Индонезия: e-mail как состав преступления

В Сингапуре, Малайзии и других странах региона, где есть государственная цензура, именно блоггеры сообщают информацию, о которой не пишет большая пресса. Поскольку в Индонезии свобода слова есть, местные блоггеры «сигнализируют и комментируют». Сторонники цензуры пытаются стоять на пути у цунами — они бессильны что-либо изменить. 

Когда в парке в центре столицы Индонезии Джакарте было решено установить статую десятилетнего Барака Обамы, жители города возмутились. Свой протест, правда, они решили выразить не на площади, но на странице сайта Facebook. Когда количество подписей перевалило за 56 тысяч, столичные власти вняли требованиям установить на этом месте памятник какому-нибудь индонезийцу.

Этот пример политической активности широких масс с использованием современных информационных технологий стал прямым следствием бурного роста популярности в Индонезии социальных сетей. Который в то же время вызвал широкую дискуссию о пределах свободы самовыражения в новых, демократических условиях. Правительство страны пытается регулировать размещаемый в Интернете контент, а осмелевшие новостные сайты отбиваются от этих попыток.

Сторонники неограниченной свободы самовыражения считают социальные сети жизненно важным инструментом дальнейшей демократизации коррумпированной политической системы. Скептики же, особенно из числа политиков и религиозных лидеров, видят в этом угрозу обретения власти толпой и утраты традиционных ценностей.

Недавно правительство выступило с законопроектом, обязывающим интернет-провайдеров фильтровать контент, однако протесты в Интернете и в бумажной прессе заставили его отступить.

Благодаря относительной дешевизне мобильных телефонов, предоставляющих возможность выхода в Интернет, такие социальные сети, как Twitter, Facebook и их местные аналоги, быстро распространяются по городам и поселкам Юго-Восточной Азии, особенно в Индонезии и на Филиппинах. Всего лишь за год число индонезийских пользователей Facebook взлетело с менее чем 1 млн до 21 млн. Facebook сообщает, что по числу пользователей Индонезию опережают лишь Соединенные Штаты (116 млн) и Великобритания (24 млн). Более того, по данным канадского агентства Sysomos, специализирующегося на анализе трафика в социальных сетях, в Индонезии зарегистрировано самое большое во всей Азии число пользователей Facebook и Twitter.

Объединяющие десятки миллионов людей социальные сети быстро превратились в действенную, хотя порой и непредсказуемую политическую силу.

Именно поддержка пользователей Facebook и других социальных сетей заставила президента страны Сусило Бамбанга Юдойоно вмешаться в скандал, связанный с арестом по очевидно подстроенным обвинениям руководителей главного антикоррупционного агентства страны, давно конфликтовавшего с полицией и прокуратурой. В результате эти ведомства, издавна считающиеся самыми коррумпированными в стране, были вынуждены пойти на попятный и в ноябре арестованных освободили.

В другом громком деле поддержка пользователей Интернета помогла выйти на свободу 32-летней матери, пожаловавшейся на низкий уровень обслуживания в больнице в пригороде Джакарты и угодившей за это в тюрьму. Прокуратура обвинила ее в нарушении закона об электронной информации и трансакциях на том основании, что она разослала копии своей жалобы знакомым по электронной почте. В декабре суд оправдал ее.

Министр связи и информационных технологий Тифатул Сембиринг говорит, что «когда страсти улягутся», правительство вновь внесет законопроект о регулировании электронного контента.

«Мы хотим ограничить распространение нежелательного контента, в частности, порнографии, азартных игр, насилия и богохульства», — говорит Тифатул Сембиринг и добавляет, что регулирование должно осуществляться так, чтобы способствовать сохранению «наших ценностей, нашей культуры и наших норм».

Депутат парламента, в прошлом журналист, Рамадхан Похан говорит, что активность пользователей Интернета сильно беспокоит политиков, чиновников и даже администрацию больниц, не привыкших в такому прямому и эффективному контролю со стороны общественности.

«Дело в том, что многих государственных чиновников новый интернет-контент пугает, — считает Похан. — Они живут прошлым, и у них нет страниц ни в Facebook, ни в Twitter. Они не понимают, что в отношении демократии и свободы самовыражения точка невозврата уже пройдена».

По словам Похана, в парламенте он и другие сторонники свободы распространения информации пока находятся в меньшинстве.

Известный блоггер Энда Насутион считает, что в случае своего принятия новый закон способен задушить процветающую индонезийскую блогосферу. Когда почти десять лет назад Энда Насутион начал вести свой блог, в стране было не более десятка блоггеров. Сегодня, по данным агентства Virtual Consulting, их более миллиона.

В Сингапуре, Малайзии и других странах региона, где есть государственная цензура, именно блоггеры сообщают информацию, о которой не пишет большая пресса. Поскольку в Индонезии свобода слова есть, местные блоггеры, по словам Энды Насутиона, «сигнализируют и комментируют».

Зарождающиеся в Интернете движения, по его словам, обозначили водораздел в развитии местных средств социальной информации. «Сторонники цензуры пытаются стоять на пути у цунами, — говорит Энда Насутион. — Они бессильны что-либо изменить. Речь идет не только о технологиях, но о новых ценностях индонезийского общества».

Норимицу Ониши, The New York Times | Новая газета

Читайте также: