«Оборотни» и Маргарита

«Хочу рассказать о новом способе «раскрытия преступлений» днепродзержинскими милициянтами. Надеюсь, что мой опыт кому-нибудь обязательно пригодится, а возможно, кто-то и сам уже сталкивался с подобным. Не столкнулась бы с этим лично, не поверила бы!» — местным «оборотням» не повезло — они нарвались на сепцкора «УК» Маргариту Закору.

26 октября 2012г. решила приобрести карточку пополнения счёта на интернет-связь днепродзержинского провайдера «КТБ» стоимостью в 50 грн.

В начале третьего зашла в салон КТБ по ул.Сыровца и дав продавцу купюру в 500 грн., попросила карточку за 50 грн. Продавец внимательно осмотрел купюру, пощупал, затем, как мне показалось, осмотрел её через специальный прибор для распознавания подлинности денег, находившийся у него в столе, и бросил купюру в ящик стола.

Затем он отсчитал сдачу — 450 грн. и отдал необходимую мне карточку. Забрав сдачу и карточку, автор этих строк медленно отправилась к автобусной остановке на пл.Ленина, которая находится примерно в 400 метрах от офиса КТБ.

По дороге зашла в небольшой магазинчик, где провела не больше пяти минут и далее продолжила свой путь.

Буквально за один дом до начала площади Ленина по ул.Сыровца № 3 встретила свою знакомую и страдалицу от соседей наркоторговцев и их милицейской крыши Седавных Анну Михайловну. Примерно через пять минут нашего общения к автору подошёл «продавец» с КТБ. С момента приобретения карточки КТБ прошло минут 20.

«Продавец карточек» начал рассказывать что ему, дескать, только что мною была передана фальшивая купюра, поэтому чтобы всё было по-хорошему, продавец предложил добровольно вернуть ему сдачу и карточку.

Естественно, как любая женщина, воюющая с мошенниками и иными негодяями, я сразу предложила продавцу вызвать милицию. Слегка замявшись, продавец позвонил какому-то другу или знакомому, а затем по его совету вызвал других милицейских друзей. Уже потом я пришла к выводу, что этот здоровенный «продавец», вместо того, чтобы «махать лопатой на заводе», занимается интеллектуальным трудом, продавая карточки КТБ и параллельно «подрабатывает дятлом», помогая другим интеллектуалам «раскрывать преступления».

Буквально через две минуты на обычном авто подъехали два орла в гражданской одежде. Казалось, что они сидели где-то в засаде или в кафе неподалёку и именно поэтому как Мистер Проктер мгновенно вынырнули для «наведения чистоты».

Позже выяснилось, что бросив службу, с высунутыми языками, предвкушая «раскрытие фальшивомонетчества» примчались зам начальника Заводского РОВД по уголовному розыску Карповский, лет тридцати пяти и его партнёр 1-й зам начальника криминальной милиции Заводского РОВД Дьяченко, лет сорока, занимавшийся ещё совсем недавно наркоманами Днепродзержинска и не имевший чести лично знать журналиста Закору.

Пока Карповский отведя в сторону «продавца» побагровев, рассказывал последнему, по всей вероятности, что не на ту дуру напали, бывший «борец» с наркомафией Дьяченко начал требовать паспорт для установления личности, стал угрожать снятием отпечатков пальцев с пятисотки и т.д. При этом группа «по раскрытию фальшивомонетчества» вместе с «дятлом» так обмацала эту купюру, что, наверное, при желании можно было бы установить всё, что они ели и пили последние два часа.

Естественно я и сама начала настаивать на снятии отпечатков пальцев, чтобы узнать, чем питаются наши сотрудники милиции.
Дьяченко же продолжал нагонять страх на меня, такую скромную и беззащитную женщину, делая вид, что не слышит обвинения в свой адрес, исходившие из уст другой беззащитной женщины Анны Михайловны Седавных, уже несколько лет знающую на своём личном опыте этого «наркоборца» и сейчас погибающую от паров дури, варящейся у её соседей для оптовой торговли.

При этом из этой женщины сделали дуру, и если бы сейчас были немного другие законы, то Дьяченко лично упрятал бы Анну Михайловну в дурдом, лишь бы она прекратила жаловаться на эту наркоту и милицейскую крышу в различные инстанции, а то вдруг и вправду найдётся такой честный мент-начальник, что лично займётся днепродзержинской наркотой и милицией.

Но и без дурдома у Дьяченко в Днепродзержинске с наркотой был полный порядок, если не считать рост количества наркоманов, при чём такой полный порядок, что он из наркоборца стал замом по криминальной милиции, т.е. и наркота, и воры, и убийцы оказались в его руках.

Но вернёмся к нашим баранам. Разочаровавшись, что «проследовать за ним, чтобы установить личность» не придётся, т.к. паспорт имеется в наличии, Дьяченко, прямо как у Маяковского: «Жандарм вопросительно смотрит на сыщика, сыщик на жандарма. С каким наслажденьем жандармской кастой я был бы исхлестан и распят за то, что в руках у меня молоткастый, серпастый советский паспорт», взглянув на Карповского начинает багроветь и требовать отдать ему эту далеко не советскую и не серпастую, а тризубную книженцию под названием паспорт, грубо убеждая, что любой гражданин обязан по требованию работника милиции дать последнему свой паспорт.

При этом мне в руки Дьяченко своё удостоверение не давал, а я побоялась отдать ему свой дорогой моему сердцу документ. Ну, подумайте сами, гордость за советский паспорт у нас и так уже отобрали, а если ещё что и с этим случиться, так тогда останется только идти в партизаны. А что скромной женщине, привыкшей воевать открыто, делать в партизанах?.. Поэтому я решила, что умру, а паспорт лицу, не вызывающему у меня доверия и называющемуся милиционером не отдам.

И если бы в этот момент не подошёл к нам Карповский, то следующие слова Дьяченко, я уверена, сводились бы к тому, что своим нежеланием отдать ему паспорт и проследовать в офис КТБ, автор этих строк оказывает «сопротивление работникам милиции при исполнении» и поэтому задерживается.

Офис КТБ находился в метрах 250-300 от места нашей встречи с «продавцом». И только идиот, как утверждает «Википедия»: «человек, живущий в отрыве от общественной жизни, не участвующий в общем собрании граждан полиса и иных формах государственного и общественного демократического управления», в данной ситуации мог проследовать на предложенное милицией место, при том, что в самом офисе «продавец» внимательно изучал и проверял деньги.

Карповский, дёрнув за рукав борца с наркомафией Дьяченко, поведал последнему, что перед их светлым взором действительно стоит журналист Закора.
Пыл и страсть, с которой «борцы» борются с наркотой, растущей как на дрожжах, куда-то пропали, но Дьяченко продолжал настаивать на посещении офиса КТБ вместо «офиса» РОВД.

Ситуация начинала явно выходить из-под контроля, а эта «бандитская стрелка» переставала мне нравиться. Вспомнив о том, что все звонки на «102» фиксируются на аудиозаписи, я сделала туда звонок со своего мобильного и описала ситуацию с обвинением в адрес милициянтов, пытающихся отобрать у меня последнюю, пусть не советскую, но гордость. На «102» сказали: «Ждите. Дежурная группа выедет».

Карповский, вместо того, чтобы тут же изъять у «продавца» 500 гривневую купюру для проведения экспертизы, и вовсе предложил последнему идти на офис ждать дежурный наряд.

Вся ситуация меня как журналиста очень заинтересовала. Взяв в свидетели Анну Михайловну, борца с милицией и наркоманами, и зама по розыску Карповского, устав ждать милицейский наряд, мы пешком отправились в Заводский РОВД. От любезно предложенной машины Дьяченко мы отказались, т.к. мучающаяся уже много лет с наркоманами и милицией Анна Михайловна, убедила меня, что этим товарищам верить нельзя ни в коем случае, а пешочком будет надёжнее.

Разумеется, день мне перегадили, а мои обвинительные объяснения в адрес Карповского и Дьяченко прочитало человек десять, начиная с дежурного, принимавшего эти объяснения и заканчивая самим Дьяченко с начальником Заводского РО.

После этих «похождений» за карточкой КТБ я отправилась с жалобой к начальнику милиции Днепродзержинска Плачкову, обещавшему во всём разобраться и письменно сообщить о результатах проверки.

«Продавец» из КТБ в милиции так и не появился, и его фальшивую 500 гривневую купюру, разумеется, я больше не видела.

Зато в самом РОВД видела молодую девицу наркоманку, в которой Седавных А.М. признала оптового покупателя наркоты у её соседей и которую не хотели брать с поличным по телефонному звонку Анны Михайловны.

А теперь давайте представим, что на моём месте мог оказаться кто-то другой!
От одного вида этих двух замов, которых без грима можно внедрять в любую не милицейскую банду, наш «пересічний громадянин» отдал бы и сдачу, и карточку, и ещё много чего.

Ведь на голом месте нарисовали бы задержание для выяснения личности, сопротивление работникам милиции, фальшивомонетничество. А дальше можно было только крутить и рассказывать, что мы, мол, спасая тебя от тюрьмы, подставляем себя, поэтому чтобы замять нам нужно … и т.д.

Поэтому, дорогие граждане, прежде чем идти в подобные заведения с крупными купюрами, перепишите на всякий случай их номера, чтобы подобные замы с «продавцами», подсунув вам не весь что, не заявили, что это ваша фальшивка. А ещё лучше вызывать в подобных случаях самому и сразу «102».

Ну и так, на всякий случай, познакомившись с двумя замами по уголовщине, хочу заметить, что на выходе из Заводского РОВД меня поджидали ещё три «дятла», получившие задание то ли «попасти», то ли ещё чего нибудь придумать.

Начальник милиции Плачков заверил, что свободных людей у него нет, чтобы приставлять ко мне, поэтому это не его люди, в чём я и не сомневалась. Всё это как-то больше походило на «криминально-уголовную разработку» двух замов, нервно переживающих о своей ближайшей известности и славе.

Маргарита Закора, Днепродзержинск, специально для «УК»

Читайте также: