НЕПРИКАСАЕМЫЙ ЛУЧОК ИЗ ПОДОЛЬСКА

Мафия не была бы мафией, если бы она не имела связей во «внешнем» мире — бизнес- и политической элите. Они и позволяют ей, оставаясь безнаказанной, легализовать свои капиталы и постепенно, опутывая как паутиной власть, самой становиться у руля. Попытки этого мы наблюдали на примерах из крымской криминальной истории. Не менее интересен опыт Киева, Одессы, Львова, Москвы. Чего стоит одна только история с Отари Квантришвили, запросто общавшимся с людьми из окружения Бориса Ельцина и водившим дружбу с мэром Москвы Юрием Лужковым, а также генералитетом МВД и спецслужб. А некоторым мафиозным российским семьям удавалось провести своих членов даже в… правительство.Одна из них — подольская ОПГ, имевшая в конце 90-х годов своего министра по спорту и туризму — Бориса Иванюженкова. Российские СМИ много писали о биографии министра, президента спортивного клуба «Витязь», депутата Московской областной думы, а до этого — авторитета из подольской группы по кличке Ротан, оставившего след в милицейских документах. Его имя называлось в списке задержанных во время вооруженного конфликта с представителями чеченской ОПГ около ресторана «Узбекистан»; в 1989 году министр проходил в качестве обвиняемого по уголовному делу о групповом изнасиловании; в 92-м и 94-м привлекался за незаконное хранение оружия. Карьера, как видите, очень похожая на американскую мечту. А все потому, что Иванюженков в свое время сделал «правильный выбор» и добровольно перешел в подольскую банду Сергея Лалакина.

Подольская группировка считалась к концу 90-х годов одним из самых мощнейших военизированных бандитских формирований Московского региона. Если доверять оперативным данным, она насчитывала около 2,5 тысячи бойцов, в числе которых было много бывших сотрудников спецслужб и отставных военных с боевым опытом, полученным в горячих точках. Эта подмосковная ОПГ контролирует предприятия, занимающиеся экспортно-импортными операциями, автобизнес, жилищное строительство, нефтепереработку. Капиталы группировки вложены в аэропорты, рестораны, авторынки, гостиницы, недвижимость за рубежом. К этому нужно прибавить и традиционный «бизнес» «подольских»: рэкет, похищение людей, разбойные нападения и заказные убийства. Говорят, боевики ОПГ не раз выезжали для их совершения в США, такса — десять тысяч долларов. В банках этой же страны хранится общак банды и там же в основном сейчас пребывает ее лидер — легендарный Лучок.

Авторитет с овощной базы

Об организованных преступных группировках в Подольске — городе советских оборонщиков — заговорили уже в середине 80-х годов. И самую мощную из них возглавлял Сергей Лалакин, 1956 года рождения, по кличке Лучок, которую он получил, начав свою трудовую деятельность с торговли луком на овощной базе. За плечами авторитета была учеба в ПТУ, потом служба в десантных войсках, откуда он приземлился за прилавок — работал мясником. У него, очень умного, аналитически мыслящего человека, был серьезный недостаток — взрывной характер и нежелание жить по общепринятым законам. В 80-м он чуть не попал за решетку по «хулиганке», правда, сумел отвертеться, уже имея хорошие связи в милиции. Они помогли ему и в 89-м, когда Лучок, мстя за избитого отца, выскочил на улицу и нанес ножевые ранения пяти-шести прохожим.

Свою основную «карьеру» Лучок начинал традиционно — с наперстка, позже стал работать с «куклами» возле обменных пунктов. К началу 90-х у него уже была своя группа, в которую входили молодое хулиганье, наперсточники и бывшие зеки. Постепенно она набирала силу, оттесняя старую воровскую элиту — карманников. Как и его крымские «коллеги», Лучек стал авторитетом, не побывав в зоне, что не мешало ему подмять под себя настоящих воров. Первым, кого он убрал со сцены, был Седой (Николай Игнатов), который контролировал в Подольске весь автобизнес. Какие методы воздействия были к нему применены, неизвестно, но авторитет просто покинул город, бескровно отдав власть в руки Лучка.

Правда, миром улаживать дела приходилось далеко не всегда. Место под солнцем стоит дорого, и за него кое-кому пришлось заплатить кровью. Чуть ли не первым противником молодой банды стал «маститый» уголовник Сергей Федяев (Псих), в ОПГ которого входили так называемые синяки — уголовники-беспредельщики. Встретиться лицом к лицу пришлось во время стрелки у кафе «Бистро» на Серпуховском шоссе, где состоялась шумная перестрелка. Противники разошлись, унося с собой раненых, а через день в глухой деревне под Подольском был найден полусожженный труп Психа с отрубленной головой. Не ушли от пули и другие конкуренты Лучка — крупные подольские авторитеты Николай Соболев (Соболь) — он имел за плечами 12 лет лагерей за предумышленное убийство — и Александр Романов (Роман). Последний ускорил свою смерть, когда застрелил на рынке друга и бригадира Лалакина — Анатолия Стрелюка. В марте 1993 года два автоматчика в масках почти в центре города обстреляли «Мерседес» Романа. После девятин по нему пропал и Соболь. Его разложившийся труп через пару месяцев был выловлен из реки Пахры в Домодедовском районе.

Впрочем, потери были и у банды Лалакина. В июне того же года был расстрелян двумя автоматчиками некий Валентин Ребров — человек из подольской группировки. Через 4 месяца расстреляли друга Реброва — Владимира Губкина. Двух его убийц удалось арестовать по горячим следам — они оказались членами бригады киллеров, которой руководил Пушок (Геннадий Звездин) из ореховской ОПГ. Пушок пережил свою жертву только на сорок дней. Вот так, убивая конкурентов и теряя своих, Лучок создавал свою империю.

Вскоре он подмял под себя все действующие в Подольске группы, а вместе с ними весь их бизнес. В его руках оказались все АЗС, а потом продажа автомобилей, которая велась через крупнейший техноцентр на Варшавском шоссе, импорт одежды, радиотехники и продуктов питания. Причем речь шла не о мелочевке, а о крупных проектах. К примеру, под крышей ОПГ действовала фирма «Жесави», которая с помощью рекламы собрала с потребителей более 30 миллионов долларов под поставку сахара в Россию. Постепенно под контролем Лучка оказались, кроме родного Подольска, Чеховский и Серпуховской районы Московской области с практически всеми находящимися на этой территории банками, нефтяными компаниями (Лучку подконтрольны «Максбанк», «Эскадо-банк», «Дели-банк», КБ «Виктория»). Интересы «подольских» распространялись также на Уренгой и Киев.

Сталинградская битва

В результате «авторитет с овощной базы» стал покруче натуральных воров в законе и мог поспорить по капиталам и влиянию и с Сильвестром, и с Япончиком. Но «подольским» уже было мало «их» территории — 2,5 тысячи штыков нужно было очень хорошо кормить. Так в сферу интересов ОПГ попал город-герой Волгоград, «взяв» который, можно было контролировать весь юг России. Одна беда — в бывшем Сталинграде и своих братков было хоть в Волге топи. Впрочем, зачем топить, если есть автоматы. Первым из местных «отцов-основателей» погиб крестный отец волгоградской мафии, профессиональный борец Владимир Стариков (Казак), под чьим контролем находилось самое вкусное место — Центральный район города. Его убили в подъезде собственного дома. За ним последовал авторитет Сологуб (Михаил Сологубов), которого застрелили, когда он выходил из бани. Правоохранители даже смогли через некоторое время арестовать по подозрению в этом убийстве бывшего бойца десантно-штурмовой бригады Станислава Культина, который, по оперативным данным, сколотил из демобилизовавшихся спецназовцев бригаду наемных убийц и выполнял различные «заказы», в том числе и подольской ОПГ. Правда, прокуратуре ничего не удалось доказать, кроме незаконного хранения оружия.

А битва за Сталинград продолжалась. В апреле 1995 года в своем подъезде был застрелен авторитет Александр Кусмарцев, в мае погиб бригадир Владимир Теняков (Патефон). Летом по подозрению в соучастии в этих преступлениях в Москве был арестован бывший чемпион СССР по дзюдо Анатолий Никишин, член бригады Культина. Правда, его уже через несколько дней отпустили, как говорят, под сильным давлением со стороны Генпрокуратуры, Госдумы и Московской городской думы. «Подольские» к этому времени обросли такими связями, что впору было носить не поддельные, а настоящие удостоверения советников президента.

Почетный гражданин Подольска

К этому времени самого Лучка и отдельных членов его банды уже стали называть «неприкасаемыми». Одной из причин того, почему правоохранители почти всегда закрывали глаза на их бесчинства, называли наличие у «подольских» огромного архива компромата на администрацию района и области (в том числе банно-сексуального характера). Конечно, была и другая причина — банальный подкуп. Лалакин не жалел денег на «подкормку» для получения высоких связей, зная, что они пригодятся ему в трудную минуту. Она наступила 11 октября 1995 года, когда практически все информационные агентства сообщили: сотрудниками РУОПа ГУВД Москвы совместно с Главной военной прокуратурой задержан лидер подольской преступной группировки Сергей Лалакин, которому инкриминируется хищение в особо крупных размерах и мошенничество. Пострадал бандит из-за сущего пустяка — в 1993 году Минобороны выделило средства одной из фирм на строительство дома для офицеров-танкистов в Смоленске. А фирма, за которой стояла подольская ОПГ, купила на них… три джипа «Гранд чероки», на одном из которых и стал ездить Лучок. Когда началось следствие, он на несколько месяцев выехал в Израиль и был объявлен в федеральный розыск. Но потом почему-то вернулся домой и был арестован. В те дни СМИ пестрели разоблачительными статьями о мафиози, «входящем в первую десятку российских крестных отцов». В одной из газет начальник отдела РУОПа ГУВД Москвы Виктор Булгаков даже заявлял, что опасность таких лидеров, как Лалакин, в том, что они давно отмыли грязные, нажитые преступным путем деньги, легализовали свой бизнес и теперь рвутся к власти, в том числе к политической. А еще через 10 дней опасного крестного отца… освободили. Сначала под подписку о невыезде, а потом и вовсе сняв с него все обвинения.

Сейчас Сергей Лалакин — добропорядочный бизнесмен, который, как и Михась, тратит много денег на благотворительность. Помогает он «чем может» и городским милиционерам. По слухам, за его счет была сооружена кованая декоративная решетка перед фасадом Подольского УВД. И заслуги его не остались незамеченными — недавно власти родного города удостоили его титула почетного гражданина Подольска.

АРТЕМ АВЕРИЧЕВ Первая Крымская

Читайте также: