Сдохнуть не дадут, но и жить — тоже. Выплаты на детей получат только беднейшие

Следом за чернобыльцами пришла очередь матерей: выплаты на детей могут быть, а могут и не быть. Вот где бы пригодилось гендерное равенство: по данным научно-исследовательского института ООН, если в парламенте нет 40% женщин, то социальные проблемы почти не решаются, если нет и 20%, то не решаются проблемы детей. Потому что у нас, по словам руководителя Ассоциации психиатров, правозащитника Семена Глузмана, «министерство социальной политики есть, а социальной политики нет».

Недавно критике подвергся законопроект (ограничивающий семьи с детьми в получении денежных выплат), внесенный в конце ноября на рассмотрение в Верховной Раде.

«Мы не позволим вводить никакие дополнительные справки или ограничения. Наоборот, мы обязаны увеличивать помощь и максимально упрощать все процедуры. Государство должно стимулировать повышение рождаемости. Молодые матери должны чувствовать заботу и поддержку», — дал задний ход законопроекту первый вице-премьер-министр, министр экономического развития и торговли Украины Андрей Клюев, но вряд ли понял, в чем суть критики, звучавшей из разных институций.

Напомним, что авторы этого законопроекта предлагали для получения матерями выплат на ребенка предоставить справки о составе семьи и доходах. Также предусматривалось ограничить выплаты на детей одиноким матерям, зарплата которых выше средней, определенной Госкомстатом (плюс прожиточный минимум на ребенка, например, 870 гривен для детей до трех лет). Хотя Николай Азаров пообещал не делать проверок социальными работниками семей с детьми, инспекторы все равно приходят посмотреть, как расходуются деньги на детей.

— Пришло двое женщин, — рассказала «Дню» мама двух девочек (годовалой и двухлетней), киевлянка Виктория. — Долго выясняли, в какой я куртке хожу и почему не ношу пальто. Я что, — говорю им, — должна в пальто с детьми в листьях и песке возиться? Какими подгузниками пользуемся: почему «Хаггисами» а не более дорогими «Памперсами». На какие деньги сделали с мужем ремонт балкона, что едят дети (я показала, что держу в холодильнике), есть ли коляска для детей… Под конец сказали, что мы живем хорошо. Теперь не знаю, буду ли получать помощь, — сказала Виктория. Также она рассказала, что такие проверки проводят в селе у ее родственников. И если во дворе инспекторы видят «Жигули» 80-го года выпуска, то оценивают эту семью как такую, которая живет «в достатке».

Как объясняют специалисты Института демографии и социальных исследований НАН Украины, тесно сотрудничающие с Минтруда, в настоящее время министерство проводит в стране «пилот» относительно внедрения непрямой оценки доходов семей, претендующих на все виды помощи. Цель — проверить доходы.

В поле зрения инспекторов попадают те, кто получают помощь как малообеспеченные, кто оформил жилищную субсидию, также одинокие матери, получающие увеличенный размер помощи на детей до трех лет. О минимальном размере, по словам специалистов, речь не идет. Для получения же минимального размера нужно будет сказать, что у этой мамы зарплата меньше средней по Украине. Если у одиноких матерей зарплата выше определенного минимума, они должны были автоматически лишиться помощи. Напомню, что все это должно было заработать с нового года.

СПРАШИВАТЬ У СОСЕДЕЙ, КАК ЖИВЕТ СЕМЬЯ, — ЭТО МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАКТИКА?

По данным Госкомстата, средняя зарплата по Украине — 2700 гривен. Если брать по регионам, то она существенно отличается: в Киеве это немногим больше 4,1 тысячи, в Донецке — 3,2 тысячи, наименьшая зафиксирована в Тернопольской области — 1950 гривен. Минтруда предлагало такой вариант: если одинокая мама получает зарплату выше 3,5 тысячи (2700 средняя зарплата плюс прожиточный минимум), то ей не будут выплачивать на ребенка 250 гривен (до шести лет) или 280 (после шести) в месяц. Деньги как будто бы небольшие, но за год в сумме — три тысячи. Каждая мама знает, что на эти деньги можно купить ребенку хотя бы зимнюю одежду и обувь. И еще на что-то останется.

Эксперты, к которым обратился «День» за разъяснениями, апеллируют к практике европейских стран, где выборочно подходят к предоставлению государственной помощи, и где эта помощь имеет адресность.

— Из года в год достаточно стремительными темпами растет численность матерей, которые получают помощь как матери-одиночки. Нет подтверждения тому, что они действительно не проживают с отцом своего ребенка. Помощь предоставляется по факту: в свидетельстве о рождении нет записи об отце. В минимальном размере она предоставляется, когда нет никаких справок о помощи. Также может предоставляться в максимальном — если есть справки о доходах.

По данным 2010 года, 559,5 тысячи одиноких матерей получали такую помощь (в 2005 г. — 392 тысячи). Это не очень приятная статистика, тем более что есть подозрения в том, что матери не регистрируют отца в свидетельстве о рождении для того, чтобы получать помощь. Минимальный размер — 287 гривен — на ребенка от 6 до 18 лет. Максимальный размер — почти 500 гривен. С моей точки зрения, это не те деньги, чтобы не делать запись в свидетельстве, но статистика свидетельствует, что именно так и происходит, — считает заведующая отделом уровня жизни населения Института демографии и социальных исследований НАНУ Людмила Черенько.

— Работники Минтруда, часто бывающие в таких семьях, например, приходят проверить условия жизни ребенка и правильность расходования средств, предоставленных при рождении (если есть ребенок до трех лет), и очень нередко наблюдают такую классическую ситуацию: в семье несколько детей с одинаковым отчеством.

Отец с таким именем проживает вместе с мамой и детьми, но записи в свидетельствах детей нет. Если это в селе, где нет возможности найти работу на минимальную зарплату, мама троих детей получает по 300 гривен на каждого, то это уже доход. В последние годы количество одиноких матерей набирается именно за счет сельских жителей.

Вот, собственно, и наши реалии, отличающие Украину от европейских стран: люди не могут устроиться на работу и потому идут на такие хитрости. Государство обязано позаботиться о рабочих местах для своих граждан — в первую очередь, а уже потом думать, как экономить на выплатах.

Для одиноких матерей придумали другое: спрашивать у соседей, как живет — есть ли кондиционер, велосипед (надеюсь, не детский?), посудомоечная машина, также — делает ли ремонт, получает ли денежные переводы из-за границы и есть ли сожители. «Такие проверки делают все, так как в европейских странах очень серьезные преференции для матерей, которые сами воспитывают детей. Но если соседи сообщают, что женщина живет с мужчиной, который помогает ее ребенку материально, то в помощи отказывают», — говорит Людмила Черенько. Но это опять — наложение «их» схем на наши реалии.

— Непрямая оценка доходов граждан — это первый шаг к адресному способу оказания социальной поддержки: в виде выплат или в виде льгот, когда это делается не по принципу принадлежности к определенной льготной категории — например, только для одиноких матерей, которые в силу жизненных обстоятельств действительно нуждаются в помощи.

Попытка оценить непрямым образом уровень доходов одиноких матерей — первый шаг к тому, чтобы помогать тем, кому эта помощь необходима. Такая практика существует в европейских странах, где вся система европейской поддержки выстроена по адресному принципу. С каждым конкретным человеком, который хочет или имеет право на социальную помощь, работает социальный инспектор и оценивает потребности человека, уровень благосостояния, доходов, состав семьи — все обстоятельства, и принимает решение, нужно ли оказывать ему помощь и в каком виде, — говорит аналитик Международного центра перспективных исследований Максим Борода.

— Сейчас у нас около трети всего населения Украины по законодательству имеет право на получение разных льгот или других видов социальной поддержки, ситуация близка к абсурду — а кто же будет работать, с кого будут отчислять эти льготы на льготников и на социальную помощь?

В идеале — правильные подходы, но как-то противоестественно проверять честность льготников, инвалидов, семей с детьми, чернобыльцев в стране, где уровень коррупции — один из самых высоких в мире (по данным международной организации Transparency International, в 2011 году Украина опустилась на 152 место с 134-го, на котором была в прошлом году; рейтинг — 2,3, где максимальный уровень коррупции — 0, а минимальный —10), где чиновники ездят на таких авто, которые себе не позволят чиновники в ЕС. Пусть бы начали экономить на государственных расходах народные депутаты, правительственные чиновники, министры, их заместители, руководители областей и городов, прокуроры, судьи…

РАСПЫЛЯЮТ СРЕДСТВА НЕ СЕМЬИ С ДЕТЬМИ, А ЧИНОВНИКИ

Еще что отличает Украину от развитых стран, так это то, что «там» политики не оторваны от жизни граждан. Они ходят в те же магазины, по тем же улицам, что и простые люди, и знают, сколько стоит хлеб. А у нас — наоборот.

«Они встали с золотого унитаза, прошли по чистому хрустальному коридору, сели в отполированные, безумно дорогие машины, их довезли до места назначения. Откуда придет понимание, как живут другие? Вот они и не понимают. Ну, так остановитесь, спросите! Президент же сказал, что не понимает, как можно жить на 800 гривен. Так проанализируйте!» — сказала в интервью «Українській правді» Александра Кужель.

Некоторые эксперты Института демографии апеллируют к тому, что есть одинокие матери, которые еле сводят концы с концами — из-за того, что распыляются средства тех, кто якобы не нуждается в этой помощи. Но в отклоненном законопроекте не шла речь о повышении выплат на самом деле нуждающимся матерям — только об ограничении. То есть сэкономленные средства не получит никто (кроме чиновников).

— Специалисты в Минтруда давно работали над тем, чтобы воинам-афганцам, чернобыльцам-ликвидаторам и участникам боевых действий в полном объеме компенсировать (сейчас — не в полном) выплаты за счет замораживания льгот другим категориям — детям войны, а также льгот профессиональных (прокуроры, судьи, депутаты, милиционеры). Это было еще до выступлений чернобыльцев под Верховной Радой. Начал делать это еще Ющенко в 2001 году, но у нас бесконечные выборы, и не всегда политики позволяют это делать, — таково скупое объяснение Людмилы Черенько относительно «политической воли» нашей власти начать экономить на себе. Легче экономить на матерях. Ведь они и так все смогут. И не пойдут, как чернобыльцы, голодать — нужно же детей кормить.

Автор: Оксана МИКОЛЮК, «День» 

Читайте также: