Правоохранители с чертовщиной: как в Харькове милиция «клепает» уголовные дела

Однако не надо быть провидцем, чтобы сказать со стопроцентной уверенностью: никакие реформы нашим правоохранителям не нужны. Раскрываемость они и сейчас в состоянии сделать абсолютной. А извести преступность – вообще раз плюнуть. Просто всех скопом пересажать, после чего ни милиция, ни прокуратура уже станут и сами не нужны. О «передовом» опыте милиции г. Харькова.

Нынче модно говорить о реформе милиции. Обычно наши чиновники подразумевают под этим смену названия, да еще формы. Название – на полицию, а форму – на нечто космическое. И все – милиция от этого ка-а-ак заработает! Раскрываемость будет стопроцентной, преступность сама собой исчезнет.

Однако не надо быть провидцем, чтобы сказать со стопроцентной уверенностью: никакие реформы нашим правоохранителям не нужны. Раскрываемость они и сейчас в состоянии сделать абсолютной. А извести преступность – вообще раз плюнуть. Просто всех скопом пересажать, после чего ни милиция, ни прокуратура уже станут и сами не нужны.

Недавно у знакомых на работе произошло ЧП – пропал ноутбук. Начальство, не разобравшись, вызвало милицию. Сотрудники уголовного розыска быстро устали от опросов сотрудников и предложили одному из руководителей — мол, отдай нам кого не жалко из подчиненных, мы из него признание и выбьем. А то получается, зря приезжали. Хорошо, руководитель имеет представление о человеческой порядочности, и ответил, что никого не отдаст. Мало того, если узнает, что опера поступили так, как предлагали, первый напишет на них заявление. Сказать, что милиционеры были сильно удивлены таким ответом – не сказать ничего.

Однажды в милиции

В материале под таким названием купянская газета «Франт» рассказала о методах работы сотрудников местного райотдела. Вопиющие факты, которые стали теперь совершенно обычными, с тех пор получили продолжение.

4 августа житель Купянска Николай Пащенко зашел в гости к своему другу и обнаружил его мертвым. Естественно, вызвал милицию и, чтоб не сидеть возле трупа, отправился к другому знакомому. На том бы все и закончилось, если бы не наша доблестная милиция, которая пожелала с ним говорить.

Вечером того же дня за ним пришли милиционеры, дали пару раз в голову и поволокли в машину. А уже в райотделе правоохранители наперебой стали демонстрировать все свое умение допрашивать людей. Допрашивали кулаками, когда Николай Викторович падал – допрашивали ногами. И так с вечера до глубокой ночи, требуя от пожилого человека признания в убийстве. Затем приказали ему сидеть в коридоре, где он и заночевал. А утром забрали рубашку – якобы на экспертизу, на предмет обнаружения крови убитого. Самого же избитого напоили коньяком и потащили другую экспертизу – на предмет алкогольного опьянения.

Сколько бы еще продолжались издевательства – неизвестно. Но Николаю Викторовичу повезло – сожительница убитого сама призналась, что зарезала его. И около 14 часов следующего дня Николая Пащенко вытолкали из райотдела, даже не отдав рубашку. Голодный, избитый, полуголый человек вынужден был идти через полгорода. А дома почувствовал себя настолько плохо, что вынужден был вызвать «Скорую».

В больницах всегда так – если при поступлении у пациента видны следы побоев, у него требуют объяснений. Так и в этом случае – медики услышали шокирующие подробности о работе милиции. Но все было записано в медицинской карточке.

И т.д…

И 6 августа Николай Викторович обратился в прокуратуру.

Как оказалось, толку от вмешательства прокурора нет никакого. Можно было сразу сказать, что виновные наказаны не будут, поскольку проверка заявления не даст ничего. Точнее, акт судмедобследования все-таки появился, и в нем указано, что телесные повреждения имеют место быть. И все – в возбуждении дела было отказано, поскольку со слов милиционеров, Николая Викторовича никто не бил, показания он давал добровольно. А каким образом у него в процессе «добровольной» дачи показаний появились телесные повреждения, прокурора Киптилого не интересует.

Тогда Николаю Пащенко помог сын Игорь, который имеет представление о нашем законодательстве хотя бы потому, что работает помощником судьи. Соответственно, может помочь составить заявление или жалобу, подсказать все, что касается соблюдения порядка подачи, сроков, ответов, подследственности. Его помощь пришлась как нельзя кстати, но теперь и он стал врагом «оборотней» в погонах. Так, 6 сентября к нему подошел незнакомый мужчина и предупредил, что если он не прекратит писать, то его семью переедет грузовик, а ему самому на работу подбросят деньги и арестуют за получение взятки. Об этом пришлось писать заявление уже Игорю.

А Николай Викторович получил направление на обследование в Харьковскую областную больницу – там и оснащение получше, чем в районной, и возможностей побольше. Придя с этим направлением, он попал на прием к невропатологу Роману Капустину.

А тот, прочитав в истории болезни, что пациент был избит работниками милиции, стал демонстрировать ему… Уголовный кодекс. Да еще пригрозил, что позовет в кабинет милиционеров, которые еще добавят Николаю Викторовичу ушибов с переломами. Конечно, такое «лечение» невозможно оставить без внимания. Но возникает вопрос: куда теперь идти лечиться – не к знатокам же уголовного права?

Но это все злоключения РЯДОВОГО гражданина, которому достаточно максимально избегать контактов с правоохранителями. Самим правоохранителям в «общении» с коллегами приходится куда тяжелее.

Сергей Ермаков, «Харьков криминальный», специально для «УК»

Читайте также: