Смерть Комбата и его Снайперши…

Лешу окрестные бродяги прозвали Комбатом — в подпитии он постоянно уверял, что когда-то служил в Афганистане, да не простым солдатом, а целым батальоном командовал. Ирина же якобы воевала под его началом — была снайпером…За убийство, совершенное с особой жестокостью и сопряженное с разбоем, Олег Кулагин был приговорен к 18 годам лишения свободы. Фурсову достался срок годом больше — уже на следствии выяснилась его причастность к краже из дачного домика.

…Их нашли работницы, штукатурившие стены в достраивавшемся здании. Одна из них спустилась в подвал за дощатыми «козлами», но тут же выскочила наверх и встревоженно крикнула напарнице:

— Марина, иди глянь, там, кажись, нога чья-то торчит?

Марина осторожно заглянула в темную длинную комнату. В дальнем ее углу лежал вроде ворох тряпок, из которого высовывалось что-то действительно похожее на голую человеческую ногу. Кроме того, в подвале витал неприятный запах, перебивавший даже вонь от логова обосновавшихся здесь бомжей.

ТРУПЫ В ПОДВАЛЕ

Срочно вызванный мастер решился подойти поближе. Он и увидел небрежно сброшенные в углу трупы мужчины и женщины. У обоих были размозжены головы, а над телом женщины еще и надругались — обнажили нижнюю часть тела и засунули в анальное отверстие пластмассовую зажигалку…

Строители знали убитых — это были Леша и Ира, бомжи, избравшие подвал местом постоянного проживания. Их неоднажды пытались изгнать с насиженного места, куда они стаскивали всякий хлам, тряпье, бутылки и макулатуру. Они покорно уходили, но к ночи все равно возвращались. В конце концов бомжей оставили в покое, требуя только, чтобы они убирали за собой мусор.

Лешу окрестные бродяги прозвали Комбатом — в подпитии он постоянно уверял, что когда-то служил в Афганистане, да не простым солдатом, а целым батальоном командовал. Ирина же якобы воевала под его началом — была снайпером…

В «героическое прошлое» Комбата и Снайперши особенно не верилось. Скорее всего, это была наивная попытка поднять свой авторитет среди себе подобных, стремление «нарисовать» яркую, насыщенную событиями биографию взамен той, серой и неприглядной, приведшей их в подвал. Но клички к ним прилепились прочно.

Точно установить личности убитых удалось с помощью отпечатков их пальцев. «Комбат» Леша оказался 53летним Алексеем Мясниковым, в 90х годах отметившимся за какое-то прегрешение в СИЗО. И жизнь его началась вовсе не на свалке, а в приличной семье, проживавшей на Могилевщине. В молодости он окончил техникум, служил в десантных войсках, потом работал в геологической экспедиции. Тогда и получил черепно-мозговую травму, приведшую к инвалидности. Несколько лет он жил у отца, потом отправился искать денег и счастья в большой город. Родственникам не показывался, только изредка звонил. Поэтому известие о том, какую жизнь вел Алексей, повергло их в шок…

40летняя Ирина Гуренко в юности, наверное, была настоящей красавицей. Даже после смерти в ее лице, испитом, изуродованном убийцей и крысами, угадывались правильные черты и даже относительная привлекательность. О ней удалось узнать немногое — только то, что она являлась уроженкой Киева. Дороги же, по которым женщина спустилась на дно жизни, так и остались неизвестными.

ЖИЗНЬ «ПРИЛИЧНОЙ» ЧЕТЫ

Пытаясь выяснить обстоятельства жуткого двойного убийства, оперативники стали опрашивать тех, с кем общались Леша и Ира — окрестных бродяг. Все они сходились во мнении, что Комбат и Снайперша были вполне приличной (для своего социального статуса) парой. Оба, конечно, пили, но в целом вели жизнь достаточно тихую и размеренную. По утрам они отправлялись на пункты приема вторсырья, где сдавали собранные накануне бутылки и макулатуру. Остаток дня посвящался поискам очередных средств к существованию ну и, разумеется, выпивке. Они ни с кем никогда не ругались и не дрались, врагов не имели. Кто-то, правда, припомнил неприятный инцидент, когда несколько хулиганов-малолеток стали избивать Лешу. Снайперша тигрицей бросилась на защиту своего Комбата, и ей осколком бутылки порезали руку. Но, завидев хлынувшую кровь, детишки бросились врассыпную…

Сыщики не исключали, что чета бомжей стала жертвой подобных хулиганов.

И все же скоро выяснилось, что убийцы Комбата и его Снайперши руководствовались… корыстными мотивами!

РОКОВАЯ «СЧАСТЛИВАЯ» НАХОДКА

Леша частенько подрабатывал на Комаровском рынке, собирая там макулатуру. И однажды ему несказанно повезло — где-то на территории рынка он нашел мешок с несколькими десятками палок сырокопченой колбасы. По всей видимости, продукт был просрочен — его покрывал плотный белый налет. Но это Лешу нисколько не смутило, ведь и сам он, и его Ирка уж позабыли и вкус, и запах такой вкуснятины.

А «дома», то есть в подвале, выяснилось, что, ежели эту колбасу отмыть от налета, она ничем не отличается от доброкачественной. И решили тогда Леша с Ирой драгоценный продукт продать…

Кто покупал эту колбасу с рук у грязных, оборванных и отвратительно воняющих бродяг — большой вопрос. Но покупали! Впрочем, Леша не наглел — за палку сервелата, которая в магазине «завесит» тысяч на 8—9 белорусских рублей, он просил только 2—3 тысячи. Мелочь, не правда ли? Как для кого… Одна пустая стеклянная бутылка стоит около 150 рублей, а бомжам ушлые приемщицы дают едва ли не наполовину меньше. Макулатуру принимают по 80 рублей за килограмм, то есть, чтобы получить, к примеру, 8 тысяч рублей, нужно где-то насобирать и притащить 100 килограммов бумаг и картона! Только зная это, можно оценить, какое богатство свалилось внезапно на Комбата. Почувствовать себя примерно так же как он, может гражданин, выигравший в лотерею миллионов десять белорусских рублей (5 тысяч долларов. – Прим. авт.).

Комбат не жадничал. Подвернувшейся удачей он похвастался Кульку — заглянувшему «на огонек» Олегу Кулагину. Раньше этот бомж, молодой еще и крепкий мужчина, даже «квартировал» у него в подвале, но потом куда-то переселился. Вместе с Кульком они сбыли пару палок деликатеса, тем самым обеспечив себе такое количество спиртного, что на следующий день Олегу даже было дурно…

— Может, выпить есть чего? — заискивающе спросил Кулагин, завидев у мусорного контейнера своего старого знакомого Володьку Фурсова.

По внешнему виду и замашкам тот ничем не отличался от местных бомжей, но принадлежал, можно сказать, к «элите», поскольку жил в родительской квартире. На счету у 29летнего Владимира было уже четыре судимости. И следует признать, что они далеко не в полной мере отражали криминальный опыт этого молодого человека. Например, несколько лет назад Володька с подругой подстерег и раздел пьяного мужчину. Потом несчастный был найден мертвым в подвале — кто-то жестоко его избил. Но отвечать Володьке пришлось лишь за грабеж, убийство ему не доказали. Хотя в основном он промышлял более-менее невинными вещами, вроде отнимания сумочек с продуктами у старушек, краж автомагнитол и «выставления» дачных домиков…

На вопрос о выпивке Фурсов только отрицательно покачал головой.

— Ну, дай закурить тогда, — попросил Олег и, получив вожделенную «Приму», тут же задымил.

— А ты что, с бодуна? — не без зависти покосился на него Володька.

И Олег рассказал ему, какое счастье привалило Комбату.

— Хочешь — пошли, еще колбасы продадим, — предложил он.

— Пошли! — воодушевился Фурцев.

РАСПРАВА

Мешок со злополучной колбасой стоял почти у входа в подвал, и от него уже ощутимо несло тухлятиной. Тут же валялась россыпь бутылок, приготовленных для сдачи. Самих хозяев нигде не было видно.

Переглянувшись, приятели стали поспешно складывать стеклотару в большую сумку Олега. Почти полсотни бутылок — это очень неплохой куш для бродяг.

И тут откуда-то из глубины подвала на свет выполз Комбат. Был он совершенно пьян, но все же сообразил, что происходит.

— Гады, что ж вы делаете?! — запричитал он.

Злобно оскалившись, Кулек подхватил с пола ржавую трубу и несколько раз с силой ударил Лешу по голове. Захрипев, тот свалился на пол.

— Изверги! — отважно бросилась защищать своего сожителя маленькая Снайперша.

Одним ударом кулака Фурсов отправил ее в нокаут.

«Потом, не сговариваясь, «крысятники» стали добивать хозяев подвала. Кулек размахивал трубой над Комбатом

Безжизненные тела убийцы отволокли в глубь подвала. Кто из них надругался над мертвой женщиной, так и осталось невыясненным — в этом злодеянии не признавался никто.

Завладев вожделенными трофеями, приятели отправились домой к Фурсову, где вымыли и продали очередную пар-тию сервелата. Отметив удачную сделку, ребята разошлись. Больше Кулек своей кровавой колбасы не видел — Фурсов надул его и распорядился продуктом по своему усмотрению.

НИКТО НЕ ЗАБЫТ…

Сначала Владимира сочли полезным свидетелем — с перепугу он рассказал сыщикам, как бомж Олег хвастался ему, что с кем-то убил Комбата и его Снайпершу. Может, надеялся, что правоохранителям не удастся найти бродягу. Однако Олег был задержан через несколько дней. На допросе он и назвал своего подельника…

За убийство, совершенное с особой жестокостью и сопряженное с разбоем, Олег Кулагин был приговорен к 18 годам лишения свободы. Фурсову достался срок годом больше — уже на следствии выяснилась его причастность к краже из дачного домика.

* * *

P.S. В убийстве бомжеватой парочки не было никакой необходимости — вряд ли Комбат обратился бы в милицию после кражи своей колбасы. Но о здравом смысле убийц говорить не приходится: они, хоть и были признаны вменяемыми, имели психические отклонения. Что интересно — оба воспитывались в неблагополучных семьях, их родители были лишены прав на детей.

Оксана Невмержицкая, Минск, специально для «Криминала»

Читайте также: