ПАДЕНИЕ КЛАНА САВЛОХОВЫХ. ЧАСТЬ 2

Читайте полную хронологию покушений на жизнь Бориса Савлохова, а также о том, почему деградировало савлоховское ОПГ.

Дункан Маклауд или просто «Салоха»?

История покушений на Бориса Савлохова

1991 год — грузинский вор ранил в ногу Савлохова возле гостиницы «Славутич».

1994 год — Савлохова обстреляли из гранатомета. Он остался цел и невредим, а неумелому нападавшему оторвало руку, тот скончался от потери крови.

1995 год — в урне возле подъезда дома, в котором жил Савлохов, охрана обнаружила взрывное устройство.

1999 год — взрыв в гостинице «Спорт», по неофициальной информации, это была местью земляка Савлохова за похищение у него сына.

1999 год — в спортивном манеже, где среди прочих звезд спорта тренировался и Савлохов, обнаружили сумку, начиненную взрывчаткой. На состоявшейся после этого «стрелке» Борису Сославновичу предложили покинуть пределы столицы. Тот не внял совету.

Естественно, конфликтов с конкурентами было значительно больше, чем покушений на Савлоховых. Так в 1990 году случилась перестрелка на подконтрольном савлоховцам “армянском” рынке у метро “Левобережная”. Лакомый кусок попыталась отбить стремительно набиравшая силу группировка Киселя. В перестрелке шальной пулей был убит торговец пирожками. Милиция установила имя убийцы, но доказать его вину не смогла.

Примерно в то же время на Савлохова совершили первое покушение. Вернее – ему прострелили ногу. Произошло это у входа в гостиницу “Славутич”. Там остановился авторитетный грузинский вор Резо, прибывший в стольный град Киев из Зугдиди. Резо промышлял кидками на авторынке, подконтрольном савлоховцам. По понятиям он должен был платить хозяевам. Назначили “стрелку”. На ней Резо вместо того, чтобы согласиться с поставленными условиями не долго думая пальнул Борису в ногу. Савлохов отказался писать заявление в милицию, однако у Резо изъяли пистолет, он пошел по 222-й статье УК. Перед киевским опером, приехавшим в Зугдиди собирать материалы на Резо, за вора лично ходатайствовал второй секретарь райкома партии.

28 сентября 1994 года Савлохова обстреляли из гранатомета и автомата. Одному из нападавших при этом оторвало руку – он умер от потери крови. Савлохов остался жив. Но после этого усилил меры безопасности. С тех пор он ездил в кортеже из трех машин. Охрана тщательного проверяла подъезды и подходы к помещениям, в которые должен войти шеф.

7 мая 1994 года в центре Киева на улице Саксаганского состоялась “стрелка” Савлохова с Владимиром Киселем. Незадолго до этого у видных представителей киселевской группировки Волошина и Трипольского возник конфликт с их бывшим соратником Лешой-“Шрамом”, в миру Алексеем Черевченко. Как-то “Шрам” попал под следствие и только усиленное опекунство со стороны савлоховского бригадира Пунхана Алиева (это было благодарностью за услугу, в свое время оказанную “Шрамом” Алиеву) подследственному удалось избежать суда и тюрьмы. После этого импульсивный “Шрам”, у которого к тому же сложились напряженные отношения с Киселем, переметнулся к Савлохову. Что в общем-то не одобряется ни в одном криминальном коллективе. Но у Черевченко был настолько неуживчивый характер, что Кисель вопреки правилам не стал ни удерживать ни наказывать перебежчика.

У Шрама” всегда была дурная слава человека без тормозов. Однажды, находясь уже под знаменами братьев Савлоховых, он схватился на ножах со вчершним соратником — Волошиным, человеком, занимавшим видное место в киселевской структуре (позже Волошина убили, преступление не раскрыто по сей день). Эта драка и стала причиной сходки лидеров двух мощных группировок. Как выяснилось на встрече паханов, инициатором поножовщины был “Шрам”. Кисель с Савлоховым постановили: военных действий по этому поводу не начинать (хотя “по понятиям” следовало бы). Но при этом Владимир Кисель выдвинул условие: савлоховцы должны отдать возмутителя спокойствия в руки киселевской братвы. Савлохов условие принял. Леша был жестоко избит, полуживой и поломанный попал в больницу. Таким образом, конфликт удалось разрешить “малой кровью”, а ведь случалось и не так гладко.

Этот факт лег в основу одной из версий покушения на Савлохова в сентябре того же года. Предполагалось: на майской сходке Савлохов дал “слабинку”, не пожелав кровопускания и конфронтации с киселевцами. Это могло быть расценено как проявление слабости. Логичным следствием мог стать выстрел из гранатомета по машине босса конкурирующего сообщества.

5 ноября 1995 года Савлохова задержали в центре города у Дома кино. Вызволять его из московского РУВД приехали Вахтанг Кикабидзе и Анне Вески.

Несколько лет назад Киев потрясло известие о взрыве в вестибюле гостиницы “Спорт” – в самом Центре Киева. Взрыв был колоссальный, лишь по случайности никто не пострадал. Многие тогда говорили, что это было неудавшееся покушение на остановившегося в гостинице Анатолия Кашпировского. Но как заявил позже начальник ГУВД Киева Михаил Корниенко, этот взрыв, как и покушение на взрыв, случившееся несколько позже в спортивном манеже, где тренируется Савлохов, могли преследовать лишь одну цель – физическое устранение Бориса Савлохова.

Пару лет назад Савлохова вызывали в столичный УБОП: существовали подозрения, что он имел непосредственное отношение к убийству одного из бригадиров Киселя, которого расстреляли в упор 30 декабря 1998 года. Но вменить Савлохову было нечего.

Бросали гранату в сына Савлохова: его ранили и тотлечился в США. Взрывное устройство обнаруживали в магазине, владельцем которого является жена Бориса Сослановича – Мзия Савлохова.

Савлохов, создав одно из крупнейших преступных сообществ Киева, не перебирал средства в общении с конкурирующими организациями. Пожалуй, единственный лидер, с которым он поддерживал относительно нормальные отношения, был Виктор Авдышев – тоже борец, тоже кавказец. Во время чеченской кампании савлоховцы сблизились с бойцами “Украинской национальной самообороны”, вставшими в ряды дудаевцев. Есть данные, что существовал даже некий договор савлоховцев с Дудаевым и Советом старейшин Республики Ичкерия.

Что имел – не берег

У Савлохова были все шансы без потерь миновать полосу передела столичных территорий 1992-94 годов и полностью легализовать свой бизнес. Но помешала горячая осетинская кровь. Здорово подпортила творческую биографию известного спортсмена и мецената история, случившаяся в казино “Габриэла” в далеком 1996 году. Это была тривиальная “хулиганка”. В казино Савлохов явился с похорон друга. Борис Сосланович потерял душевное равновесие после очередной партии в покер, которую он проиграл крупье. Савлохов бросив жетоны и карты на пол, прицельно “выстрелил” пепельницей в голову крупье. А когда тот ретировался в комнату отдыха, Савлохов бросился за ним. По пути нокаутировал администратора казино, попытавшегося остановить борца. Перепало даже жене Бориса Мзии, пытавшейся унять супруга. Досталось и инспектору милиции, которого Савлохов якобы перепутал с крупье.

После содеянного Савлохов заявил: “Можете вызывать милицию”. Ее и вызвали. И собрали показания с потерпевших и свидетелей. Впрочем, вскоре они стали давать весьма путанные и противоречивые показания. Дело закончилось ни чем. Но этот эпизод вспомнили на более успешном судебном процессе – образца 2000 года. Правда, на этот раз свидетели из «Габриэлы» также поначалу дружно заявляли, что Савлохов общественного порядка не нарушал. Просто разнервничался человек, а кому-то показалось, что он пьяный. И пепельницы не бросал – только энергично жестикулировал… Остальное или перепутали или забыли. Борис Савлохов по прошествии лет так объясняет свои действия: драться и не думал, просто хотел выяснить у крупье, как могла у него выпасть комбинация, которая случается в покере “раз в сто лет”.

Как бы то ни было, но имя Савлохова становилось все более “проблемным” для его окружения, для бизнес-партнеров, в конце-концов для фирм, которыми он владел и которые «опекал». По разным данным, клану Савлоховых только в Киеве принадлежат свыше сорока фирм, пять из которых в числе крупнейших. Остальные же либо работают по черному, либо вовсе не зарегистрированы, либо закрыты налоговой инспекцией. Когда Салохову говорили, что ему надо как-то дистанциироваться от собственных предприятий – так лучше для бизнеса – он «не понял». Ведь казино “Сплит”, принадлежащее Савлохову, в отличие от некоторых столичных казино работает относительно чисто, по крайней мере, через него не отмывают колумбийские наркоденьги. А какому посетителю захочется сидеть в “Сплите”, если туда в любой момент могут ворваться налоговики или УБОП, только потому, что оно принадлежит Савлохову.

Так же бездарно загубил Савлохов и ночной клуб «Динамо-люкс». По началу это было весьма прибыльное и престижное место, в которое с удовольствием ходили не только киевское купечество, но и «жирные» буржуи. Но в любой момент в зале могли появиться горячие осетинские парни в спортивных костюмах, действия которых предугадать было сложно. С этого начался исход клиентов и «Динамо люкс» превратился в заурядное заведение.

Борис Сосланович упорно не желал прислушиваться к рекомендациям своих менеджеров, подводя группировку к краху. А ведь было к кому прислушаться. Уж по крайней мере, двум родным братьям, активно участвовавшим в управлении осетинской империей, можно было доверять.

Олег Ельцов, «УК»

Окончание следует

Читайте также: