Менты в законе. Грядут перемены… (из записок районного опера)

Перемены в городском УВД… Новым главой городской милиции назначили начальника одного из Энских РОВД, ничем особо себя до этого не зарекомендовавшего. Таким и планировался в разыгрываемой комбинации новый назначенец: не шибко инициативный, не сующий нос куда не следует, не «раскапывающий» лишнего о деятельности своего предшественника и его высоких покровителей… Про нового отца-командира личный состав ГУВД знал лишь, что тот младше своей жены на 8 лет, и временами она его поколачивает…

Матами нас он не крыл, на совещаниях не орал, молниеносными нововведениями не увлекался. То есть, по нашенским критериям, был начальником маловредным, а на фоне предыдущего начгорУпра и вовсе — замечательным.

Однако все понимали, что эта фигура – переходная, и на должности долго не удержится. Слишком уж высоки требования, предъявляемые к нам руководством: нереально вытянуть их без криков и дёрганий — с одной стороны, и без массовых фальсификаций — с другой. И для первого, и для второго требовалось держать личный состав в железном кулаке. А какой же кулак у того, кто регулярно избиваем своей же женою? Ха! Слабенький, неказистенький и жалкий у него кулачок…

Но и за ним стояли определённые силы — случайно на такие должности не попадают. И вот, подталкиваемый своими незримыми союзниками, он начал предпринимать ряд специфичных шагов.

Рассказывали, в частности, что первым делом новоиспечённый начгорУВД, вызвал к себе начальника городского угрозыска, и задушевно предложил передать ему всю свою главную агентуру среди городских бандформирований. Причём — не только официальную, вписанную в ментовские бумаги, давно уж «палённую», малоценную и никому не нужную, а ту… п о д л и н н у ю, картотека на которую только в голове «Бизона» и существовала. За это полковник щедро пообещал «пока что» оставить подполковника на занимаемой должности. А также, «так и быть», не заниматься выяснением вопроса, на какие шиши куплена и евро-ремонтирована шикарнейшая квартира главного сыщика города.

Выполнить это требование — значило «сдать» «своих», лишиться всякого веса и авторитета, в конечном счёте – погубить себя. А не выполнение — означало немедленную опалу, всевозможные обвинения, следствие, возможно даже – суд и «зону». Впрочем, «чужаки» в данной ситуации могли и не добить, ограничившись отстранением с одной из ключевых должностей, а вот измена «своим» была чреватой.

«Есть!» — коротко ответил начальник городского угрозыска и вышел из кабинета. Полковник по наивности думал, что тот пошёл составлять списки агентов. На самом же деле подполковник, ненадолго забежав в свой кабинет и забрав из сейфа кое-какие бумаги, тотчас укатил в областной госпиталь УВД. Куда и лёг на обследование «в связи с внезапно возникшей сердечной аритмией».

Попытки начальника горУВД извлечь его оттуда хоть ненадолго, для продолжения весьма интересного разговора об агентуре, пресекались медиками под предлогом «предынфарктного состояния больного. И после ряда намекающих звонков высоких покровителей «Бизона» («парень практически умирает – зачем вы его дёргаете?..»), начальник городского Управления вынужден был отступиться.

Оставленный в покое, подполковник через месяц тихонечко вышел из госпиталя, и, взяв отпуск «по состоянию здоровья», уехал на курорт. А ещё через три месяца — ушёл в отставку. Оказалась она почётной (и без выброса компромата, и без капитуляции перед «чужаками»), и мэр со спокойной душой назначил «Бизона» одним из своих замов — тем самым, который курирует работу правоохранительных структур. И теперь «Бизон», вместе с ещё одним бывшим начальником горугро, своим предшественником, контролируют работу тех, кому раньше подчинялся и служил. Все ими обоими довольны, все — уважают, и никто не интересуется происхождением их крепенького достатка. Молодцы ребята!

…Следующего начальника городского угрозыска подобрали со стороны — до этого он руководил уголовкой в соседнем с Энском городе, втором по величине в области. Местные кадры он не знал, агентуры среди энской преступности тем более не имел. И ни в какие оперативные комбинации, вследствие своей недостаточной компетенции, не лез. Вся его деятельность — сидеть на оперативках, и в ответ на рассуждения своих подчинённых — мудро покачивать головой. Большего на этой должности пока что и не надо — слишком горячо то, что творилось на этом уровне раньше… Пусть остынет, а уж потом сюда снова можно ставить какого-нибудь знатока.

Перемены в Заводском РОВД

…Для оживления ментовской жизнедеятельности слегка перетрясли кадры. Нескольких совсем уж замшелых долбодятлов отправили на пенсию, и среди них оказался начальник нашего Заводского райотдела.

Не ждал отставки подполковник, хотя не раз сам же её у руководства выпрашивал. Умом хотелось ему на «заслуженный», а сердцем — надеялся помереть на своём служебном месте, от глубокой старости… Но – не дали.

Провожали его с должным почтением. На общем собрании в актовом зале РОВД личный состав, довольный, что избавляемся наконец-то от подобного мудака, произнёс немало даже и не вполне лицемерных похвальных слов. А у самого «Марьванны» видик был поникший и увялый. Заметно было, что смущён он непривычностью ситуации, и не знает, как себя перед людьми вести. Как привык — орать, топать ногами, загибать матюки и многократно информировать о давней интимной связи с нашими матерями — так вроде бы и не за что, да и не по чину больше: должность ведь у него отняли…

Разговаривать же нормально с не-начальственным людом он за годы своей службы напрочь разучился. Вот всё больше и помалкивал, кивая головой в ответ на комплименты, и пару раз даже уронив слезинку на свой ношенный мундир…

Мне почти что жалко его стало. Да – старпер, тварь вонючая, вредина, каких мало; но и — предан своему ремеслу, служил ментовскому делу, как мог и умел, как душа лежала… А из этих, «теперешних», которые на смену идут — много ли преданных именно д е л у, а не своим личным потребностям? Всё ж таки предыдущие поколения были воспитаны совсем по-другому, и совсем на иных принципах. Точнее, скажу так: у «прежних» хоть какие-то принципы, а у «нынешних» — только расчёт…

Впрочем, новым начальником Заводского РОВД стал человек достойный — сделали им нашего же начальника районного угрозыска, присвоив ему «подполковника».

В новом качестве он мне понравился даже ещё больше, чем ранее. Хоть, с одной стороны, он ужесточил требования к личному составу (если раньше, например, день-два прогулов хорошему розыскнику вполне мог простить, то теперь такое не прокатывало), но с другой — стал более разумен в этой своей возросшей требовательности.

Раньше на оперативках по любому пустяку мог на запчасти разнести, а сейчас — больше доверяет людям, понимая ту обстановку, в которой они действуют. Научился сквозь пальцы смотреть на кой-какие их промахи и недоделки, понимая: мы и так делаем больше того, на что способны объективно…

Интенсивность его претензий уж не та. Он щадит и бережёт личный состав. Для нас это — хорошо, в для него самого – плохо. Являясь передаточным звеном между «верхами» и «низами», он обязан давить и «прессовать» нас по-всякому, даже и без малейшего смысла. Случись у нас какой-либо срыв (а он — неизбежен, поскольку спускаемые нам показатели – нереальны), и виновником объявят его. Скажут: «Развалил дисциплину!»

Нашей Системе не нужны хорошие начальники РОВД. Ей нужны поганые начальники РОВД — таковые более пригодны на роль пугал. А именно эту роль начальники райотделов, по определению, и обязаны исполнять. Так что, в конечном счёте, на этой должности он – обречён…

Хотя заменить его кем-либо руководству трудно, почти невозможно. А если заменить его Бог весть кем — всё развалится, и показатели завоняют мертвечиной…

Кстати, Заводской РОВД, из-за сложности сложившихся здесь условий, в Энске вообще считается «гиблым местом»: кого сюда начальником ни назначь — показатели будут хреновыми. И окажись ты сто раз «ни при чём», а всё равно скажут: «Такой-то — виноват!» Так что добровольно рваться со стороны на любую руководящую должность в наш райотдел могут только самоубийцы. Да ещё — садомазохисты, которым в кайф, когда на оперативках начальство о них ноги вытирает, а потом похабит им карьеру упоённо и самоотверженно.

«Сгорел» наш замначальника РОВД по оперативной работе. Ну то есть как сгорел…

Многолетне пахал он по-чёрному, и — вынужденно пил, решая с помощью алкоголя всевозможные производственно-оперативные вопросы. Периодически лечил открывшуюся у него язву, потом — кодировался, затем – раскодировался в интересах службы, не в силах без постоянных возлияний обеспечить прежний уровень работы…

В последний раз — неделю провёл на больничном, две недели, месяц, а потом хлоп — отстранили его от должности. Дескать, «болеет часто… перестал соответствовать… не тянет!» Блин, да кто ж и тянул все эти годы, как не он?! Сволочи… Что называется — отблагодарили!

Итак, начальник райугро пошёл на повышение, а зам по оперработе уволился — исчезли две ключевые фигуры, которые в повседневной работе замыкали на себе многое, выполняя роль погонщиков.

Не стало постоянного кнута над головою — и опера-«верблюды» начали потихонечку разбредаться…

Моего старшего опера, капитана, сделав майором, назначили начальником районного угрозыска. Испугавшись, он упирался и кричал, что не потянет, опыта не хватает, и всё такое… Но ему вменили в приказном порядке заниматься исполнением своих новых обязанностей — и он занялся…

Только-только привык, налился самоуверенностью, и уж начал было на нас покрикивать, когда новая команда — плюс к предыдущей должности исполнять ещё и обязанности замначальника РОВД по оперативной работе.

Ему бы опомниться, осадить себя, ускользнуть как-то от судьбы, а он, дурашка, вдруг возгордился даже. Возомнил о себе, что необыкновенный какой-то, раз внезапно резко двинул вверх по служебной лестнице! Заказал себе в ателье парадный мундир с золочёнными пуговицами и фуражку с увеличенной тульей (почти как и у начальника облУВД!). И начал осторожненько кидать «маяки» местным «группировщикам» в том плане, что он теперь в РОВД — козырной туз, и не мешало б им взять его, перспективного, на содержание.

Между тем, как и следовало ожидать, показатели — рушились.

Кончиться это могло только катастрофой, что в районной уголовке понимали все, кроме майоришки. Он же шиковал и красовался в новом мундире, предвкушая, как через год будет уж полковником и начальником городского УВД, через два — генералом и главой областного управления, а через три — никак не меньше зам Министра! Но – фигушки…

Через два месяца одновременного занимания им двух ответственных должностей из горУВД подоспела грозная проверка текущей деятельности. И оказалось (как и следовало ожидать), что показатели — хреновые; хреновей не бывает…

И нашего майоришку сняли с треском — «не справился с обязанностями». Хотя он в начале и кричал сам же, что — не справится! Причём в тот раз его крики касались только одной должности, а потом ведь на него ещё и вторую нагрузили… Полная бредятина!

…Новых (а точнее — новейших) начальника районного угрозыска и замначальника райотдела по оперработе назначили из «города», то есть — переведя их в РОВД из горУВД. Отказаться они не могли, но и идти не хотелось — понимали, что работой в «гиблом» Заводском райотделе могут лишь основательно испоганить себе анкету. Упирались руками и ногами мужики, стенали жалобно, но – фиг… Раз начальство наметило на заклание именно их — деться некуда. Однако после издания приказа — появились в райотделе только через два месяца. Долговато к нам из «города» шли — не через Америку ли?..

Представили обоих личному составу. Вроде бы, люди как люди… Но мы к ним особо не присматривались. Понимали: что тот, что этот начальственный хрен — какая, в сущности, разница?! Да к тому же э т и к нам явно ненадолго — снимут скоро. Так на хрен их разглядывать?

Нет, без балды – новый начальник райугрозыска мне даже понравился. Вроде нормальный; с первых же оперативок я это заметил: нет у него хамских разгонов и разносов, матов крикливых и затюкиваний… Сообщаешь ему ситуацию; он, по-деловому и без всякого дуболомства: «Так ты собираешься сделать то-то и то-то? Хорошо. А в том-то подстраховался? А там-то товарищи прикроют? Отлично. Действуй!..» И – всё, без всякого надувания щёк, важнецких советов и указок.

Видно, что мужик вначале о деле думает, а потом уж о том, какой он большой и важный.

И новый зам по оперработе — такой же. Допустим, сообщает тебе, что именно ты должен сделать в ближайшем будущем. Оба вы понимаете, что часть требуемого — невозможна, хрень полнейшая, но сверху требуют: «Дай результат!» Так вот, зам по оперделам не кипятится, кипежа не устраивает, и на оперов не орёт. А ставит вопрос таким образом: «Ты сделай то-то (а именно – то, что реально сделать возможно, в данной ситуации при данных ресурсах), а с остальным – потом подумаем, как отмазаться…»

То есть с одной стороны, его не устраивало твое: «Я это сделать не могу, поэтому делать этого и не буду!». Но когда ты что-то всё же реально делаешь, и кое-что у тебя получается, то он способен вникнуть в причины, скорректировать свои требования.

Вынуждаемый волей вышестоящего начальства регулярно требовать от оперов невозможного, он делает это так, что в итоге опера делают максимум возможного. А за неисполнение невозможного никто реально не наказывается.

Казалось бы – пустяк. Но всякого начальства я навидался, и в основном было оно долбодятловское; «гнало волну» на оперсостав без всякого учёта реалий. Так что когда нежданно натыкаешься на человеческое отношение — с непривычки даже и странновато как-то…

Впрочем, ещё не вечер. Ещё не подводили в райотделе итоги полугодия, не говоря уж о годовых результатах. А как подведут итоги, и как окажется, что с показателями — швах (а только так и может оказаться), как попрёт начальник ГУВД на наше начальство буром – уж и не знаю… Когда на тебя орут и ножками топают — поневоле и ты на подчинённых начинаешь выплёскивать. Ещё насмотрюсь я на перемены у своих нынешних начальников, и то вовсе не будут перемены к лучшему, уверен…

А что касается персонально меня, то ничего особенного в моей жизни за последние месяцы не изменилось.

Сперва, когда требовательность к операм резко ослабла, я обленился, забил хрен на расследование преступлений. Только по старым, уже разработанным материалам и шустрил. Но потом появились новые погонщики, зазвучали новые команды, и снова я с подневольной привычкой начал активничать. Как ни менялось бы моё руководство, но в жизни рядового опера мало что изменится, особенно – в лучшую сторону.

Что со мною станет завтра? Из хорошего — разве что двинут на повышение, в какие-нибудь маленькие начальнички. Чуть повыше зарплата, и многократно выше – ответственность. Причём – не за реальное дело (что я б ещё стерпел), а — за показатели, выполнить которые невозможно.

Не хочу!..

Быть начальником – это на любителя. Я – не любитель…

Я – профессионал.

(Продолжение следует)

Рассказ не пожелавшего назвать своё имя сотрудника уголовного розыска записал Владимир Куземко

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: