Что можно подхватить в больнице? (журналистское расследование)

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, в развивающихся странах каждый четвертый пациент рискует подхватить инфекцию в больнице. В прошлом году в наши больницы официально обратилось 33 миллиона пациентов. Если следовать оценке ВОЗ — больше восьми миллионов могли быть инфицированы именно в… лечебных учреждениях!

 — Мы не поедем. Вы же знаете, ляжем с кашлем — выйдем с поносом! — Наташа уже полчаса противостоит уговорам врача скорой помощи. — Давайте так: я еще до вечера подожду, если температура не упадет — мы приедем сами…

— Ну смотрите мне! У вас, похоже, бронхит, поэтому лучше не шутить, — еще раз предупреждает пышная дама в белом халате молодую маму. — Пишите отказ.

Наташа уже третьи сутки воюет с температурой и невыносимым кашлем двухлетней Полины, но в больницу ехать не спешит: «Полгода назад тоже лежали. И что? Только ротавирус подцепили, да так, что потом еще месяц дома «отходили». Госпитализация — только в крайнем случае».

Наташа — не одна такая упрямая мама с боязнью больниц. На форумах то и дело появляются новые сообщения о том, как, лечась от одной болезни, в больнице получили другую. Причем речь не только о детях, рискует каждый.

Ровно год назад Министерство здравоохранения приняло целый план, как бороться с внутрибольничными инфекциями. «Свідомо» поинтересовалось: поменялось ли что-то к лучшему?

Насколько оправданы опасения

Официально у нас зарегистрировано четыре тысячи случаев внутрибольничных инфекций.

«Я думаю, что эту цифру можно умножать и умножать несколько раз. Большинство случаев просто не попадает в статистику. Больницам невыгодно говорить о своих проблемах. Пациентам трудно доказать, что подхватили заразу именно на стационаре. Замкнутый круг», — считает врач дневного стационара педиатрического отделения, попросившая ее не называть.

В доказательство показывает дырки в официальных данных. Во-первых, контролируются только наиболее "проблемные" возбудители: стафилококк, энтерококки, энтеробактерии, кишечные палочки, синегнойные палочки. Во-вторых, исследуется только 97 из почти трех тысяч больниц. Только в нашей области государственных больниц — 96.

А рассказы с историями заболевания в больнице все множатся…

***

В этом году им исполнится по шесть лет. В 2005-м трое младенцев лежали в одной детской больнице в Мариуполе, где вместе с выпиской получили смертельный диагноз — «СПИД». Заразили их врачи.

Черниговка Елена получила «подарок» даже не в больнице. Инфекцию ей занесли в поликлинике, под кабинетом гастроэнтеролога. Через месяц после гастроскопии, а проще говоря, зонда, Елена заболела, сдала анализы и получила приговор — «гепатит А».

Угроза больничных болезней признана масштабной во всем мире. «Умирают пациенты, которые не должны были бы умереть», — подчеркивает официальный представитель Немецкого общества больничной гигиены Клаус-Дитер Цастров. Он убежден: всё это оттого, что во время стационарного лечения не соблюдаются даже минимальные правила гигиены.

«От инфекций, занесенных во время стационарного лечения, в Евросоюзе ежегодно умирают почти 37 тысяч человек, а число пациентов, заразившихся внутрибольничными инфекциями, составляет 4,1 миллиона в год», — констатирует представитель комиссара ЕС по вопросам здравоохранения Джон Далли.

Американский центр по контролю и профилактике заболеваний подсчитал: от этих самых внутрибольничных инфекций ежегодно умирает, как минимум, 90 тысяч американцев.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, в развивающихся странах каждый четвертый пациент рискует подхватить инфекцию в больнице.

В прошлом году в наши больницы официально обратилось 33 миллиона пациентов. Если следовать оценке ВОЗ — больше восьми миллионов могли быть инфицированы.

Что можно сделать?

«Бывает и так, что сами себе мыло жидкое покупаем и перчатки одноразовые — потому как у больницы на это денег нет. Принцип: «переживаешь — плати из своего кармана», — жалуется тетя Нина, медсестра из травмпункта в центре Киева.

Ее отделение круглосуточное, поэтому привозят сюда всех: «Бывает, бомжа с вокзала привезут, бывает, они и сами приходят. Грязные, вонючие — заразу на них прямо видно! А что делать? Жаль, люди же…»

Всегда ли тетя Нина моет руки и надевает перчатки? Есть ли уверенность, что скальпель чистый? Как дезинфицируют наше оборудование? О халатности врачей говорят в Европе и Америке. О чем тогда думать нам, где нет даже системы контроля за ошибками врачей?

Самая большая проблема в том, что от инфекций, которые живут в больничных палатах и медкабинетах, практически невозможно избавиться — более 90% из них не поддаются лечению. По данным европейского бюро ВОЗ, в Европе ежегодно умирает 25 тысяч человек — потому что врач не может подобрать лечение. Обычные антибиотики на инфекции уже не действуют. А в больничных стенах их «не берут» ни антисептики, ни дезинфектанты.

По оценке нашего же Минздрава, до 90% инфекций устойчивы к одному антибиотику и более половины — ко всем. Почему? Мы сами в этом виноваты. Вот, например, у вас простуда и надоедливая температура с кашлем и насморком. Что вы делаете? Идете к врачу? Нет! Прямо в аптеку. Там в лучшем случае спросите фармацевта, а скорее, просто купите знакомый антибиотик.

Несмотря на предупреждение о том, что курс лекарства нельзя прекращать, вы сразу забросите таблетки на полку, как только почувствуете облегчение.

За это время антибиотик может не успеть убить инфекцию, а только снять симптомы. Вариантов развития событий в вашем организме в таком случае может быть только два — либо инфекция снова «оживет» и болезнь повторится, либо у микроба появится устойчивость к этим лекарствам.

«Вспомните свиной грипп. Все знали, что единственное лекарство от него — «Тамифлю». Но достать его в аптеках было практически нереально. Просчет, сговор? Взвешенная позиция! Если бы «Тамифлю» прописывали при обычной простуде или даже сезонном гриппе — к нему выработался бы иммунитет. И свиной грипп тогда бы ничего не взяло», — объясняет руководитель Украинского бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Игорь Поканевич. ВОЗ в этом году посвятила устойчивости к антибиотикам «День здоровья»!

Отсюда ясно, ЧТО надо сделать, чтобы уменьшить риск.

— Ограничить свободную продажу антибиотиков. Как и большинство лекарств, они должны быть доступны только по рецептам. Это заставит пациентов посещать врача и не забрасывать лечение.

— Больницы нужно не только обеспечить перчатками, но и, наконец, заинтересовать врачей лечить хорошо! Речь идет о принципе «деньги ходят за пациентом», при котором больницы, куда идет больше людей, и получают большее финансирование. Также не один уже год обсуждается догма, что нужно сделать независимый орган для рассмотрения жалоб о халатности врачей. А не как сейчас: когда ошибки врача разбирает комиссия… из его же коллег по больнице!

Прошел год со дня утверждения плана борьбы с внутрибольничными инфекциями, но ничего в этом направлении не сделано. Последний министр здравоохранения Илья Емец был публично уволен Президентом за бездействие. Талантливый кардиохирург, на счету которого тысячи спасенных детских сердец и уникально хорошо работающий Центр детской кардиологии и кардиохирургии, не смог поднести скальпель к нарыву из советских пережитков и современных размеров коррупции, называющемуся системой здравоохранения.

В апреле проблема внутрибольничных инфекций снова напугала мам со всей страны историей из Донецка.

Четыре десятка малышей возрастом до двух лет подхватили ротавирус в больнице на детской кухне. В Донецк немедленно делегировали команду врачей с исполняющим на то время обязанности главного санитарного врача страны Сергеем Рыженко.

Ответ на вопрос, как кишечный грипп проник в больницу, нашелся в лице 70-летней поварихи. Согласно выводам комиссии, женщина заболела сама, но на работу продолжала ходить — и несколько дней раздавала «молочку» детям.

Женщину уволили, главному врачу первой больницы — выговор. Новый министр Александр Анищенко — с Донетчины родом — вправе воспринять это как предупреждение: угрожающая пациентам система здравоохранения не вылечится сама собой.

Автор: Мария Землянская, бюро журналистских расследований «Свідомо», «Черниговские новости: семь дней»

Читайте также: