Интервью с тем самым «Кенгарагским рейнджером», который ловит автоворов

Когда  корреспондент назначал встречу с «тем самым Кенгарагским рейнджером», мы в редакции совершенно не ожидали, что он окажется настолько… рейнджером. Или даже Бэтменом, если хотите. 

Как выглядит супер-герой

Что сказать о его внешности? Симпатичный, приятный мужчина. Чем-то действительно напоминает Чака Норриса. Своего имени Рейнджер просит меня не называть и вообще говорит о себе неохотно. Возвраст? «Около 30». (Тут мой собеседник смеется, говорит, что веселится, когда читает в статьях о себе – «юноша» или «молодой человек»).

— Как личная жизнь? – интересуюясь я.

— Она есть, — опять же, смеясь, подтверждает Рейнджер. Впрочем, тут же добавляет, что не женат и детей у него нет.

— Есть подружка? – продолжаю я допрос.

– Нам самом деле на личную жизнь времени более чем достаточно, хотя многие мне не верят. Я не сижу сутками напролет за просмотром пленок, как некоторым кажется. Сейчас проверка записей занимает времени меньше, чем просмотр электронной почты, — заверяет Рейнджер. – Раньше было чуть дольше, потому что опыта не было – приходилось всех людей оценивать. А сейчас я уже сразу вижу – вот бомж идет, вот кто-то с собакой гуляет, а вот это подозрительный кадр…

Так разговор и переходит к тем самым камерам.

Как он стал снимать воров

— Сколько вы поставили камер во дворе? – задаю я один из самых очевидных вопросов.

— Более 10, — отвечает наш герой.

— И во сколько же это вам обошлось? – удивляюсь я.

— Довольно дорого, более тысячи, — следует спокойный ответ .

Тут я не выдерживаю и прошу рассказать все по порядку.

— Началось все около года назад, когда кто-то въехал в мою машину – она стояла припаркованной во дворе, — говорит Рейнджер. — Ну, и другие странные вещи тогда происходили. Последней каплей для меня стало то, что в течение одной недели воры сняли у двух BMW, стоявших во дворе, весь перед. Вообще все – бамперы, решетки и т.д. Тогда я и поставил камеры. Сначала они были плохонькие. Но все равно что-то было видно. И тут началось шоу… Как оказалось, к нам приходят почти каждую ночь. Но вроде ходят как по сменам – каждый раз разные люди. Часто ходят они не таясь, даже не пряча лица под капюшонами. Зато я теперь знаю, как воры работают. Оказывается, когда они замышляют серьёзное дело, ходят на него по трое. Один стоит у бокового стекла машины, второй – у капота, третий – на шухере. Так вот, когда первый разбивает стекло, второй быстро открывает капот и выдергивает провода аккумулятора. После этого сигнализация замолкает. Если в течении несколько секунд им не удается задуманное, то дело тут же бросают и убегают.

Вот именно этот «номер», по словам Рейнджера, он и увидел в одну на одном из первых записей видеонаблюдения. Вот только в тот раз воришкам не повезло – эту машину уже разграбляли, поэтому её хозяин озаботился об улучшенной защите. К тому же сигнализация заорала намного громче обычных — на весь двор.

— Это видео я решил передать тому соседу и закинул ему в почтовый ящик. Кстати, соседа и его машину я знал только потому, что в своё они нашу квартиру залили – так и познакомились, — улыбаясь, объясняет Рейнджер.

Потом, по его словам, он постепенно стал ставить более качественные камеры. И теперь с почти кино-качеством возможно наблюдать за проделками воров.

– Я уже знаю их повадки и тропинки. Поэтому расставил камеры так, чтобы они всегда получались крупным планом, откуда бы не пришли. Ну и, знаю, к примеру, что кражи обычно совершаются в период времени с 00.30 до 4 ночи. Только один раз вор пришел в совсем нехарактерное время – около 5 утра. И тащут всё. У некоторых из машин вытаскивали кассетные магнитофоны. Кому они вообще нужны?

Вот все эти съемки Рейнджер хотел передавать потерпевшим, чьи машины пострадали. Но, понятное дело, всех людей во дворе многоэтажек он знать не мог. Поэтому как-то раз написал объявление, мол, если чью-то машину обокрали – сообщайте на электронную почту, возможно есть какая информация.

— А то ведь у людей проблемы начались, — говорит Рейнджер. — У одного хозяина BMW зеркала раза три снимали. Уже страховщики вопросы задавать начали, платить не хотели. А что делать?

Как он стал знаменит

— Я не собирался выкладывать видео в интернет. Это сделал один из потерпевших, причем сделал не очень красиво: выставил видео с чужой машиной и никого об этом не спросил. Он и придумал мне это имя. Но результат у этого был положительный: после публикации этим всем заинтересовались тележурналисты, потом люди принудили заинетесоваться этим саму полицию — после того воры дорогу к нам во двор забыли. Сейчас вообще тишина.

Впрочем, есть у его популярности обратная сторона:

— Полиция почему-то вместо того, чтобы искать тех, кто машины обкрадывает, начала искать меня. Это очень характерно для органов в Латвии — усиленно заниматься розыском источника информации, а не преступников. По странному совпадению, через несколько дней после телепередачи тихонько ввелись небольшие поправки в закон о технических средствах стратегического значения. Так что теперь нельзя вести съёмку слишком маленькими камерами. Но у меня не эти микро-камеры, все законно, — говорит Рейнджер.

Возможно, из-за повышенного внимания к своей персоне он крайне резко высказывается о правоохранительных органах:

— Полиция? Да они вообще-то мало что делают.

Рейнджер вообще изъясняется крайне резко, по всем вопросам у него твердое мнение. Согласны вы с ним или нет, но такая активная позиция производит впечатление. Вот несколько ярких цитат.

О полиции:

— Зачем нам вообще столько полиции? Зачем нам, к примеру, дорожная полиция? У нас что, есть хайвэи? Все, что сейчас делают дорожники, могут делать несколько камер и патрульные полицейские. Но нет, у нас хотят, чтобы все было солидно: 10 управлений, 7 департаментов и 8 центров. А вы видели, в какой физической форме те же дорожники? Это даже комично выглядит…

О кризисе и энтузиазме:

— Во всем мире свой кризис, а у Латвии – свой. У нас что, есть производство? У нас все только управлять хотят, учатся на менеджеров, экономистов и политологов. Из-за того, что властям на все плевать, люди перестали быть творческими. Даже когда новости обо мне появились, многие стали писать про меня: «Вот, он какой-то скрытый бизнес на этом проталкивает», а некоторые — наоборот: «Вот, молодец, я тоже так буду». Только когда эти люди узнают, что придется немного денег вложить, чтобы те же камеры купить, а "навара" из этого не предвидится, их энтузиазм как-то пропадает.

На случайно всплывший в разговоре пример Америки:

— Америка? Это такое государство, там не то, что несвобода, это просто анти-свобода…

Ещё, что подкупает в Рейнджере, так это желание что-то делать, подкрепленное реальными действиями.

— Вы видели, как у нас дорожные знаки вешают? Это же пример того, как делать не нужно! – эмоционально начинает Рейнджер и тут же рассказывает, как все нужно переделать. Только потом добавляет: — Но у нас никто этим заниматься не будет. Они боятся, что «движение придет в хаос». А оно уже сейчас в хаосе, куда уж больше?

Вместо морали

Тем, кто к нему обращается за помощью, Рейнджер, как и положено герою, в помощи не отказывает. Сейчас, по его словам, встреч с ним ищут такие же энтузиасты и страховые компании – просят помочь советом, как лучше настроить видео-съемку. Он охотно делится секретами. Сам переводит статьи на этим темы и готов ими делиться Рассказывает он и о том, как устанавливать сигнализации.

Ольга Хаменок, kriminal.lv

 

Читайте также: