Атом, природа, шприц

90-е годы в России предрекали наркоугрозу. Теперь — констатируют наркоэкспансию. 6 миллионов россиян потребляют наркотики, жизнь еще 15 миллионов от наркоманов зависит. Глобализация, помноженная на коррупцию

ООН официально назвала наркоманию одной из трех главных угроз цивилизации — наряду с ядерной войной и экологической катастрофой. По оценке специалистов, всеобщая интеграция привела к тому, что ныне пространство наркооборота практически адекватно пространству земного шара, барьеры вроде географической отдаленности или ограниченности коммуникаций сведены к нулю. Наркобизнес, который в нелегальной экономике делит первое место с торговлей оружием, по сути удачно «оседлал» глобализацию. В результате «норма прибыли» наркорынка постоянно растет и сегодня составляет от 300% до 2000%.

Латентность проблемы наркотиков делает невозможной математически точную оценку ее масштабов. «Средневзвешенной» экспертной оценкой считают следующую: число наркозависимых в мире превысило 50 млн. человек. А «время от времени» наркотики употребляют 200 млн. человек — констатирует Интерпол.

Падение железного занавеса приобщило Россию к этим проблемам. Тем паче что условия для развития наркобизнеса были благоприятными. Общий развал административной системы страны и передел собственности дали оптимальную почву для организации подпольной наркоторговли. А пресловутая российская коррупция в 90-е годы обеспечила этой торговле «зеленый свет». Даже исследователи ВНИИ МВД России констатировали: уровень отечественной коррупции таков, что ее можно считать не вспомогательным, а одним из основных факторов наркотизации страны. Наконец, общий кризис идеологии, мировоззренческий вакуум: Бога нет, а Маркс умер. Их место для кого-то заняли наркотики, которые всегда «подавались» как элементы субкультур — молодежных (марихуана), танцевальных (экстази), философских (опиум), сексуальных, досуговых и проч.

Российская цифирь

Ежегодный оборот российского наркорынка оценивается в $10-13 млрд. К началу 2007 года в стране официально зарегистрированы 350 тыс. наркозависимых. Ключевое слово — «официально», поскольку большинство наркоманов на учет не становится. Специалисты полагают, что на сегодня в стране около 5,5-6 млн. наркоманов. Эту оценку подтвердил «Профилю» Александр Яневский, начальник управления межведомственного взаимодействия в сфере профилактики Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. То есть за последние 17 лет число наркоманов в России увеличилось практически в 6 раз.

Последствия — возрастающий уровень смертности от передозировок, снижение продолжительности жизни. Обычно хронические наркоманы не доживают до 30 лет. Еще одно следствие — распространение ВИЧ-инфекции. Его темпы в России критичны: от 831 человека в 1994 году до 331 599 человек в 2006 году (опять же речь идет только об официально зарегистрированных). По оценкам российских врачей, если 10 лет назад ВИЧ-инфекция распространялась преимущественно через секс-контакты, то сегодня — при внутривенном введении наркотиков (общие шприцы или емкости для приготовления наркотика). До 65% выявляемых ныне ВИЧ-позитивных являются наркопотребителями. Наркоманы составляют и большую часть инфицированных тяжелыми формами вирусного гепатита.

Меня это не касается?

«Ну и пусть наркоманы мрут, глядишь, вымрут все», — довольно типичная реакция обывателя на подобную цифирь. Однако на практике тезис не выдерживает испытания на прочность. Во-первых, наркомания может коснуться любого в буквальном смысле: например, бейсбольной битой по голове.

По статистике, 70-80% преступлений в России совершается под воздействием наркотиков или алкоголя. Это общая закономерность, в Европе и Америке 50-60% преступлений тоже совершаются «под мухой» Что же касается криминала, непосредственно связанного с наркооборотом, то он при жизни одного поколения превратился из экзотики в обыденность: по данным МВД, в 1986 году преступления, связанные с наркотиками, регистрировались в 5 регионах, в 1996 году — в 28, а с 2001 года — во всех регионах страны.

Еще один фактор — проблема созависимости. Речь идет о родственниках наркоманов, на чью жизнь, доходы и психику действует сопричастность к наркозависимому. Таких в России около 15 млн. По словам психолога Владимира Менделевича, в итоге «образуется дисфункциональная во всех смыслах семья, преследуемая разнообразными страхами, о ее полноценном участии в жизни общества и речи не идет».

Третий момент — финансовые потери. «Экономические следствия наркопотребления являются опосредованными и, к сожалению, пока исследователями в полном объеме не просчитываются, — говорит Разия Садыкова, шеф отдела по координации антинаркотической работы правительства Татарстана. — Однако составляющие понятны: ущерб от контрабанды и от снижения качества здоровья части трудоспособного населения, затраты общества на лечение наркоманов, профилактику и правовое (полицейские, таможенные, пограничные и иные службы) противодействие наркобизнесу. То есть можно предположить, что речь идет о финансовых потерях принципиального для общества объема».

Впервые попытку оценить эти потери предприняли 6 лет назад, когда аналитики СВОП выдали «на-гора» доклад «Наркомания в России: угроза нации». Уже тогда констатировалось: «В той или иной степени проблема наркомании затрагивает около 30 млн. человек — практически каждого пятого жителя».

Надо отдать должное здравому смыслу соотечественников: в целом мы воспринимаем проблему наркотиков довольно адекватно. Конечно, последние четверть века любимой «жалобой» россиян социологам остается инфляция (причем стенания вызывает инфляция что «гайдаровская», что «фрадковская», хоть они и различаются на порядки). Однако, отмечают социологи, общество вполне осознает менее конъюнктурные, но более глобальные, нежели рост цен, опасности. По последним данным ВЦИОМ, почти 97% россиян считают наркоманию серьезной для страны проблемой и лишь 1,8% — «несерьезной» или «придуманной журналистами». На идеи «нарколиберализации» (разрешить «легкие» наркотики вроде марихуаны и т.п.) россияне тоже смотрят строго: лишь 5,1% оценивают это положительно, 85% — против.

По койкам!

Борьба с наркотиками в России обрела, как ныне принято говорить, «свой формат». Есть антинаркотическое законодательство, есть специальное ведомство, призванное ловить и изымать, есть государственная программа со всеми вытекающими — приобщенными к ее реализации ведомствами и полагающимся им за это бюджетом.

Работа кипит. Например, в недрах Минздравсоцразвития разработаны «Концепция реабилитации наркологических больных в учреждениях здравоохранения», «Отраслевой стандарт. Протокол ведения больных. Реабилитация больных наркоманиями», «Базовая программа работы наркологических реабилитационных центров» etc. Однако реальная картина определяется более материально осязаемыми вещами, нежели многомудрые бумаги. А она выглядит так.

Количество наркодиспансеров за первые 5 лет нового века уменьшилось с 203 до 192. Число больниц и поликлиник, имеющих хотя бы амбулаторное наркоотделение, — с 2000 до 1975. На всю Россию — лишь 14 крупных наркологических стационаров. Участковых наркологов нет ни в одной российской поликлинике. А если считать в конкретных койках, то российская наркология подобна шагреневой коже: их становится меньше с каждым годом. По состоянию на конец 2005 года в стране осталось 28,2 тыс. коек. Кстати, эта дата показательна: сведения на 2006 год Минздравсоцразвития не спешит обнародовать, их нет даже у шефа департамента Федеральной службы по борьбе с наркотиками генерал-майора полиции Яневского, отвечающего за… координацию межведомственного взаимодействия в антинаркотической работе.

Впрочем, даже при нормальном функционировании наркологии проблема этим не исчерпывается. Специфика наркозависимости: за две недели, которые «полагаются» по нормативам на лечение одного больного, можно «снять ломку», но не избавить от зависимости. Нужна как минимум одно-двухлетняя реабилитация, а реабилитационной системы в России практически нет, несмотря на сотни миллионов рублей, выделенных и выделяемых на борьбу с наркотиками. По словам Николая Иванца, директора Национального научного центра наркологии, сейчас «развернуто около 1100 бюджетных реабилитационных коек в 50 регионах страны и действует более 80 различных реабилитационных структур». Что такое тысяча коек на 6 млн. наркоманов — понятно и неспециалисту. А 80 «структур» — это небольшие негосударственные группы и общества по реабилитации наркоманов, у которых нет ни достаточного опыта, ни возможностей для расширения своей деятельности, ни толковой государственной поддержки, ни даже сколь-либо внятной стратегии работы.

Бодрая реклама многочисленных частных медцентров вносит в эту тему оптимистическую ноту, повествуя о сногсшибательных успехах («вылечим всех!») и потрясающих возможностях избавиться от наркозависимости где-нибудь в Гималаях. Примерно за $10-15 тыс. По мнению специалистов, в большинстве случаев «частники» попросту врут, а по настоящему серьезные наркологи никогда не будут обещать 100-процентного и даже 80-процентного результата, поскольку уже 20-процентная ремиссия наркоманов считается успехом.

Получается зазор между «проседающей» казенной и вводящей в заблуждение частной наркологией.

«Если говорить о системном подходе к больным наркоманией, то есть о лечении «от А до Я», то в России оно, по сути, отсутствует, — заявил «Профилю» руководитель одного из наиболее известных наркоцентров Женишбек Назаралиев. — В госучреждениях нет денег, в частных структурах — погоня за прибылью, что финансово обременительно для больного. Главное, что нет нормальной общегосударственной стратегии лечения наркомании, нет преемственности и взаимодействия между государственными и частными клиниками».

Русский транзит

Что же ждет Россию дальше? Прогноз наркоэкспансии практически нереален — скорее, предсказания.

Более-менее точно смоделировать ситуацию попыталась несколько лет назад лаборатория эпидемиологической кибернетики НИИЭМ имени Гамалеи под руководством Бориса Боева. Группа Боева предположила: с 2005-010 годов темпы роста рядов наркоманов пойдут на спад, но «угасание» будет многолетним и наркотики станут причиной гибели 5 млн. россиян. К этой оценке можно добавить мнение академика Вадима Покровского, руководителя Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом: число ВИЧ-инфицированных может достичь 3 млн. человек, а к 2010 году около 700 тыс. из них могут умереть. Это означает обвальное падение и без того отрицательных демографических показателей страны.

Таков пессимистический вариант развития событий, если наркоэкспансия не остановится. А оснований предполагать такую остановку пока нет. В прошлом году в России изъято более 117 тонн наркотиков, однако рынок не прореагировал сколь-либо значительным увеличением цены, следовательно, принципиальный удар по наркобизнесу этим не был нанесен. Виды на этот год еще неутешительнее. Если в 2006 году в Афганистане произведено 610 тонн героина, то, по мнению Александра Яневского, в этом прогнозируется около 840 тонн. Около трети этого героина пойдет транзитом через Россию. По дорогам, городам и людям.

Ян Арт; материал подготовлен при участии Владимира Батина и Юлии Ухановой, Профиль

Читайте также: