Независимый демограф раскрыл истинный масштаб смертности в России

Такого не случалось со времен войны

Сегодня в России началась перепись населения. К каким итогам мы пришли? Ведь только за последний год — с октября 2020-го по сентябрь 2021-го года естественная убыль людей в России по совокупным данным региональных ЗАГСов составила без малого миллион.  «997 тысяч человек без Крыма. Помесячных данных по Крыму до 2015 года у меня нет», — сообщает независимый демограф Алексей Ракша.

Такого не случалось со времен войны

ФОТО: НАТАЛЬЯ МУЩИНКИНА

И это не считая «первой волны» коронавируса, весны-лета 2020-го.

Согласно опубликованному сегодня Единому плану правительства по достижению национальных целей развития России на период до 2024 года, в прошлом году население страны уменьшилось на 577,6 тысячи человек, в этом на 535,5 тысячи, в следующем — по прогнозам — уменьшится ещё на 533,4 тысячи, а прирост, как ожидается, начнётся не раньше 2030-го и составит всего 78 тысяч человек.

И это ещё очень радужные перспективы, при том, что сами цифры естественной убыли удивляют своей «скромностью» — откуда полмиллиона умерших в 2020-м, если только избыточная, то есть сверхсмертность, за год пандемии составила свыше полумиллиона человек? Как уже было подсчитано Росстатом. То есть умерло как минимум в два раза больше того, чем сообщается сейчас.

Такого не случалось со времён войны. По количеству умерших мы переплюнули даже «лихие девяностые»…

Кстати, предыдущая перепись населения состоялась в 2010-м году. Тогда нас было официально порядка 146 миллионов. Следующий подсчёт должен был пройти в 2020-м. Но из-за пандемии его отложили. С одной стороны, это и хорошо, так как сейчас россиян считают уже с учётом потерь, чего нельзя ещё было сделать в 2020-м, а с другой, если честно, становится страшно. Сколько нас осталось?

И насколько точна будет окончательная цифра?

Это только по телевизору показывают, как внимательные переписчики ходят по квартирам. В реальности такого практически нет. В мою семью, например, в 2010-м вообще никто не приходил. Вошли ли мы в те 146 миллионов?

— Скорее всего, вошли, — рассказывает Андрей, в 2010-м году он был одним из волонтеров, который тогда занимался переписью. — Мы, например, вообще по домам не ходили, приходили в жилищное управление и брали списки из домовых книг, сколько в какой квартире живет человек, никаких живых граждан и в глаза не видели.

Домовые книги, как известно, отменили в 2018-м году. Но и сегодня, наверное, вполне можно брать такую информацию из паспортных столов, никого воочию не увидев.

Однако насколько эти данные будут соответствовать действительности? Ведь даже ЗАГСы собирают сведения раз в месяц, а каждый день и только от коронавируса мы, по официальным источникам, теряем почти 1000 соотечественников?

В прошлом году максимальный прирост смертности был из-за заражений COVID-19. Уже с начала этого года — ещё и от его отложенных последствий, начавшейся онкологии, сердечно-сосудистых заболеваний. Доказать зависимость смертей от инфарктов и инсультов с постоянным стрессом, который все это время испытывали люди, почти невозможно. Как сейчас любят говорить «после» — не значит «вследствие».

Как ни странно, но меньше стало бытовых травм, автомобильных аварий, даже криминала — возможно, потому, что люди стали больше сидеть по домам и беречь себя.

«Какая-то небольшая часть смертей — от отказов в экстренной помощи из-за переполненности больниц ковидниками и перегруженности «скорых» на вызовах опять же ковидников, максимум около 10-20 тысяч — из-за роста смертности от алкоголя и наркотиков. Смертность от рака значимо не изменилась, от несчастных случаев, травм и отравлений снизилась. Снизилась от ВИЧ и туберкулёза», — резюмирует Алексей Ракша.

В любом случае, все понимают — если бы не пандемия, многие люди могли бы ещё жить и жить.

Вот таким образом мы вышли сегодня на первое место в мире по приросту смертности от коронавируса. Даже если брать только официальную статистику.

Когда в апреле в Индии, где живет миллиард с лишним человек, в день от инфекции умирали 3-4 тысячи, об этом кричали все страны, у нас же, где живет на порядок меньше людей, чем в Индии, в день умирают по тысяче человек, и это, похоже, никого не интересует, даже не слишком волнует руководство страны. «Оснований для введения локдауна нет», — сказала сегодня спикер Совета Федераций Валентина Матвиенко.

При такой ситуации ходить и переписывать оставшееся население — все равно, что устраивать перекличку перед смертным боем. И это при том, что рождаемость в РФ за этот год, что поразительно, чуть подросла. Но зато продолжительность жизни снизилась до 70,2 лет, и это тоже антирекордный показатель.

Во всяком случае, та коронавирусная статистика, которую мы видим ежедневно, поводов для оптимизма не добавляет.

«Первая оценка числа умерших в октябре — 220-225 тысяч человек, ближе к верхней границе (оценка для сентября — 202,9 тысячи). Это третье место за всю послевоенную историю России после ноября и декабря 2020 и по абсолютному, и по избыточному числу смертей (базовое число — 148-149 тысяч)», — констатирует демограф Алексей Ракша.

Все последующие официальные прогнозы основываются на том, что дальше будет лучше, или во всяком случае не хуже. Но на самом деле оснований для оптимизма нет. Может быть и лучше, а, может, и полный обвал.

Поэтому надо что-то немедленно делать, а не просто пересчитывать население, которое редеет с каждым днём. // МК

Читайте также: