Стать проституткой: как жизнь поломать

Очередное письмо, пришедшее в редакцию, иначе, как криком души назвать нельзя… Публикуем без правок и комментариев. «В конце сентября 2003 года, работая в Днепропетровске официанткой в предприятии общепита, только переехав из Керчи и живя у знакомых, я познакомилась с мужчиной. В результате общения у нас возникла взаимная симпатия. Он был родом из Киева, и в этот период находился в Днепропетровске в командировке (работал в фирме «Брилле»). Так, как по делам фирмы ему нужно было уезжать через 2 недели, и мы не хотели разрывать отношения, то мы решили жить вместе. Я переехала к нему в Киев (пер-к Жуковского 14), в коммунальную квартиру.

Мои родители не были в восторге от моего выбора, так как они совершенно не знали Максима и переживали за меня, но по прошествии некоторого времени смирились с моим выбором. Так мы прожили примерно год. Совершенно случайно мне стало известно, что он имеет судимость за тяжкое преступление — убийство сожительницы. Из-за чего мы расстались. В этот период я поступила на 1 курс Киевского славистического университета и, в то же время, работала продавцом-кассиром в кафе-мороженное «Баскин – Робинс». Со временем мне предложили более высокооплачиваемую работу, и я уволилась оттуда. Мне удалось получить работу официантки в «Кофе-хаус» с зарплатой 200 долларов. Мама по-прежнему была на меня очень обижена, и родители отказывали мне в поддержке, поэтому я могла рассчитывать только на себя.

В конце декабря 2004 года моя сотрудница пригласила посидеть с ней в кафе после работы. Там мы познакомились с компанией, сидевшей за соседним столиком. Одной из присутствующих была девушка, назвавшаяся Александрой. Как потом выяснилось — это была Ройко Леся Николаевна. В результате знакомства мы обменялись номерами телефонов и договорились позже созвониться.

Через некоторое время мы снова встретились, чтобы выпить кофе и познакомиться ближе. Выяснилось, что она — родом из Львова, и ищет девушку для совместной аренды квартиры в Киеве. На то время я работала в две смены и, в связи с тем, что хозяйка квартиры хотела поднять арендную плату, меня это предложение заинтересовало, и мы совместно арендовали 2-х комнатную квартиру по адресу Златопольская 2 , кв.17.

Немногим позже у меня возникли трудности на работе. В то же время нужно было готовиться ко второй сессии. Положение стало отчаянным. Александра, зная с моих слов сложившуюся ситуацию, предложила дать рекламу в Интернет для того, чтобы познакомиться с состоятельными мужчинами, которые могли бы, из личной симпатии, помочь нам в решении наших проблем. В связи с безвыходным (родители категорически отказывались помогать мне материально и как-либо ещё) материальным положением я согласилась.

Мы дали рекламу примерно в конце апреля — начале мая . 16 мая на мой телефон позвонили с мобильного телефона с засекреченным номером (на экране моего телефона появилась именно такая надпись). Звонил мужчина, который предложил встретиться с ним и его другом. Мы согласились. К нам пришли два молодых человека. Мы оказали им услуги интимного характера. Когда, в последствии, мы выпускали их из квартиры, в двери ворвались, как потом выяснилось, два сотрудника органов внутренних дел — Король А.В. и Медведь В.В., работавшие в тот момент в «полиции нравов».

За то, чтобы не отбирать у нас мобильные телефоны, паспорта и не везти в приемник-распределитель, как бомжей, они, всячески запугивая нас, отобрали 500 долларов США — последние деньги, которые у нас были, и телефон Samsung С100 с зарядным устройством. В последствии они потребовали по 700 долларов с каждой из нас в месяц и бесплатное предоставление услуг интимного характера по первому требованию. То есть фактически склоняли к систематическому занятию проституцией.

Реально воспринимая угрозы с их стороны, 1.06.2005г. (в тот день мы должны были отдать им деньги), мы приехали на ул. Владимирскую 15 и попросили дежурного связать нас с кем-нибудь из УВБ. Встретившись с сотрудниками УВБ, мы рассказали им о случившемся с нами. В этот же день в кафе Мак-Дональс, находящемся на пересечении улиц Правды и Вышгородской, при встрече с выше указанными сотрудниками «милиции нравов» и передачи им вымогаемой мзды, в размере 700 долларов США, предварительно помеченных спецсредством сотрудниками УВБ, Король А.В. и Медведь В.В. были задержаны.

В ходе досудебного следствия нам неоднократно звонили с угрозами.

С 9.08.05 по 21.08.05 мы были на море у моих родителей в Керчи. Александре (Лесе) на ее мобильный телефон несколько раз звонил мужчина с предложением о встрече. Он очень настойчиво просил нас оказать ему и его другу интимные услуги, от чего мы категорически отказались. Тогда он предложил, когда мы вернёмся в Киев, встретиться и, при взаимной симпатии, продолжить знакомство в одном из ресторанов города. Мы согласились именно на таких условиях.

22.08.05 примерно в 18 часов Андрей и Роман, так они назвались, приехали к нам домой. При этом они постоянно путали свои имена и вели себя неестественно. Мы угостили их кофе. Приблизительно через 30 минут, Андрею кто-то позвонил на мобильный телефон и он, обращаясь к этому человеку по имени и отчеству, сказал, что уже освобождается. Скоро они собрались уходить. Когда я открыла двери, чтобы проводить гостей, в них ворвались двое мужчин. Позже выяснилось, что это были Зуб Ю.П. и Згурский А.И. — сотрудники все той же «милиции нравов».

Один из них схватил меня за волосы и ударил головой об стену. Потом затащил в комнату. Второй, избивая, утащил Александру в ее комнату. Зуб Ю.П. ударил меня в живот кулаком и бросил на кровать. После чего стал рыться в шкафу. При этом он не отвечал на мои попытки узнать — кто он и что происходит. Потом все-таки показал удостоверение работника органов внутренних дел на имя Зуб Юрий Петрович и сказал, что они из «милиции нравов».

Найдя мой паспорт и мобильный телефон, он вывел меня в коридор. Александра уже была там. После чего нас с ней пристегнули друг к другу наручниками и вывели на улицу к машине, стоящей за углом. Усадив нас в машину, они повезли нас в неизвестном направлении. Как потом выяснилось — в их отделение на проспект Правды 33. По дороге Зуб Ю.П. сказал, что, так как их сотрудники сидели, то теперь и мы посидим, и если бы он знал, что мы написали заявление в УВБ, то он нас сразу убил бы. Он говорил, что если мы не уедем из Киева после 30 суток, проведенных в приемнике — распределителе, которые он нам гарантирует, то будем попадать к ним через день. Потом спросил у меня — сколько нам нужно денег, чтобы уехать из города и не прийти на судебное заседание по делу Короля А.В. и Медведя В.В. На тот момент мы уже получили судебные повестки и знали, что первое заседание по нашему заявлению должно было состояться 09.09.05. То есть в течение тех 30 суток, которые мы должны были просидеть в приёмнике-распределителе. По приезду нас заставили написать объяснения, сфотографировали, забрали паспорта и мобильные телефоны, предварительно их заблокировав. Затем отвезли на ул. Ремонтную 7 в приемник-распределитель.

25.08.05 два, незнакомых нам, сотрудника органов внутренних дел забрали нас из приёмника распределителя и отвезли по адресу пр. Правды 33. Там нам сообщили,Ю что пришли наши материалы и отпустили.

В то время, пока мы находились в приёмнике-распределителе, хозяйка арендованной нами квартиры, по предварительной договорённости, пришла за арендной платой и не обнаружила нас на местею. Она сменила замки на входных дверях. Связаться с ней, или ещё с кем-либо, мы не могли ввиду заблокированных мобильных телефонов и отсутствия денег. Позже хозяйке позвонил дворник, и мы были вынуждены рассказать ей о причине нашего отсутствия. После чего Ирина Викторовна (хозяйка квартиры) попросила нас съехать до 9 сентября, что мы и были вынуждены сделать.

26.08.05 мы приехали в УВБ и написали заявление по поводу происшедшего. 30.08.05 было возбуждено уголовное дело в отношении Зуба Ю.П. и Згурского А.И.

В течение всего времени, пока длился суд по делу в отношении Король А.В. и Медведь В.В., всячески затягивалось досудебное следствие в отношении Зуб Ю.П. и Згурского А.И. (Зуб Ю.П. не явился ни на одну очную ставку, а Згурский А.И. постоянно находился на больничном) и продолжались угрозы нашему здоровью, жизни и свободе.

В ноябре 2005 года мы с Лесей решили жить отдельно и я арендовала квартиру возле станции метро «Дарница». До того как снять квартиру на ул. Жмаченко 4, кв.303 я жила, около двух недель, у знакомой по имени Лена, с которой познакомилась на одном из собеседований по поводу устройства на работу риэлтором.

19.05.2006 был оглашен приговор по делу Короля А.В. и Медведя В.В. Они получили наказание в виде условного лишения свободы на три года каждый. После этого мы с Лесей общались крайне редко — она просила, а я разрешала ей пользоваться моим компьютером и интернетом. В это время попытки закрыть дело Зуба Ю.П. и Згурского А.И., со стороны вышеупомянутых граждан, не прекращались. Периодически я получала телефонные звонки с угрозами от неизвестных мне людей.

В конце 2006 года Леся сказала мне, что в принципе готова написать отказ и согласиться на то, что ей предложили. Именно так, ничего не поясняя. Я сказала ей, что она может поступать, как она хочет, но отказываться от показаний и претензий не буду. С 2005 года я подрабатывала в агентстве недвижимости «Парус», официально не оформляясь, так как не хотела, чтобы на работе кто-то узнал о судебном процессе. Я обоснованно ожидала, что давление на меня может зайти как угодно далеко.

Одновременно я училась. В Лесину жизнь не вмешивалась. Ввиду того, что мои дела на работе не ладились, осенью 2006 года я решила ехать на заработки за границу продавцом или горничной. Для этого мне нужно было восстановить загранпаспорт, так как предыдущий был утерян.

Однажды, на сайте знакомств «Мамба», я получила письмо от своей знакомой, в котором было сказано, что через этот сайт она нашла неплохую работу в Европе горничной в отеле и неплохо там заработала. После этого я указала в своей анкете, что я ищу работу за границей. Писем и впоследствии звонков было много. Но так, как я никогда до того момента не была за границей, ко всем предложениям относилась с опаской.

В конце января — начале февраля того же года, я получила электронное письмо от человека по имени Дима с предложением работы помощником официанта на выбор: Греции, Германии или Хорватии.

Через 2-3 недели переписки я дала ему номер своего мобильного телефона. Через какое-то время он позвонил. Я рассказала ему о том, что заграничный паспорт у меня утерян, и для его восстановления мне нужно ехать в г. Керчь по месту регистрации. Рассказала также, что в марте у меня сессия в институте и раньше конца марта я никуда поехать не смогу. Мы договорились созвониться ближе к этому времени, потому что Дима жил где-то под Кременчугом и лично мы никак увидеться не могли.

В середине марта он перезвонил снова и сказал, что егго, якобы, компаньон находится в Киеве и хочет со мной увидеться. Так же он попросил разрешение дать ему мой номер телефона. Я согласилась. В этот же день мне перезвонил мужчина по имени Александр, и мы договорились встретиться через 2 часа в ресторане при казино на Оболони (точного названия не помню).

При встрече Александр рассказал мне то же, что и Дима — как только у меня будет заграничный паспорт, я смогу выехать на работу. Сначала у нас шел разговор о Германии. Я заинтересовалась этим предложением потому, что у моих друзей там были родственники, и мне было бы спокойнее поехать туда. Но Александр, а в последствии и Дима, стали уговаривать меня ехать в Грецию потому, что, с их слов, там можно больше заработать, особенно в туристический сезон. Я сказала, что подумаю и перезвоню, как только будет готов загранпаспорт.

После этого, начиная с апреля, Дима неоднократно звонил и интересовался восстановлением паспорта. Из-за отсутствия денег и не занималась этим вопросом. В то время я никак не могла выкупить, заложенное золото из ломбарда — мамины подарки. Я не могла позволить себе их потерять.

Во второй половине апреля мне позвонила Лена и спросила — может ли она дать номер моего телефона своей знакомой Ирине, как потом выяснилось Лахно Марине. Объясняя эту просьбу тем, что та тоже хочет поехать за границу работать, но не знает как. Я согласилась.

Ирина перезвонила в течение нескольких дней. Она стала расспрашивать меня, и я рассказала о предложенном мне варианте. После чего, предварительно спросив у Димы разрешения, я попросила Ирину дать мне номер её мобильного телефона для того, чтобы она смогла узнать подробности из первых рук. По его просьбе я отправила ей смс-сообщение с мобильным номером Димы и адресом его электронной почты. В середине мая мне перезвонила Ирина и рассказала, что уже обо всем договорилась с Димой, и что уже нашла место, где будет оформлять гостевую визу в Болгарию. По ее словам в Грецию нельзя было поехать прямо, а нужно было ждать, пока сделают поддельный паспорт в Болгарии, по которому можно въехать на территорию Греции. Что уже договорилась с хозяйкой квартиры, которую снимала, о сроке съезда. Также она сказала что, в отличие от меня, сама будет платить за визу и билет в Болгарию, потому что не хочет быть кому-то должна. Потом она пригласила меня в гости, чтобы увидеться до ее отъезда.

Когда мы встретились, Ирина рассказала о Ивановой Светлане, с которой они вместе снимали квартиру. Она тоже захотела поехать и для этого уже уехала в Петербург по месту регистрации восстанавливать загранпаспорт. Мы договорились, что я в ближайшее время тоже постараюсь восстановить свои документы и попрошусь туда, где будет работать Ирина.

Я на тот момент считала, что это работа помощником официанта и подробности мы не обсуждала. О себе она рассказала, что занимается пошивом вещей на заказ, продажей «Гербалайфа» и числится на какой-то фирме (точнее там лежит её трудовая книжка).

Незадолго до ее отъезда, если не ошибаюсь 19 мая я, Влад и Ройко Леся, собрались ехать на пикник. Я пригласила Ирину поехать вместе с нами. Мы ездили на наше обычное место за Вышгородом. Там Ирина рассказала, что у неё самолет 27 мая и ей перед этим нужно съездить домой, чтобы отвезти вещи, а потом приехать обратно. Она искала таксиста, который мог бы её отвезти. Как только она узнала, что Влад подрабатывает водителем — они договорились, что он за определённую плату отвезёт её туда и обратно. Также она попросила меня разрешить ей перед отлётом, пожить у меня.

По каким-то причинам она решила побыть дольше дома в Харькове, с детьми и внучкой, и поэтому сразу по возвращении поехала в аэропорт.

Позже, при разговоре с Димой, я упомянула о том, что хотела бы поехать туда же потому, что боялась находиться в незнакомой стране одна. Снова рассказала ему о своём материальном положении, и он предложил занять мне деньги не только на билет и визу, как мы договаривались, а и на дорогу домой и восстановление загранпаспорта.

02.06.07 Дима, маршруткой Кременчуг-Киев, передал мне 500 долларов США.

05.06.07 я выехала в Керчь и, сдав документы, требующиеся для получения нового загранпаспорта, 16.06.07 вернулась в Киев. Так, как в этот момент отменили старые бланки паспортов, а новые еще не выпустили, то я могла получит его только 06.07.07 .

В связи с семейными обстоятельствами и учёбой поехать сразу у меня не получалось. Все это я объяснила Диме и пообещала, как только смогу, выслать ему мой долг. Он знал мой домашний телефон и соответственно адрес — весной я ему высылала данные украинского паспорта (отсканированное изображение). Он сказал, что подождет.

В течение этого времени я периодически звонила Ирине и интересовалась, как у нее дела и не нужна ли ей помощь. На что она мне, как правило, отвечала, что все хорошо, в свободное время она ходит на пляж, загорела и попросила отправить смс-сообщением мой электронный адрес для того, чтобы дешевле было общаться. Она пообещала выслать свои фото, снятые там, но письма я так и не дождалась. Рассказала, что Иванова Светлана уже рядом с ней и ей теперь не скучно там одной.

С августа месяца все мои попытки дозвониться к ней были неудачными — телефон был выключен.

В середине сентября Лена, в разговоре, упомянула Ирину и сказала, что та приехала в Киев. Ирина мне не звонила. Я хоть и удивилась, но сама звонить не стала — не хотела навязывать свое общество.

В начале октября мне перезвонила Ирина и попросила встретиться где-нибудь в центре города. Одновременно попросив выписать названия сайтов, предлагающих интимные услуги. Мол, у неё, после приезда, сложилась очень тяжелая ситуация, ей был нужен курс реабилитации, а на него нужны деньги и у нее нет другого выхода. Так, как мне для работы нужен был ноутбук, и в арендуемой квартире было подключение к сети Интернет, я выполнила ее просьбу и выписала названия сайтов, которые нашла в поисковой системе. Мы договорились, что я подъеду в кафе «Кофиум» на площади Независимости, перед моим собеседованием в фирме «Милавица», куда хотела устроиться помошником рекрутера — я была уже на 4 курсе института и хотела устроиться работать по специальности.

Ирина при встрече спросила, получила ли я за нее деньги. Я решила, что она говорит о тех деньгах, которые ей тоже предлагали (на билет и визу) и которые занял мне Дима. Я ей рассказала, что Дима передал мне 500 долларов США маршруткой Кременчуг-Киев. Потом Ирина рассказала, что в Греции её заставляли заниматься проституцией и отрабатывать несуществующий долг. Она обвинила меня в том, что я все знала и потому не поехала, хотя я сама была в ужасе от услышанного. Потом она сказала, что Дима звонил ей туда и требовал сначала 1000 долларов США за то, что ее трудоустроил, а потом сумма выросла до 6000 тысяч евро якобы из-за того, что Диму обманули болгары и отдавать долг будет она. Я пообещала позвонить Диме и поговорить с ним об этом потому, что Ирина сказала, что не в состоянии с ним общаться. На вопрос Ирины о том, как у меня дела и почему все-таки я не поехала в Грецию я ответила, что за август и сентябрь мне удалось неплохо заработать в недвижимости, и у меня появился любимый человек, которого я не хочу оставлять. Именно поэтому я ищу работу по специальности и с нормированным рабочим днем, а недвижимостью буду заниматься постольку поскольку. Я не хотела рассказывать подробности о семейных обстоятельствах, а она требовала ответа, поэтому я сказала, что причина в улучшении материального положения.

Ирина рассказала, что сняла квартиру за 950 долларов США. Из стенограммы: ‘ Ну, у меня двушка, с евроремонтом, с подогревами, со всем,… В крайнем случае, я все равно одна там живу, … зато все деньги сняла. Весело в Грецию съездила… ‘ Ирина сказала, что Дима ее начал искать через ее знакомую Иру, которая тоже якобы хотела ехать и, что это она дала телефон Димы. Эта Ира мне тоже звонила, но максимум чем я могла помочь — это разобраться с Интернетом и отправить письмо, что я и сделала, думая, что раз в Греции все хорошо, то это Ирина посоветовала своей подруге туда поехать. Так же она рассказала, что собирает резюме, а пока будет давать рекламу и работать в сфере интимных услуг.

Хоть я и пыталась объяснить Ирине, что я действительно ничего о происшедшем не знала, но она стала угрожать мне. Обвиняла меня в том, что я якобы получила за нее деньги и специально ее подставила. Хотя об этом я узнала от неё. Из стенограммы : ‘ … нет, просто Лариса я тебя могу предупредить сразу, вот те 500 долларов, что ты получила за меня б….ть, если будут какие-то расклады б….ть совсем другие, можно такую п…лину выгрести. Причем что моральную, что такую, б….ть, понимаешь? ‘ На мой вопрос о том, почему она не сказала мне о проблемах и почему не предупредила свою подругу Иванову Светлану о том, чтобы та не ехала, Ирина ответила, что ни разу не была одна и все время под контролем сутенеров. Так как у меня уже не было времени и нужно было ехать на собеседование, то мы договорились, что я перезвоню Диме и расспрошу его об Ивановой Светлане, чтобы помочь Ирине ее оттуда вытащить. Она пообещала на днях заедать, чтобы поработать на моем компьютере.

Моё собеседование прошло не совсем удачно, потому что менеджер по персоналу хотела иметь помошника с другими личными качествами. Позже я устроилась работать в юридическую фирму «Оберег» помощником бухгалтера.

Ирина приехала ко мне домой незадолго до нашей второй встречи в кафе. Я помогла ей уменьшить фотографии в «фотошопе» и затем она со своего электронного ящика дала себе рекламу.

После этого Ирина мне перезвонила и предложила встретиться в мой выходной поболтать подольше, так как мы с ней давно нормально не общались. Я была не против, но времени было очень мало — все дни, кроме субботы и воскресенья, я была на работе. Приблизительно в конце октября я перезвонила Ирине и сказала, что у меня будет в воскресенье свободных пару часов, и мы можем увидеться. Она предложила встретиться в том же кафе на площади Независимости. Я немного опоздала и, когда пришла, Ирина уже была там и пила коньяк. Она предложила и мне, он отказалась в связи с тем, что в этот день собиралась в гости к подруге. Перед этим мне звонил Дима и сказал, что Ирина написала заявление в милицию, но я ему не поверила. Когда я спросила об этом Ирину, она сказала, что никакого заявления не писала и, если бы оно было, то я бы об этом знала. Ирина снова стала спрашивать меня о том, что я знаю про Диму и Сашу, с кем я виделась в жизни и т.д. Я ей рассказала то, что они сами говорили про себя. Из стенограммы: ‘Л. Саша тогда вот что рассказывал …. Что я говорила, что Дима работает на него. Дима там сам говорил, что Саша хозяин , что все это как бы его … М. Дима тебе говорил, что Саша хозяин? Л. Да, да… Саша мне сам говорил, что вроде он занимается 12 лет, что вроде на него работают люди, и прочее прочее… М. Ну у Димы такой молодой голос … я этим занимаюсь 15 лет… это че ты там, на капле висел, пока этим занимался….? ‘ Таким образом, от Ирины я узнала, что она связана со сферой интим услуг 15 лет. Прямо на месте, по ее просьбе, я звонила Диме, но он не брал трубку. Затем я отправила смс-собщение и он, спустя какое-то время, перезвонил.

Из стенограммы:

Л. … Дима привет, я сейчас с Ирой, давай я сейчас дам ей трубочку, и вы поговорите, то есть, чтобы не было как бы … угу…

М. …привет Дмитрий. Ты знаешь, дела вот регулярно, а вот как-то насчет здоровья, можем поговорить на счет этого. Нервная система слабая, понимаешь?… Ну чего Дима, ну как это твоей вины в этом нет? Что это вы там такие начинаете рвать меня на запчапсти? Костас себе предлагал по 100-150 евро в день, чего ж он до этого мне не предложил?… Ну это я тебе говорю то, что на самом деле есть. Диана там паспорта хочет тянуть, полицией меня пугает… потом начинает, по 6 штук евро на меня вешать. Что потерялись что ли? … каждый свое…. А чего-то меня Диана поселила к Ергасу и сказала о том, что я дерну, дело в том что….. И я вообще постоянно в поле зрения была, дальше что? Ты ж мне обещал там п…ец, там лаве буду лопатой грести …. Ну …Дима!….

Спустя небольшой промежуток времени Ирина попросила меня перезвонить Саше, чтобы и с ним поговорить. Так как мы с Сашей виделись первый и последний раз в марте 2007 года, то мне нужно было ему напомнить кто я такая.

Из стенограммы:

М. Не, ну если что вот ты с Сашей можешь созвониться, поговорить?

Л. Ну давай я сейчас попробую просто набрать… Ало, Саша ? Здравствуй, тебя беспокоит Лариса, вот мы с тобой как-то виделись … Дело в том, что вот у нас возник как бы вопрос, в общем моя подруга, которая ездила в Афины …. И там вот получилось немножко не так как, скажем так, обещалось. Возможно ли чтобы вы с ней как-то увиделись просто поговорили?

М. …ну скажи, что я с Димой только что разговаривала, Диме одно сказали, мне другое…

Л. (по телефону) …Звонит тебе Лариса, встречались мы с тобой в этом, в ресторане вот на Оболони … Ну это было где-то весной, я не поехала, а поехала моя подруга…. Я не знаю, возможно чтобы вы…. Вы с ней тоже созванивались … возможно чтобы вы с ней….

М. (перебивает) …. Он мне звонил, Ирина меня зовут, он мне звонил когда дожди были ….

Л. (по телефону) … получается, подругу зовут Ирина, ты ей звонил… Да … Могу я ей дать трубочку чтобы вы поговорили сейчас две минуты….

Затем Ирина продиктовала свой номер мобильного телефона Александру, и он пообещал перезвонить в течение часа и возможно подъехать. Затем Саша через небольшой промежуток времени перезвонил Ирине .

Из стенограммы:

М. (разговаривает по телефону) … Ало, Саша это Ирина … Я где? Ну в центре сейчас, ну с Лариской кофе пьем… а вы хотите подъехать или нам нужно подъехать?… ой давайте лучше вы подъезжайте потому что мы тут сидим коньяк уже пьем, куда то задницу поднимать так не больно то хочется…. Хорошо, а через сколько вы примерно наберете, а то как бы у меня свои дела? … ага спасибо… (заканчивает разговор)

М. Ну короче Саша хочет подъехать и как раз насчет Хорватии поговорить.

Ввиду того, что стенограмма явно сделана выборочно, предвзято и в неё внесены только отдельные, сознательно избранные, куски, и также то, что я была в состоянии алкогольного опьянения и не могу точно воспроизвести события того дня, я не помню точно, через какой промежуток времени приехал Александр.

Когда он приехал, то меня узнал. Я представила ему Ирину и далее в их разговор не вмешивалась. Помимо обсуждения ее поездки в Грецию и поведения Димы был разговор по поводу ее желания поехать в Хорватию работать таким же образом. В связи с тем, что в Хорватии Ирина была и знает язык.

Из стенограммы:

М. Я ему сказала. Хорватия, меня это интересует потому, что я по контракту работала стриптизершей, потом выехала во Францию. У меня контракт действительно, и у меня служебный паспорт … у меня был контракт, я профессиональная стриптизерша . Мои (непонятное слово) еще выдержат…

О.(Александр) …давайте не надо…

М. ну да ладно, плевать я на все хотела… и короче меня общественное мнение вообще не интересует…

(Александр разговаривает по телефону)

М….доктор мы вас теряем…

О. накидалась уже?

М. Я коньяк пью, я уже съехала… я еще как-то тихий час ждала здесь…

Л. Не час, а я на 20 минут опоздала, вообще на 25 минут…

М. п…дишь Шурочка, на 45 минут…

Затем Ирина рассказывает более подробно по поводу проблем в Греции и на вопрос Александра по поводу оплаты отвечает, что больше зарабатывала в Киеве.

Из стенограммы:

О. тебе там что, мало платить начали?

М. Честно? Я здесь больше зарабатывала…

Затем она рассказывает Александру о том, что я не хотела давать ей номер Димы, хотя на самом деле перед тем как его дать я просто спрашивала разрешения у него. И только после того, как я выслала смс-сообщением Ирине номер мобильного телефона Димы и его электронный адрес, мы с ней, спустя какой-то промежуток времени встретились, и она мне сама позвонила. И опять про деньги, которые якобы я должна была заработать в связи с ее отъездом.

Из стенограммы:

Л. Лариса не хотела, чтобы Дима узнал мой номер телефона, я ее пригласила к себе, при встрече сказала, Лариса, если хотят тебя кидануть на бабло за то, что ты меня отправляешь, тебя и так киданут, а мне лучше с ним самим пообщаться. Я с ним общалась, потом Саша вы мне перезвонили.

После того, как Ирина записала электронный адрес Александра и они договорились встретиться тогда, когда она будет в трезвом состоянии, Ирина попросила меня выслать фотографии Александру в связи с тем, что компьютера у нее по-прежнему не было. После этого мы, я и Ирина, поговорили какое-то непродолжительное время, рассчитались, и каждая поехала по своим делам.

Спустя несколько дней Ирина мне перезвонила с засекреченного номера и опять стала обвинять меня в случившемся, а также требовать 500 долларов США. Она мне говорила, что все равно не успокоится и, какие бы я доводы не приводила, она продолжала мне во всём обвинять. В связи с этим я была вынуждена поменять квартиру и номера телефонов. Я переехала на ул. Малышка 25/26

Так, как в декабре у меня была сессия, а работа помощником бухгалтера мне хоть и нравилась, но занимала много времени, я жила, по сути, за счет подработки в сфере недвижимости.

Перед Новым годом мне предложили должность менеджера ТОВ. «Компания Паритет» и, по совместительству, заняться страхованием жизни в брокерской фирме «Ист.- Брокер». Так как перспективы в данной области были более реальны, и свой график я могла частично планировать сама, то я согласилась.

С 3 по 5 января 2008 года проводился семинар по страхованию на базе отдыха «Узлісся» в 20 километрах от Львова, на который я и поехала. А 9.01.08 я вышла на работу в компанию «Паритет». Так, как моя работа была связана с продвижением данной компании на рынке, а офис находился за пределами Киева, то мне удалось договориться о работе на дому — на своем компьютере.

16.01.08 в 8 часов 15 минут, как только я вышла из дома, чтобы ехать на встречу, связанную с основной работой, ко мне подошли двое мужчин и представились сотрудниками милиции, попросив предъявить свои документы. При себе у меня была копия украинского паспорта, которую я и предъявила.

Затем один из них, как впоследствии выяснилось Наумчук Михаил Михайлович (имя второго я не помню), путаясь в причине, по которой я им понадобилась, попросил меня проехать с ними сказав, что это не займёт много времени, и на работу я успею. Он называл самые разные причины своего требования — сначала свидетель ДТП, а потом по поводу какого-то украденного телефона, который я якобы купила,

Когда мы приехали, как потом выяснилось, на ул.Мельникова д. 40, в отдел по борьбе с преступлениями связанными с торговлей людьми Киевской области, навстречу мне и из кабинета на первом этаже вышел Згурский А.И.(человек, который проходил обвиняемым по второму делу с милицией, и где я была потерпевшей). Так как я не знала, чем закончилось второе дело, потому что меня не вызывали после дачи показаний и очных ставок, то очень испугалась догадываясь, что я здесь не из-за мобильного телефона.

В связи с тем, что на тот момент мобильные телефоны у меня забрал Наумчук М.М., я не могла никуда позвонить и попросить о помощи. После чего Наумчук М.М. и Згурский А.И. отвели меня в кабинет на 6 этаже. Как оказалось, кабинет у них один на двоих. Там же в кабинете находилась сотрудница их отдела Елена. Затем в кабинет зашёл, по их словам, начальник отдела. Мне стали говорить о заявлении Лахно Марины (как потом выяснилось женщины, которую я знала как Ирину и которая ездила в Грецию). И если я не напишу то, что им нужно и не признаю свою вину в том, что это я ее отправила заграницу и получила за это деньги, то меня сейчас арестуют, подкинут пакет с наркотиками и потом надолго посадят.

Зная на что способен Згурский А.И. и реально воспринимая угрозы, я была вынуждена подписать документы, которые мне дали. Тем более что по дороге в следственное управление Киевской области сотрудники «милиции нравов» говорили между собой о том, что следователь сделает все, что ему скажут. При этом сотрудники отдела находились рядом в кабинете у следователя. Прекрасно понимая, что это месть за те два дела и что я смогу что-либо сделать, только находясь на свободе, я подписала те показания, которые напечатал следователь Гунько В.Ю.

К тому же если бы меня арестовали, то 19 января я не смогла бы поздравить маму с Днем рождения, а я очень не хотела, чтобы она знала о происходящем. Хотя я понимала, что являюсь такой же потерпевшей, как и Лахно М.

Затем я подписала подписку о невыезде из города Киева, но ни в объяснении, ни в подписке дату следователь не ставил. Как потом выяснилось, подписка была датирована « 29.01.08».

В тот же день меня без необходимых на то оснований заставили ночевать в помещении вышеупомянутого отдела на ул. Мельникова д.40, не дав позвонить ни на работу, ни моему другу, хотя он неоднократно звонил перед тем, как Наумчук М.М. отключил мои телефоны. Ночью со мной в отделе оставался Наумчук М.М.

На следующее утро, 17.01.08, меня должны были отвезти в Областную прокуратуру, чтобы прокурор должен был утвердить подписку о невыезде, по крайней мере, мне так сказал следователь.

Перед этим я попросила заехать ко мне домой, чтобы покормить кошку и оставить вещи ожидая, что, несмотря на вчерашние обещания, меня могут арестовать. Згурский А.И. остался в машине, а Наумчук М.М. поднялся вместе со мной в квартиру. Я оставила дома сумку, сняла с себя все украшения и попросила, чтобы Наумчук М.М. оставил дома мои мобильные телефоны, потому что все равно мне не дают ими пользоваться. Что он и сделал. В этот момент прозвучал звонок в дверь. Это оказался мой друг. Я ему в двух словах объяснила ситуацию, отдала ему ключи. Потом я спросила у сопровождающего -может ли мой друг поехать со мной? Наумчук М.М. позвонил кому-то и сказал, что можно.

После чего мы вышли из квартиры и поехали обратно на ул. Мельникова 40, где ждали того времени, когда можно поехать к прокурору. В прокуратуре уже находились Наумчук М.М. , Згурский А.И. и Гунько В.Ю. После того, как прокурор «утвердил подписку», меня отпустили домой, сказав, что следователь со мной свяжется.

Все это время я находилась в состоянии эмоционального шока. Дома у меня началась непрекращающаяся истерика, пропал аппетит, хотя я не ела больше суток, я не могла уснуть, меня тошнило, рвало, я чувствовала сильную слабость. И только присутствие рядом моего парня немного меня успокоило.

21 или 22 января мне позвонил Наумчук М.М. и сказал, что в связи с тем, что я переписывалась по интернету с Димой, им нужен мой ноутбук для экспертизы. Мои попытки объяснить, что он был куплен 27.07.07 и к тому периоду никакого отношения не имеет, ни к чему не привели. Наумчук М.М. сказал, что если не привезу сама, то заберут при обыске. Поэтому я была вынуждена, 24.01.08, привезти следователю Гунько В.Ю. ноутбук в специализированной черной сумке. И в дальнейшем была вынуждена ходить в Интернет клуб, потому что работать было не на чем.

В течение всего времени мне звонили из «милиции нравов» и напоминали, что будет, если я не сделаю так, как они говорят.

До предъявления обвинения, 07.02.08, было проведено воспроизведение событий, на котором я показала, где останавливалась маршрутка, на которой мне Дима передал деньги, и где именно мы общались оба раза с потерпевшей. Единственное, что мне сказали во время воспроизведения, это показать рукой на нужное место и сфотографировали. Что именно писалось в протоколе и, что говорили сотрудники и следователь персоналу, я не знаю. На воспроизведении были Наумчук М.М., Згурский А.И. и Гунько В.Ю., которые мне ещё раз напомнили о том, что они могут сделать и. что обязательно вспомнят прошлое.

07.02.08 Гунько В.Ю. отдал мне копию постановления про обвинение, из которого я узнала, что являюсь единственной обвиняемой по делу. После этого я обратилась к адвокату, который мне объяснил, какие последствия имеет эта статья. В связи с этим я подписала договор с адвокатом — Троценко Валерием Артуровичем.

Спустя приблизительно неделю. В связи с непрекращающимся нервным стрессом и соответственно нарушением питания, сна и т.д. я почувствовала себя плохо, у меня поднялась температура и, судя по симптомам и болям в области нижней части копчика, обратилась к проктологу Кебкало Андрею Борисовичу, который принимал в поликлинике возле метро Минская. Его мне посоветовала знакомая. После осмотра он сказал, что мне нужно ложиться на операцию в больницу и посоветовал Областную больницу по ул. Баггоутовской 2.

С 18.02.08 по 04.03.08 я провела на стационаре в больнице. Моё состояние после операции усугублялось тем, что постоянно звонили сотрудники милиции и требовали, чтобы я подписала 218 статью (ознакомление с делом) для передачи дела в суд. Хотя в это же время должна была рассматриваться ходатайство об обжаловании постановления о возбуждении уголовного дела в отношении меня по ст. 149(2) УК в Шевченковском районном суде.

Несмотря на своё плохое самочувствие, я приехала на первое заседание, но его перенесли. В тот же день следователь Гунько В.Ю. приехал ко мне в больницу и хотел, чтобы я подписала протокол об окончании досудебного следствия. Я отказалась, мотивируя это тем, что без защитника ничего подписывать не буду и по тому, что в данный момент нахожусь под воздействием лекарств и не могу оценивать ситуацию адекватно. Но после разговора с адвокатом по телефону, и после консультации с ним, я подписала протокол о том, что ознакомлена с результатами экспертизы ноутбука, которая ничего соответственно не показала. Также я подписала протокол ареста ноутбука и того, что других ценностей и вкладов у меня нет. После этого следователь неоднократно звонил, говорил, что придет и будет читать мне дело. Что будет приходить так каждый день до тех пор, пока я не подпишу ознакомление.

В тот вечер, когда пришёл Гунько В.Ю., я написала заявление о том, что отказываюсь знакомиться с делом без защитника, и предоставила копию договора с ним.

На второе заседание по рассмотрению моего ходатайства следствие не предоставило дело, В то же время Троценко В.А. вступил в дело, как мой адвокат и вместо меня поехал читать материалы. Так, как назначенные врачом процедуры не позволяли мне отлучиться из больницы.

После того, как я выписалась из больницы, у меня, в связи с затратами на операцию и невозможностью работать без компьютера, возникли серьёзные финансовые проблемы. Мне пришлось съехать с арендуемой мною квартиры и арендовать комнату по адресу Ул. Северная 54 кв. 198.

До сего дня Шевченковским районным судом моя жалоба так и не рассмотрена. Судья по-прежнему на больничном.

Компьютер я забрала, когда мы с адвокатом подписывали 218 статью и изучали дело. Но после проведённой экспертизы, он не работает в нормальном режиме, а у меня нет средств на его ремонт и проведение экспертизы нанесённых ему повреждений. Я считаю, что при проведении экспертизы или позже он был нарочно приведён в нерабочее состояние. Помимо этого оперативные работники «милиции нравов» потеряли сумку, в которой я его им передала, о чем я писала в заявлении следователю, и которое он принял.

По совету моего адвоката, я взяла копии приговоров по уголовным делам, возбуждённым в результате моих и Ройко Леси заявлений. Оказалось, что Король А.В. и Медведь В.В. на данный момент признаны виновными по статьям 191 ч3 и 368 ч 2 УК. Украины и им назначено наказание в виде лишение свободы на три года условно. На данный момент приговор остаётся в силе. А дело Зуба Ю.П. и Згурского А.И. было закрыто по амнистии 17.09.07 , то есть за три дня до того, как Лахно Марина написала заявление.

Считаю уголовное дело, возбуждённое против меня, фальсификацией и местью со стороны сотрудников «милиции нравов» Згурского А.И., Король А.В., Медведь В.В., Зуб Ю.П.

В виду того, что Лахно М. самостоятельно, добровольно и по собственной инициативе поехала в Грецию заниматься противоправной деятельностью — проституцией. Стремясь уйти от ответственности за совершенные преступления, а именно — занятие проституцией, подделку документов, использование заведомо поддельного документа, незаконное пересечение границы и т.д., намеренно оговорила меня. Подтверждением того, что Лахно М. умышленно дала ложные показания против меня , возможно, по просьбе вышеупомянутых сотрудников «милиции нравов», является то, что она не была привлечена к ответственности ни за одно из совершенных преступлений и продолжает заниматься проституцией, о чём свидетельствует ее реклама размещенная в Интернете, о предоставление интимных услуг на сайтах: kiev-x.com.ua , minuet.com.ua . помимо её фотографии там указан и её телефонный номер 80971728988.

Прошу отменить постановление о возбуждении уголовного дела против меня, потому что преступления, в котором меня обвиняют, я не совершала. В отношении меня также было совершено покушение на преступление со стороны Димы и Саши. Прошу признать меня потерпевшей по данному делу и решить вопрос по поводу всестороннего, полного, объективного изучения обстоятельств дела. Также прошу выяснить — на каком основании Згурский А.И. продолжает работать в органах внутренних дел на том же месте, если уголовное дело в отношении него было закрыто только в результате амнистии и он считается осужденным по ст. 365 ч.1 «Превышение власти или служебных полномочий».

ЗАВТРА

Читайте также: