысль, что внимательные глаза налетчиков отбирали свои жертвы в потоке пассажиров не в аэропорту, как сначала предполагали сыщики, а на небольшом отрезке в 50-60 метров между конечной остановкой маршрутки и станцией метро.

Здесь, на «пятачке», сгрудились мелкие кафе, залы игровых автоматов, ларьки. Пассажиры, покинув мини-автобус, строем минуют все эти «точки». Узкие проходы вынуждают людей двигаться чуть ли не гуськом. Наводчик, затаившийся в одном из павильончиков или в палатке, вполне может выбрать жертву среди этой толпы пешеходов. Но по какому принципу?

Как выяснилось потом, логика бандитов была потрясающей. Они отыскивали среди пассажиров именно ученых — пожилых людей с портфелями или кейсами в руках, без большой поклажи. Значит, при этом наверняка знали, что прилетевшие из-за рубежа представители научной интеллигенции возвращаются домой не с пустым карманом. Такой вот социологический и психологический отбор. И самое фантастичное, что опять-таки вскрылось позднее, бандиты ни разу не ошиблись!

Теперь сыщики обходили все залы игровых автоматов и кафе возле станции метро и показывали работникам фотокомпозиционные портреты, составленные со слов потерпевших. На этот раз оперативников ждала удача. Эти люди действительно появлялись в местных заведениях, и кое-кто их запомнил. Обратились к информационной базе. И вот наконец из неизвестности всплыла личность Тахиржона Шамсидинова, бывшего опера милиции города Андижана. Из органов он был уволен за неблаговидные дела. Подался в Москву. Неподалеку от станции «Трудовая» Дмитровского района у него прописана сестра.

Шамсидинов не имел точного представления, чем он займется в Москве. Но поскольку во время службы в частях спецназначения узбекской милиции накачал мускулы и неплохо освоил силовую подготовку, решил, что самое подходящее занятие в чужой столице — уличные грабежи. Скоро попался, но после отсидки в СИЗО его осудили только на условный срок — поистине неисповедимы решения отечественной Фемиды. Вернувшись вновь на «Трудовую», наш герой решил заняться более перспективным и, как ему казалось, менее опасным делом: нападениями на ученых.

Теперь уже известно, как родилась в его изобретательной голове эта плодотворная идея. Однажды ему привелось познакомиться с девицей, дочкой профессора. Она и проболталась, что папа время от времени отправляется на несколько дней за рубеж налегке, а возвращается с пачкой заработанных долларов.

Между тем в Москве произошли еще два преступления, дополнивших предыдущие восемь. Они случились одно за другим, и как раз в то время, когда розыск шел полным ходом. Только на этот раз преступники стали следить за своими жертвами от метро «Планерная». Значит, группировка поменяла свою дислокацию? Причем сами нападения происходили по всему городу.

Действия преступников были в высшей мере профессиональны. Наружка менялась посменно. По мобильной связи передавали друг другу сообщения о месте нахождения жертвы и последовательно меняли наблюдателей, чтобы слежка не была обнаружена. Затем по профессиональным правилам наружки сопровождали «объект» до самого подъезда и уже нападали все вместе. И тогда муровцы решили провести собственную игру.

…Толпа пассажиров прибыла на нескольких маршрутках из аэропорта «Шереметьево» к метро «Планерная». Среди них выделялся человек чудаковатого вида, немного не от мира сего, которого легко было принять за ученого. В руках у него поблескивал новенький щеголеватый кейс, никак не сочетавшийся со всем внешним обликом владельца. Видимо, кейс был только что приобретен за границей. Близоруко щурясь, он направился к станции метро, не подозревая, что следом за ним устремились двое молодых людей ярко выраженной среднеазиатской внешности. Но узбеки, входившие в банду «новых басмачей» Шамсидинова, клюнувшие на наживку, еще не знали, что сами находятся под колпаком МУРа. Не знали они, что жертва держит указательный палец на предохранителе табельного ПМа.

Нападение состоялось в полутемном дворе, где человек с кейсом стал возиться с замком домофона. В тот же момент из темноты вынырнули фигуры нескольких «басмачей», но чудаковатый пассажир выхватил пистолет и крикнул: «Стоять! Милиция!» Бандиты были настолько ошеломлены, что не успели броситься наутек. А тут подоспели оперативники, которые «вели» подручных Шамсидинова. В тот и последующие дни были задержаны шесть членов его банды. Но сам главарь словно растворился в воздухе. В Москве полагали, что он скрывается в родном Андижане, но на просьбы МУРа оказать содействие в поимке опасного преступника узбекские правоохранители отреагировали очень вяло.

Тем не менее нападения на людей, возвращающихся из загранпоездок, вроде бы прекратились. Спокойствие длилось почти год, а потом все началось снова. Причем с еще большим размахом, чем прежде. Помимо метро «Речной вокзал» и «Планерная» появился в сводках и Павелецкий вокзал, куда жертвы прибывали из аэропорта «Домодедово». Более того, нападать стали и на тех, кто приезжал из других регионов России. Особенно часто нападали грабители на пассажиров, прибывавших в Москву из Северной Пальмиры поездом в 21.21. В их числе всегда было немало состоятельных людей, политиков, предпринимателей. Среди пострадавших на этом маршруте попадались и иностранцы.

Как выяснилось потом, отлежавшийся на дне Тахиржон Шамсидинов набрал новую команду и принялся за старое. И скрывался он не в Узбекистане, как полагали сыщики, а в Москве и Подмосковье.

Тогда муровцы еще не знали, что в банде появилась новая приметная фигура — Азисхужа Хайдаров по кличке Саид. Этот бандит не только не уступал Тахиржону в жестокости, в готовности убивать, но в чем-то даже превосходил его. Профессиональный боксер, мастер восточных единоборств, он был способен одним ударом отправить человека в глубокий нокаут, сделать его пожизненным инвалидом и даже убить. Влияние его в банде постепенно росло. Становилось очевидно, что Саид не намерен действовать с Шамсидиновым на равных, двум таким «медведям» было явно тесно в одной берлоге. Начались распри. Саид подговорил члена банды Хасана Абдулаева, чеченца по национальности, потребовать у Тахиржона передела Москвы, чтобы новой бандгруппе, которую возглавил Хайдаров, отошли наиболее подходящие для грабежей районы столицы. Разумеется, Шамсидинов, который не без оснований считал себя мозговым центром этой узбекской мафии, автором всей хитроумной системы ограбления, никак не хотел поступаться своим положением.

Раскол серьезно помог муровцам. Как всегда, находятся обиженные, готовые заложить недругов. Поступающая информация помогла сузить рамки поисков Тахиржона, а потом и напрямую выйти на его след. В один из дней поступила оперативная информация, что бандит устроился в гостинице «Славянская». Группа захвата действовала со страховкой, предварительно блокировав все возможные пути выхода из гостиницы. Застигнутый врасплох бандит не успел опомниться, как на его запястьях защелкнулись наручники. Удивительным было то, что на него задолго до этого МУРом был выставлен так называемый сторожевой лист, по которому его просто обязаны были опознать и милиция, и администраторы гостиницы. После задержания выяснилось, что сторожевой лист аннулирован и Тахиржон спокойно существовал в первопрестольной под своим именем. Предстоит еще установить, кому и сколько было заплачено за эту услугу.

Как бывший опер, Шамсидинов был хорошо знаком с Уголовным кодексом, и его не прельщала малоприятная перспектива попасть под диспозицию сразу двух «тяжелых» статей УК РФ: 209-й (бандитизм) и 210-й (преступное сообщество). На следующий день после задержания его повезли из отделения милиции в Мещанский суд. И там Тахиржон — обладатель «черного пояса» тхеквондо — напал на конвоира-сержанта, нейтрализовал его и бежал прямо из зала суда. И вновь милиция оказалась на высоте — через два дня его схватили ранним утром в районе авторынка у Южного порта. По горячим следам задержали и несколько его подручных.

К сожалению, «Саида» не удалось арестовать. По оперативным данным, он укрылся в Душанбе. Вместе с ним ушли в Таджикистан еще несколько участников банды. Хотя охоте за кошельками по схеме, изобретенной Тахиржоном Шамсидиновым, был положен конец, опытные муровцы не исключают, что со временем Саид может вновь объявиться в Москве. Благо что при нынешней прозрачности наших южных границ, особого труда это не составит.

Аркадий БУТЛИЦКИЙ, по материалам журнала «Private life»

Читайте также: