Как сдохнуть за державу

Если умереть за Родину – чаще всего об этом говорится с придыханием и пиететом, то же самое действо, но за государство вызовет разве что недоумение. Тем более, что люди должны подыхать за нашу державу с голоду – такова воля наших чиновников.

Вообще-то чаще говорят «умереть» или «погибнуть». Но это когда идейно, красиво, со всеми парадными регалиями — умереть за Родину. Тем более, что и Родина — понятие большое, которое включает в себя, помимо территории, еще много чего. А держава, суть государство, — она если и имеет отношение к Родине, то очень отдаленное. Ибо как мы все знаем, государство — это такой набор чиновников, которые на нас трудятся, не покладая рук, за что кое-что имеют из наших же денег. И если умереть за Родину — чаще всего об этом говорится с придыханием и пиететом, то же самое действо, но за государство вызовет разве что недоумение. Тем более, что люди должны умирать за нашу державу с голоду — такова воля наших чиновников. А что же до слова, которым определяется смерть — так еще мастер Безенчук разъяснял Кисе, сколько есть этих самых слов и в чем между ними разница.

Пенсионер Михаил Гаевский в июне получил странную бумагу, озаглавленную как постановление об открытии исполнительного производства от 30 мая сего года. В ней писалось, что госисполнителем Дзержинского ОГИС Николаевой открыто исполнительное производство согласно судебного приказа, по заявлению представителя КП «Харьковские тепловые сети». Оказывается, это КП уже давно хочет себе часть денег Гаевского. Если конкретнее — более 5 тысяч гривен. А если учесть то, что он все счета за коммунальные услуги аккуратно оплачивает и имеет на руках соответствующие квитанции, то вопрос о происхождении долга показался отнюдь не риторическим.

Более того, глядя на бумагу исполнительной службы, у Гаевского начали возникать вопросы о ее законности и действительности. Судите сами — напечатано это постановление вместо бланка Минюста на листе обычной офисной бумаги и печать на нем отсутствует. Иначе говоря, любое частное лицо в состоянии издать такое «постановление». И оно ничем не будет отличаться от того, что принесла Гаевскому госисполнитель Николаева.

Но и это не все — судья Дзержинского райсуда, издавший судебный приказ, согласно которого, якобы, было возбуждено исполнительное производство, никак не уведомил ответчика — Михаила Гаевского — о том, что будет рассматривать иск КП «Харьковские тепловые сети» к нему. А впоследствии не озаботился тем, чтобы хотя бы ознакомить ответчика с результатами рассмотрения. Кстати, фамилия судьи нигде не фигурирует — решение вынес аноним.

С одной стороны — квитанции об оплате коммунальных услуг за последние несколько лет, с другой — анонимный судебный приказ и странное постановление госисполнителя о том, что Михаил Гаевский должен несколько тысяч гривен тепловикам. Да не один, вместе с якобы проживающей в его квартире женщиной. Но при этом кроме него в квартире никто не живет.

На сей счет есть даже судебное решение, вынесенное в 2005 году судьей Дзержинского райсуда А. Солодковым. Кстати, вынесено оно по иску все того же КП «Харьковские тепловые сети» к Михаилу Гаевскому. То есть, вынося нынешний судебный приказ, судья-аноним не удосужился даже проверить, действительно ли по указанному адресу проживают все ответчики. А тепловики, выходит, просто подтасовали факты.

Но и это еще не все. Михаил Гаевский отправил два письма — в суд и в исполнительную службу, в которых разъяснил, что представитель теплосетей преднамеренно ввела всех в заблуждение, указав несуществующего ответчика. Но оттуда в положенные сроки ответы не пришли. А раз так — Михаил подал заявление в прокуратуру Дзержинского района — уже о факте совершения уголовного преступления.


Конечно, поскольку «Харьковские тепловые сети» — коммунальное предприятие города, можно предположить, что их деятельность по извлечению «дополнительных доходов» — аналогично судебной тяжбе с Гаевским — одобрена городскими властями. Но на это можно и возразить — а вдруг тепловики вкупе с судьями и исполнителями действуют втайне ото всех остальных. Но события следующего дня все возражения начисто опровергли.

Утром следующего дня с 6.00 до 6.30 пока Михаил выгуливал собаку, у него в почтовом ящике появилось письмо из горисполкома за подписью директора Департамента коммунального хозяйства Харьковского горсовета Виктора Китанина и советника городского головы по вопросам ЖКХ Романа Нехорошкова. Почта в это время письма обычно еще не разносит и кто в такой спешке принес ответ — остается загадкой. Да и причина спешки вообще непонятна, поскольку через несколько дней Михаилу позвонили из теплосетей на домашний телефон.

После обычных фраз — мол, дорогой квартиросъемщик, напоминаем Вам… — прозвучала и угроза. Звонивший человек сказал, что своими заявлениями Михаил мешает городским властям проводить некую программу и за свои письма обязательно ответит. В каком смысле — никто не уточнял, но и сказанного вполне достаточно, чтобы сообразить — иски к пенсионерам по фиктивным долгам за коммунальные услуги носят массовый характер. И подтверждением тому — ситуации, аналогичные описанной, в когда иски на основании фальшивых данных были предъявлены и выиграны теплосетями как минимум шести пенсионерам.

Шестеро — это те, которые согласились предоставить документы, рассказали, как у них забирали деньги коммунальщики гораздо больше. У нескольких и по сей день «долги» частями забирают из пенсии. А если прибавить сюда тех, кто не стал ничего оспаривать, просто молча заплатил — получится вполне массовая программа. Не о ней ли говорили коммунальщики в телефонном предупреждении Михаилу Гаевскому? И, что примечательно, все, о люди, о которых известно, что им вчиняли иски коммунальщики за липовые долги — одинокие пенсионеры. Тут же возникает вопрос — об участии в этой программе ЖЭКов и отделений пенсионного фонда. Тепловики же узнают откуда-то, кто из их абонентов — одинокие пенсионеры.

Потом были еще какие-то странные звонки — приглашали повстречаться с неким депутатом, открыть спортивный праздник в каком-то поселке. В общем, Гаевский ощутил чье-то пристальное внимание к своей персоне. Осталось только уточнить — чье? А пока что заявление о факте вымогательства было отправлено в генпрокуратуру. Да еще материал об этом был опубликован на сайте ХПГ.

Михаил, кроме того, что пенсионер, еще и эксперт Харьковской правозащитной группы по вопросам ЖКХ. Этими вопросами и выявлением незаконных схем «сравнительно легкого отъема денег» у населения он занимался не один десяток лет. Поэтому он понимает, о чем говорит, и что делает. Те, кто ходит к нему на консультации — тоже понимают, благодаря этому и стали известны факты фальшивых исков коммунальщиков к одиноким пенсионерам. Но тут же возникает еще один вопрос. Сколько у наших властей еще таких же «программ» и во что они обходятся харьковчанам?

4 июля этого года произошло нечто невероятное — после пятого по счету заявления в Дзержинский суд оттуда пришел ответ. Точнее, ответом это назвать сложно, поскольку все заявления Михаил писал на имя председателя суда. А ответил судья Шишкин, к которому никаких претензий не было. Но из ответа следовали крайне неожиданные вещи.

Например, оказалось, что у КП «Харьковские тепловые сети» не было никаких претензий к гражданке, которая когда-то давно проживала в квартире, занимаемой сейчас им. Оказывается, иск предъявлялся к Гаевскому М. П. и Гаевскому И. М. Последний вообще никогда не проживал по тому адресу. Из чего следует, что судья Шишкин своим приказом «подселил» домой к ничего не подозревающему квартиросъемщику гражданина-фантома, которого никогда не существовало.

Исполнительная служба, получив сей замечательный приказ, выписала постановление о взыскании задолженности с совершенно другого человека. Ее сотрудникам, надо понимать, все равно с кого получать деньги. Точно так же к сбору денег относится КП «Харьковские тепловые сети» — подавали в суд на одного человека, который их абонентом никогда не являлся — просто по причине того, что его никогда не существовало, а деньги готовы получить совсем с другого.

Второй неожиданностью стало предложение обратиться в суд с заявлением об отмене судебного приказа. Вот только судья Шишкин не разъяснил, как писать заявление об отмене того, чего сам ответчик не то, что на руках не имеет, но и в глаза никогда не видел. Впрочем, заявление он писал на имя председателя суда и почему ему в ответ стал что-то писать судья Шишкин — не совсем понятно. Зато понятно, что председатель суда категорически отвечать не желает. А потому Михаилу пришлось обращаться с заявлением в судебную администрацию.

Оттуда ответ пришел в установленные сроки, но из него также следовали удивительные вещи. Оказалось, что судебный приказ, ставший причиной визита госисполнителей к Михаилу, издан аж в 2010 году, 8 ноября. Тогда совершенно непонятно, что делали исполнители полтора года, пока не добрались до Михаила. И так ли уж сильно хотело КП «Харьковские тепловые сети» получить долг? А если не очень — то появляется вопрос о реальности самого долга.

Виновата во всем оказалась… Вы не поверите — секретарь. Та, которая работает у судьи, ведет судебные заседания. Так и написали — мол, секретарь Деркач не отослала на адрес Михаила судебный приказ. В связи с чем управление рекомендовало провести разъяснительную работу. Разгильдяйке-секретарше — разъяснительную работу, а потребителю услуг КП «ХТС» — липовый долг более пяти тысяч гривен. Вот такое соответствие.

Но на этом точку ставить рано, ибо в ответах судьи Шишкина и территориального управления судебной администрации речь идет о разных судебных приказах. Шишкин пишет о приказе № 2-н-2397/11, а судебная администрация — о приказе № 2-н-2397/10. А раз приказа два — тогда становится понятно наличие в них разных «сожителей»-фантомов. И в таком случае становится вообще непонятно, сколько еще приказов на взыскание липовых долгов только с одного Михаила издано в Дзержинском суде. А сколько их издано в отношении каждого из фиктивных должников?

Но на пресс-конференции, посвященной вымогательству несуществующих долгов коммунальными предприятиями у граждан, оказалось, что аналогичными видами «заработка» промышляют не только теплосети. Так, к Михаилу недавно пожаловал представитель энергетиков. Молодой человек крепкого телосложения предъявил удостоверение, в котором довольно неразборчиво было написано, что он является сотрудником АО «Харьковоблэнерго». Крепыш стал рассказывать о необходимости замены счетчика — естественно, за деньги жильца. Отказов он слушать не хотел, аргументируя это своей физической силой. И ретировался лишь после того как хозяин квартиры внятно объяснил ему, что сам в прошлом спортсмен, вынужден будет уложить «энергетика» лицом в пол и вызвать милицию.

А то, что такое отношение к потребителям — распространенная практика в «Харьковоблэнерго» подтвердил присутствовавший на пресс-конференции председатель ЖСК «Радуга». Он рассказал, что как-то раз увидел возле своего дома двух крепышей, которые заполняли какие-то бланки. Заполнив — бросили какие-то бумажки в урну и ушли. А бумажки оказались корешками квитанций, которые, надо понимать, крепыши и заполняли. Иначе говоря, жильцы узнают о том, что что-то должны за свет только через немаленькое время — достаточное для того, чтобы подать на них в суд, заявив, что они не желают открывать двери, чем делают невозможным нормальное общение.

История Михаила Гаевского получила неожиданное продолжение. В конце сентября ему домой позвонила женщина, представилась секретарем судьи Шишкина — того самого, который отвечал Михаилу вместо председателя суда. Она сказала, что в ее судья назначил к рассмотрению дело о предоставлении Михаилу рассрочки по уплате его долга «Теплосетям». Непонятно было, как на это отвечать.

Благодарить судью за заботу вроде бы не с чего, поскольку долг липовый и с заявлением о рассрочке Михаил не обращался. Да и с каких пор судьи занимаются решением кредитно-финансовых проблем населения? А сама звонившая не предоставила никаких подтверждений в том, что она является именно той, чьим именем назвалась. Поэтому Михаил предложил вызвать его как положено — повесткой. Но в ответ услышал, что почта работает плохо и по этой причине он дожен принять телефонограмму, с чем все же не согласился. Повестка — хоть какое-то подтверждение того, что его вызывали в суд.

Заседание, надо понимать, прошло без него. Повесткой его вызывали в суд на рассмотрение дела 25 сентября. Почте доставила повестку 26 сентября. А вскоре после этого размер пенсии уменьшился на 200 с лишним гривен и теперь Михаил получает на руки около 800 гривен. Прожиточный минимум в октябре нынешнего года составляет 1060 гривен. В отделении пенсионного фонда сказали, что разницу забирает себе исполнительная служба. И тут мы подходим к весьма животрепещущему вопросу.

В настоящее время благодаря нехитрой комбинации, которую провернули коммунальщики при поддержке судей, госисполнителей, горсовета и прокуратуры Михаил должен умереть с голоду. Ибо даже если оставить рассуждения об умственных способностях и чувстве реальности тех, кто рассчитывает прожиточный минимум, все равно очевидно, что эта сумма способна минимально обеспечить потребности человека. Иначе говоря — это грань физиологического выживания. А благодаря нашим державным чиновникам Михаил не имеет даже минимальной возможности выжить. Он должен умереть с голоду.

11 октября пенсионеры пикетировали прокуратуру Харьковской области по этим же самым поводам. Оказалось, что не только тепловики обрекают людей на голодную смерть. Люди показывали документы и рассказывали о подобных действиях энергетиков, газовщиков. Нашей державе потребовались массовые смерти пенсионеров ради повышения благосостояния ее чиновников. И раз так происходит — пенсионеры сначала пытались обращаться в прокуратуру с заявлениями. А когда не последовало никакой реакции, пришли напомнить прокурору о том, что ему нехудо бы хотя бы иногда работать.

Сергей Ермаков, «Харьков криминальный», специально для «УК»

Читайте также: