«Дело об убийстве Шабаба Алояна. Преступника не искали, его назначили?

Недоверие граждан правоохранительным органам — вещь привычная в Украине. Пример тому — расследование явно заказного убийства трехлетней давности владельца киевского гипермаркета мебели Шабаба Алояна. В котором, несмотря на вынесение обвинительного приговора якобы его заказчику, до сих пор остается больше неразрешенных вопросов. Потому что ни суд, ни правоохранительные органы не желают давать на них исчерпывающие ответы.

Без права на перевод и защиту

К такому выводу пришли адвокаты подсудимого Мираба Суслова, компаньона по бизнесу убитого Шабаба Алояна. Они уверены, что дело против их подзащитного сфальсифицировано, а досудебное следствие и сам судебный процесс проходили с грубейшими нарушениями действующего законодательства. В результате М.Суслову был вынесен несправедливый, по их мнению, приговор в виде лишения свободы пожизненно.

Тут же следует отметить, что, несмотря на его устное оглашение еще 8 ноября этого года, Киево-Святошинский районный суд Киевской области в нарушение допустимых сроков, предусмотренных Криминальным процессуальным кодексом, вот уже третью неделю продолжает затягивать с его выдачей в письменном виде адвокатам. Несмотря на это, апелляционная жалоба на столь суровый приговор была подана ими вовремя.

Среди ряда нарушений, на которые указывают адвокаты, самым явным, на наш взгляд, является то, что следствие проводилось вопреки требованиям ст. 112 УПК Украины, касающимся подведомственности расследования уголовного дела. Ведь во время совершения покушения на Ш.Алояна погибли при исполнении своих служебных обязанностей и двое работников милиции, которые его охраняли. В их смерти также обвиняют М.Суслова.

Соответственно расследование этого уголовного дела должно проводиться следователями прокуратуры, а не ГСУ МВД Украины, поскольку его работники в данной ситуации являются заинтересованной стороной. К сожалению, ни следователь, ни судья во время заявления соответствующих ходатайств со стороны адвокатов подсудимого не приняли эти важные обстоятельства во внимание.

Дополнительно необходимо указать на то, что М.Суслов не является гражданином Украины и не владеет украинским языком. Следовательно, ему, согласно ч.3 ст.19 УПК Украины, по окончании досудебного следствия должны были предоставить перевод материалов уголовного дела на его родной или же понятный ему русский язык. Но, как ни странно, в стране, где в последнее время так сильно стали заботиться о правах представителей тех национальностей, которые желают говорить на родном, а не на государственном языке, такой возможности гражданину Армении, обвиняемому в совершении особо тяжкого преступления, предоставлено не было. Причем не только на стадии ознакомления с материалами следствия, а и во время слушания уголовного дела в суде.

«Только через несколько месяцев после начала судебного процесса над моим подзащитным судом был привлечен к участию в деле переводчик, — утверждает адвокат М.Суслова Игорь Усенко. — При этом суд не объявил перерыв в судебном заседании для ознакомления подсудимого с материалами уголовного дела и продолжал судебное следствие, проводя допрос потерпевших и свидетелей. Хотя адвокаты не раз обращали внимание судей на то, что их подзащитный не знаком с материалами уголовного дела».

Такое же отношение суда было продемонстрировано и в отношении предоставления подсудимому М.Суслову «священного» права на защиту, о котором в последнее время так много говорят и пишут украинские законодатели. Так, в ходе судебного следствия оказались проигнорированными ходатайства его адвоката И.Усенко (он вступил в процесс в самом его разгаре, в мае 2012 года, и на тот момент являлся единственным защитником подсудимого), об объявлении перерыва в судебном заседании для ознакомления с материалами 42-томного уголовного дела.

Интересно, что двое коллег Усенко отказались от участия в слушании этого дела, указав в официальном заявлении «о невозможности исполнять свои профессиональные обязанности и защищать интересы своих подзащитных ввиду явных грубых нарушений прав на защиту и самого процесса как такового со стороны коллегии судей».

Поводом для этого, по словам Дмитрия Цыпина, который выступает адвокатом М.Суслова по гражданскому иску в уголовном процессе, стало то, что суд достаточно часто удалял из зала суда защитников подсудимого в связи со «злоупотреблением» ими своими процессуальными правами. «Под этим судьи подразумевали активную позицию адвокатов, часто выступавших с заявлениями и ходатайствами, ни одно из которых так и не было удовлетворено», — резюмировал он.

Вымышленный мотив для преступления

Что же касается доказательной базы, то практически вся она строится на показаниях свидетелей, но в суде обвинение опиралось фактически только лишь на слова потерпевших — семьи убитого Ш.Алояна. Поскольку 22 человека, на показаниях которых сформировано обвинительное заключение, в суд не явились. Половину из них уголовный розыск не смог разыскать, о чем надлежащим образом уведомил судей, а трое лиц вообще оказались людьми вымышленными — даже указанных следствием адресов их проживания не существует в природе.

Знакомство с ними категорически отрицает и сам подсудимый. По этому поводу в адрес Генеральной прокуратуры Украины им было направлено заявление о совершении работниками ГСУ МВД Украины преступления в виде фальсификации подписей свидетелей на листах протокола, письменных заявлений от указанных несуществующих лиц об отказе от очных ставок с подсудимым и рассмотрении уголовного дела в суде без их участия. Но вот ответа из ГПУ так и не последовало.

Кстати, в деле имеются интересные показания одного из охранявших погибшего работников спецподразделения «Титан», который в суде заявил, что о конфликтах между М.Сусловым и Ш.Алояном ничего не слышал, а наоборот, наблюдал дружелюбные братские отношения. Кроме того, он указал: если бы существовала хоть какая-нибудь угроза совершения покушения на их клиента, то руководство обязательно в целях обеспечения дополнительных мер безопасности выдало бы им бронежилеты.

Но у следствия другая версия, мол, М.Суслов требовал от Ш.Алояна уступить ему свою долю в бизнесе. Когда тот отказался, компаньон решил убить несговорчивого партнера. Одного из киллеров Ш.Алояна убили в ходе перестрелки. Другого вместе с Сусловым приговорили к пожизненному заключению и выплате родственникам убитого 1 млн. 200 тыс. грн. Адвокаты в предложенной следствием версии случившегося не видят мотива убийства. «После гибели Ш.Алояна М.Суслов никоим образом не получал его долю.

Поэтому экономической основы, чтобы обвинить его в том, что он хотел путем убийства забрать себе торговый центр, не получается», — отмечает адвокат Д.Цыпин. Более того, сегодня даже сына подсудимого, который является соучредителем в киевском торговом центре мебели, где и был убит Ш.Алоян, пытаются устранить от участия в бизнесе. Так, МВД Украины незаконно депортировало его из Украины с запретом на пять лет въезжать в страну. Судебным решением окружного административного суда Киева такие действия милиции были признаны противоправными.

Следствие ведут… адвокаты

Вот только следствие и суд продолжают упорно гнуть свою линию. Посему адвокаты провели свое собственное расследование и указали на ряд лиц, которые могут быть заинтересованы в убийстве Ш.Алояна. Так, они пытались обратить внимание суда на наличие уголовного дела, возбужденного 7 августа 2008 года прокурором Святошинского района Киева по факту причинения членами семьи Ш.Алояна средней тяжести телесных повреждений гражданину России Михаилу Климову.

Более того, адвоката просили приобщить к делу документы, указывающие на то, что после убийства Ш.Алояна его сын Артур организовывает покушение на своего дальнего родственника Сото Мамояна (уголовное дело №222-0001 СУ ГУБОЗ МВС Украины), полагая, что именно тот организовал убийство его отца.

Правда, при наличии всей доказательственной базы это уголовное дело неожиданно закрыли. Хотя следствием были зафиксированы факты передачи Артуром Алояном исполнителю преступления оружия, денег в сумме 150 тыс. долл. за совершение убийства Сото Мамояна. Также оформлены оперативные данные видео- и аудиозаписи организации преступления с инструктажем, что в случае провала покушения необходимо назвать его заказчиком М.Суслова.

Важно отметить, что следствие по делу А.Алояна вел тот же следователь ГСУ МВД Украины Р.С.Брухаль, который расследовал и дело о гибели его отца. В результате А.Алояна освободили после семи месяцев содержания под стражей, и в знак благодарности его семья публично одарила МВД десятью автомобилями, а на скамье подсудимых в качестве заказчиков убийства Ш.Алояна оказался его компаньон М.Суслов.

Обвинительный приговор с пожизненным заключением ему выносит коллегия судей во главе с председательствующим судьей Юрием Бурбелой, который еще каких-то пять лет назад работал на руководящей должности в ГСУ МВД Украины. При таком странном «стечении обстоятельств» шансов у М.Суслова на то, что следствие и суд окажутся справедливыми, к сожалению, не было. Теперь ему остается надеяться на то, что апелляционный суд обратит внимание на ряд грубейших нарушений, допущенных судом первой инстанции, и отменит обвинительный приговор, отправив уголовное дело прокурору для проведения дополнительного досудебного следствия.

Вот только найти настоящего заказчика убийства Ш.Алояна будет практически невозможно, поскольку из материалов дела исчезли важные материальные доказательства — семь электронных носителей основной информации о событиях преступления и лицах, его совершивших. Кроме того, пропали записи камер видеонаблюдения, на которых зафиксировано убийство, и изъятый в машине киллеров диск. Что это — халатность правоохранителей, а может быть, сговор? Ответ на этот вопрос должна дать Генеральная прокуратура.

Автор: Александра Тимощук «Зеркало недели. Украина» №44 

Читайте также: