Операция «Внедрение»: на кого работают милицейские «кроты»?

Правоохранители, которым приходилось внедряться в банды, как киношному Шарапову в воровскую «малину» Горбатого, считают, что внедрение — самый эффективный метод борьбы с организованной преступностью. Один внедренный милиционер, он же «крот», способен добыть столь весомые доказательства преступной деятельности бандитов, что их не сможет развалить в суде даже самый дотошный адвокат. Однако и здесь порой случаются неожиданные вещи: бывает, «крот» вдруг перестает работать на своих и переходит на сторону чужих…

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская 

Менты в законе

Это только «мыльный» лейтенант Коломбо раскрывал запутанные преступления благодаря своему неординарному уму, феноменальной логике и нечеловеческому чутью. В жизни обыкновенных правоохранителей все совершенно по-другому. Да, есть у них и разум, и логика, и чутье, но в них нет ничего сверхгениального. Это обычная работа, в которой есть и свои профессиональные секреты. Один из них — операция «Внедрение».

Внедрение в банды и создание агентурной сети из этой среды вечны, как и сам сыск. И поныне существуют целые отделы, занимающиеся агентурой и внедрением. Суть метода в том, что в преступную среду внедряется работник милиции («крот») под видом бандита и имитирует преступную деятельность с целью добычи нужной правоохранителям информации. Один такой «крот», говорят сыщики, стоит двадцати оперативных работников, потому что может намного быстрее и эффективнее обезвредить целую преступную группировку.

Как быть «кротом», в высших учебных заведениях не учат. Да и азы внедрения пройти нигде нельзя. Чтобы стать засланным казачком, считают сыщики, нужно быть фанатом своей профессии, лишенным страха, и обязательно… хорошим артистом. Такой пример артистизма продемонстрировали в 1995 году крымские «менты», когда приехали к местной братве на «стрелку» под видом воров в законе. «Качалово» произошло из-за крупного коммерсанта, бандиты вымогали у него крупную сумму. Одно крымское предприятие было приватизировано, коммерсант стал его новым собственником, и вот бандиты, узнав об этом, решили подзаработать. Получив у старого собственника списки акционеров с их адресами и телефонами, братва начала обрабатывать перепуганных людей. Достаточно было одного звонка с угрозами и требованием поделиться, чтобы местные жители, понимая, что они совершенно беззащитны, отдавали по дешевке свои акции. И тогда в дело вмешались «кроты». Как мы уже сказали, они приехали на «стрелку» в образе «законников». По легенде, они представляли интересы воров в законе Киева.

«Кроты» оделись по моде тех времен — спортивный костюм «Адидас», пудовые золотые цепи на шее и печатки на пальцах. Подъехали на хороших иномарках. Взяли себе клички маститых воров (называть их не будем). Братки при звуке таких громких имен (слышать — слышали, а видеть — не видели) сразу сникли. «Законники» сказали, что, дескать, до воров дошло, что бандиты «наезжают» на ветеранов войны, а это «западло». Те начали оправдываться, что среди акционеров ветеранов нет. Перевели разговор на другую тему: кто из администрации города помогает, откуда деньги берутся. Все их рассказы записывались на аудиотехнику. Потом один из «кротов» попросил «уколоться и забыться», у братвы зелья не оказалось, выпивки тоже. Побежали за водкой. В это время другой «крот» передал своим информацию о времени прибытия основного костяка банды. Когда компания была в полном сборе, всех и «приняли».

Еще один путь к хорошей раскрываемости преступлений — агентурная разведка, то есть плодотворное общение и сотрудничество работников милиции с преступными элементами. Многие считают, что это безнравственно. Некоторые правоохранители против и внедрения, и работы с агентами. Говорят, что с ворами и бандитами работать нельзя — мол, их сажать надо. К примеру, один крымский сыщик рассказывает, что попытки завербовать бандитов у нас были, но это не мы их, а они нас использовали, выдавая информацию о конкурентах. Нередко бывает, что оперативник, имеющий такого агента влияния, сам легко попадает под его влияние и начинает работать на него. И вообще, дескать, мы опоздали и с внедрением, и с агентами влияния. Это не милиция внедряется в структуры оргпреступности, а оргпреступность давно внедрила своих людей и во власть, и в правоохранительные органы. В этих утверждениях есть доля правды. Начиная с бандитских 90-х и по сей день непонятно, кто такие «кроты» и на кого они на самом деле работают.

Правильные и неправильные

За примерами далеко ходить не будем. Напомним читателю: в одном из ноябрьских номеров «1К» писала о Евгении Дерюшкине, который был задушен одним «башмаком» в 1996 году, но в то же время в нынешнем году этого Дерюшкина опознали при разбойных нападениях в Хмельницкой области. Могут ли оживать покойники или как их так душат, что они остаются живы, — это тема совершенно другого разговора, а вот о том, что душитель оказался не кто иной, как внедренный в «башмаковскую семью» агент, поговорить можно. Все это выяснилось, когда душителя арестовали вместе с другим «башмаком», присутствовавшим при убийстве Дерюшкина. Один («башмак») начал «колоться», другой (душитель) — все отрицать.

Потом последний вроде как сознался в убийстве Дерюшкина, но сказал, что сделал это по приказу первого. В общем, оба были и причастны, и виновны. Да вот только повесить на них этот труп правоохранители так и не смогли. Дело в том, что «башмак» был вроде как неприкосновенен, так как проходил по программе защиты свидетелей, а душитель, как выяснилось, оказался внедренным в криминальное сообщество агентом от правоохранителей, то бишь, получается, был чуть ли не «кротом». Правда, тем самым неправильным «кротом», который внедрился в бандитскую среду, и, похоже, ему там очень понравилось. Потому что и Дерюшкина он вроде как из корыстных соображений душил, и в убийстве «сейлемовца» по кличке Сокура участвовал, и во многих прочих криминальных делах ОПГ.

Кстати, о Сокуре. «1К» уже не раз писала о нем как одном из самых известных персонажей криминальной истории полуострова. Бывший боксер, мастер спорта, чемпион Украины Сергей Оразмурадов начинал бандитскую деятельность под крылом первого крымского авторитета Гуни, в начале 90-х вместе со своими друзьями — Воронком, Жирафом и Вишней — создал кооператив «Сейлем», а потом стал лучшим бойцом одноименной ОПГ. Недавно выяснилось, что и этот герой «работал на контору». Об этом теперь откровенно рассказывает экс-начальник симферопольской милиции Борис Бабюк. Напомним, Сокура был убит неизвестными в ноябре 1991 года прямо возле ворот своего дома в Симферополе, в пер. Краснодарском. Говорили, что за несколько дней до убийства у Оразмурадова произошла крупная ссора с Виктором Башмаковым (тогда никто не знал, из-за чего эти двое поссорились). Потому и было организовано его убийство, на которое, кстати, Башмаков выезжал лично.

Только теперь можно предположить, чем так раздосадовал Башмака Сокура. Если верить Бабюку, Сокура был его помощником. «На учет я его не ставил, поэтому никто не знал, что он работал на меня», — говорит полковник милиции. Бабюк рассказывает, что познакомился с Оразмурадовым в 1988 году, и тот предложил: «Работники милиции втягиваются в банду. Давайте начнем действовать». Действовать начали по-крупному. Как оказалось, именно Сергей Сокура слил однажды Башмакова ментам, когда того хотели изловить. Вот как об этом вспоминает Бабюк: «Мы организовали на дорогах несколько постов, чтобы поймать Башмака. Однажды в пять утра мне позвонил Сергей (Оразмурадов — ред.). Мы встретились, и он сообщил: «Башмаки» сейчас находятся там-то, надо брать». Я вызвал бригаду, удалось задержать четырех бандитов». Правда, самого Башмакова тогда взять не удалось. Возможно, последний каким-то образом узнал о том, что Сокура работал на ментов, и поэтому приказал его убрать. Неудивительно, что после убийства Сокуры вся милиция стояла на ушах.

Был «крот» и в банде партенитского бандита Валеры Санькова по прозвищу Грузин. Об этой ОПГ «1К» не раз уже писала. Интересно то, что немалая часть банды Грузина состояла из бывших и настоящих ментов. И некоторые из них были правильными «кротами», другие — неправильными. То есть одни действительно были внедрены в банду правоохранителями, дабы сливать последним информацию, другие попросту занимались криминалом, используя профессию в корыстных целях. Таковым оказался член ОПГ Грузина Андрей Т-в. Сначала он работал в налоговой, потом в милиции (не будем уточнять, где именно), а потом был замечен на том, что облагал обменные пункты Симферополя данью. Когда высшему начальству Т-ва поступила информация о том, что сотрудник такого важного милицейского ведомства является членом банды Валеры Грузина, Т-ва, что называется, пустили в разработку. Арестовали его в аэропорту, когда он пытался продать автомат и патроны. На допросах выяснилось, что он уже давно занимался реализацией оружия.

Под чьим прикрытием?

А вот ярчайшие представители «кротов» нашего времени. 6 июля 2009 года в аэропорту Симферополя был задержан некий предприниматель Люман У-нов. Он даже оказал сопротивление во время задержания и попытался бежать, но безуспешно. Предприниматель, собиравшийся принять участие в выборах городского головы Судака, находился в розыске по обвинению в изнасиловании, вымогательстве и присвоении властных полномочий. И несмотря на это, У-нов колесил по Крыму на машине с синими милицейскими номерами, размахивал удостоверением сотрудника главного управления МВД Украины в Крыму и даже представлялся помощником известного в Крыму народного депутата Украины. Пользовался он всем этим (и милицейской машиной, и удостоверениями) для того, чтобы заниматься не совсем законной продажей крымской земли. И тут возникает вопрос: а откуда у У-нова машина со служебными номерами и милицейские документы?

В итоге в ходе следственных мероприятий выяснилось, кто именно из милицейских начальников обеспечил У-нова всем этим служебным «инвентарем». И тогда, спасая свою шкуру, один местный милицейский начальник не придумал ничего более умного, как заявить, что на самом деле У-нов… был внедрен в преступную группировку «продавцов земли» как агент и поэтому, мол, для выполнения операции по внедрению получил машину со служебными номерами и удостоверение. Ничего себе тайная операция по внедрению! Это то же самое, что написать на лбу у У-нова слова «он — тайный агент» с печатью и подписью начальника милиции. Но как бы абсурдно ни звучала эта легенда, рапорты с таким объяснением случившегося продолжают поступать высшему милицейскому начальству полуострова.

А вот еще один не менее комичный случай. Некий житель Ялты по фамилии Бондаренко (1969 года рождения), ранее судимый и вернувшийся из мест лишения свободы в 2001 году, по оперативной информации правоохранителей, является бывшим членом ОПГ и известен под кличкой Бондарь. Не так давно Бондаренко был задержан и допрошен правоохранителями, и вот что выяснилось. Оказывается, он не кто иной, как член Международного комитета по борьбе с организованной преступностью, центр которого находится в Москве.

Со слов Бондаренко, комитет этот осуществляет важную межгосударственную деятельность и может служить серьезной защитой для любых структур, в первую очередь коммерческих. Вступительный взнос в комитет составляет 1,5 тысячи долларов и предусматривает ежемесячные взносы. Также комитет выдает своим членам соответствующие удостоверения, которое Бондаренко тут же предъявил правоохранителям. В документе на фото Бондаренко в форме капитана милиции. Еще, со слов Бондаренко, комитет присваивает соответствующие занимаемому положению специальные звания и осуществляет выдачу иностранных «консульских» паспортов.

А дальше самое интересное. На вопрос правоохранителей, как могло так получиться, что, находясь в местах лишения свободы, Бондаренко вдруг оказался сотрудником данного комитета, допрашиваемый без тени смущения ответил, что на самом деле все это время он находился в Москве, где учился в академии МВД, а вся его прошлая преступная деятельность не что иное, как… работа под прикрытием. В общем, тоже «кротом» оказался. Вот и получается, что у нас куда ни плюнь — обязательно в «крота» попадешь. 

Читайте также: