Украину ждет Армагеддон. Техногенный

Город Калуш, объявленный чуть ли не самой большой свалкой Европы, горы мусора, которыми завален ряд городов, постоянные наводнения в западных регионах, угроза затопления Киева, утечки радиоактивных веществ на военных складах – это далеко не полный спектр чрезвычайных происшествий, в условиях которых приходится жить обычным украинцам. Едва ли не каждый город Украины сегодня живет на своей «пороховой бочке». 

Более 7,5 тысяч «пороховых бочек»

Пока мир размышляет о возможном конце света из-за запуска андронного коллайдера, приближающейся кометы и древних предсказаний Майя, на грани локальной катастрофы находится Украина. И это, к сожалению, не пустая теория, а вполне реальная угроза – говорят в один голос экологи, политики, представители коммунальной сферы.

Еще в 2000 году экологи подсчитали, что в нашей стране имеется более 7,5 тыс. технических объектов в 13 областях составляют потенциальную угрозу для жителей: из них более 1,5 тыс. — представляют реальную угрозу для жизни, 144 нуждаются в принятии неотложных мер, а 300 — в срочных профилактических работах. Учитывая финансовое состояние страны сегодня, угроза реальной.

Над некоторыми регионами навис «дамоклов меч» заражения сильнодействующими отравляющими веществами, 2 млн. человек ежедневно подстерегает катастрофическое затопление, еще часть рискует, в прямом смысле слова, провалиться под землю.

Согласно данным соцопроса Фонда «Демократические инициативы», наибольшими угрозами, с которыми может столкнуться Украина в ближайшие 10 лет, могут стать экологические и техногенные катастрофы. Любой многомиллионный город не застрахован от ЧП на промышленных объектах, транспорте, коммуникационных линиях, к этому списку следует добавить пожары, взрывы, обрушения. Как показывает статистика, практически все населенные пункты находятся на маленьких и больших «пороховых бочках»: только у каждого они – свои.

Большую угрозу несут в себе, скажем, изношенность системы транспортировки нефти, системы энергообеспечения, работа промышленных предприятий, на которых используют оборудование, исчерпавшее свой технический ресурс. Над некоторыми регионами навис «Дамоклов меч» заражения сильнодействующими отравляющими веществами, 2 млн. человек ежедневно подстерегает катастрофическое затопление, еще часть рискует, в прямом смысле слова, провалиться под землю.

Причины последней опасности – метро. Проблема не в самом функционировании подземки, а, как это ни парадоксально, в ее развитии. В Украине — три «метронизированных» города: Киев, Харьков и Днепропетровск. Два первых – более полувековой давности, третий открыт в 1996-м. И хотя практически все станции, построенные в последнее время, были запроектированы в советском прошлом, расширение подземного транспорта на этом не закончилось – в планах Подольско-Воскресенская линия киевского метро, прокладываемая на Троещину, линия в направлении микрорайона Теремки, готовность которой достигает 80-90%, строительство станции «Алексеевская» харьковского метро, начатое еще в 2004-м, расширение Днепропетровской подземки.

Вот только существующие проекты давно устарели, а доводить их до ума некому. Но главная проблема даже не в этом, а в том, чтобы закончить строительство уже заложенных объектов. Ведь, учитывая особенности подземных построек, их просто нельзя оставлять на полпути. «Консервация любого незавершенного строительства, — считает первый вице-президент Государственной корпорации «Укрметрострой тоннель» Александр Охотников, — ведет к удорожанию его общей стоимости, замораживая, по сути, вложенные в объект бюджетные средства. Что же касается подземного строительства, то эти отрицательные факторы возрастают на порядок. Ведь, кроме всего прочего, остановка в креплении подземных выработок в густой городской застройке чревата еще и возможными техногенными проблемами».

Ярким примером подтверждения слова эксперта может служить и Донецкое «призрак-метро». Строительство, начатое еще в 1992-м, так до сих пор и не превратилось в часть транспортной инфраструктуры. На данный момент первая очередь готова всего на 30%. Дальше, из-за годовалого недофинансирования, работа практически прекратилась. Это повлекло за собой частичное затопление горных выработок. Теперь весь город находится на бомбе замедленного действия.

«Если выработка долго не осваивается, грунтовая вода размывает породы, вымывает полости. И каковы эти полости сегодня, после года остановки, никто не может спрогнозировать. А чреваты они тем, что пустота может повлечь динамическую разгрузку массива, и все рухнет», – говорит заместитель начальника по экономике ООО «Донецкшахтометрострой» Виталий Сандулов.

По большому счету, та халатность, с которой сейчас украинские власти относятся к стратегическому объекту, в любой другой стране назвали бы преступной. У нас же говорят просто: нет денег… Нет их и на другие проекты, к примеру, связанные с обогащением почвы удобрениями, наличие огромного количества заброшенных хранилищ пестицидов. Под Киевом это склады бериллия, залежи ртути и дуста. В Закарпатье — до сих пор не вывезенные и не уничтоженные тысячи тонн премикса. Дают о себе знать ядохимикаты в Одесской и Харьковской областях (кстати, в последней, год назад из-за ненадлежащих условий хранения случилось масштабное возгорание).

Та же причина прошлогоднего пожара в Крымской области. Всего на территории Крыма на сегодня накопилось более 1 тыс. тонн непригодных к использованию пестицидов и ядохимикатов, представляющих угрозу для экосистемы и здоровья населения. В Ивано-Франковской области подготовлены к вывозу 282 тонны пестицидов и агрохимикатов, но фактическое их количество — почти вдвое больше.

Причина халатного отношения к ядовитым отходам – банальна. В Украине нет собственных технологий для утилизации таких веществ. Приходится уповать на соседей, изыскивая для этих целей немалые средства. А пока фонд охраны окружающей среды не может похвастаться успехами в этом направлении, в различных регионах периодически возникают всякого рода «неприятности».

Украинская Хиросима

Проблемы переработки и полной утилизации отходов и в горнорудной, металлургической, топливно-энергетической и химической отраслях промышленности – также стоят в ряду первоочередных. Ведь только в Донбассе за 200 лет промышленной добычи каменных углей накоплено громадное количество отходов: на каждого жителя этого региона приходится их около 4000 т шахто-рудных отходов. При этом приблизительно 35% отходов подвержены процессам самовозгорания.

«Город Павлоград Днепропетровской области из-за нерешенности вопроса хранения твердого ракетного топлива может стать «украинской Хиросимой»,- считают специалисты. Но и это – только часть подстерегающих нас угроз. Даже на бытовом уровне мы не застрахованы от катаклизмов.

Разваливающиеся на глазах теплосети, теплотрассы, трубы, очистные сооружения, изношенные на 70–80%, создают реальную угрозу для жизни и здоровья жителей многих регионов. По статистике, на 1 км украинских тепломагистралей ежегодно приходится 7 аварий. Согласно результатам анализа АТКУ, вероятность техногенных аварий в ЖКХ в целом – чрезвычайно велика.

В первую пятерку потенциальных «потерпевших» могут войти уже в ближайшее время Житомир, Кривой Рог, Кировоград, Каховка и Никополь. Проблемными считаются и десятки городов Луганской, Донецкой, Днепропетровской, Запорожской, Сумской областей, Крыма — как, впрочем, и многих других. «Многолетнее отсутствие реформ в теплоэнергетике и привели к такому положению», – констатирует председатель АТКУ Виталий Яковенко.

Вызывают тревогу и газовые хозяйства нашей страны — особенно находящиеся в государственной собственности. На сегодняшний день протяженность газораспределительных систем составляет около 300 тыс. километров, а количество газифицированных квартир — 11 млн. Более 60 % газовых труб в нашей стране уже давно израсходовали свой эксплуатационный срок. Эксперты не исключают, что в любой момент, в любом уголке нашего государства может случиться авария (пример – взрывы в Днепропетровске и Евпатории).

Риски масштабных взрывов из-за устаревших газовых труб особенно актуальны для больших городов, таких как Киев или Харьков, где данная инфраструктура создавалась в конце 40-х годов прошлого века. По мнению советника премьер-министра по вопросам ТЭК Сергея Пашинского, «если в ближайшее время Украина не возьмется за модернизацию газотранспортной системы — а есть граничные сроки эксплуатации, которые у нас уже подходят, а в некоторых участках, к сожалению, перешли границу, — то действительно у нас могут начаться техногенные проблемы».

С водой, кажется, они уже начались. Один из главных вопросов, которые пытаются сейчас решить водоканалы, — замена водопроводных сетей и учет утечек воды. Однако старение труб опережает сам процесс их замены. Проблемы с водонапорным оборудованием присутствуют не только в небольших городах, но даже в столице — обе станции, открытые более 50 лет назад, изношены на 70%.

Из 431 водного объекта Киева ни один не отвечает требованиям по качеству воды. Поэтому многочисленные бюветы просто закрывают, а горожане вынуждены покупать привозную воду. Чтобы обезопасить граждан, экс-министр охраны окружающей природной среды Георгий Филипчук предлагал на законодательном уровне обеспечить создание резерва артезианской воды: «Если мы не создадим на уровне государственного резерва систему обеспечения качественной питьевой водой, в частности артезианской подземной, у нас будет первая техногенная катастрофа».

Правда, кое-какой сдвиг тут намечается. По сообщению экс-министра экономики Украины Богдана Данилишина, на реализацию проектов, направленных на улучшение качества питьевой воды в Украине в 2010-2012 гг., будет выделено около $1 млрд: «есть договоренность с международными организациями, которые дают соответствующие ассигнования на пилотные проекты относительно улучшения качества питьевой воды».

Сейчас же в Украине разработаны новые государственные стандарты воды из источников централизованного питьевого водоснабжения. Однако их утверждение отсрочили на 3 года, ведь ни одна лаборатория в Украине не в состоянии выполнить функции такого контроля.

Стоки выльются обратно

Еще одна причина «головной боли» – коллекторы возраста середины прошлого века. Их оборудование и технологии уже давно не отвечают экологическим требованиям. В ужасном состоянии очистительные сооружения Чернигова. Из 1595 км наружных сетей канализации Харькова изношенными являются более 75%. В предаварийном состоянии находится действующая ветвь Симферопольского коллектора.

На грани глобальной техногенно-экологической катастрофы — даже столица. Критическое состояние правобережного канализационного коллектора может вывести из строя все поднепровские водозаборы, что может стать причиной отсутствия питьевой воды для 35 млн людей. В декабре прошлого года Кабмин выделил 33,7 млн грн на строительство второго канализационного коллектора в Киеве. Часть денег уже получена. Если в дальнейшем не возникнет проблем с финансированием, в мэрии обещают закончить строительство до 2012 года.

Но вот есть и другая «головная боль» — незаконная застройка 40-километровой Левобережной дамбы Киевской ГЭС и левобережной заводи Десны, варварское вымывание песка для нужд комбинатов железобетонных изделий – пока не возымела должного реагирования, хотя может сформировать в ближайшее время еще одну масштабную катастрофу.

Город не готов даже к минимальным паводкам, и если таковые случатся, левобережная часть столицы может быть затоплена (об этом портал «Политика и деньги» уже писал, при этом наши выводы подтвердил и в КГГА). Своих денег на реконструкцию государству не хватает, дать в долг готовы не многие.

Кстати, Чернигов — один из первых городов, которому Мировой банк предоставит кредит почти $23 млн на реконструкцию КП «Черниговводоканал». Строительство и реконструкция канализационных очистных сооружений и напорных коллекторов в Евпатории, Ялте, Симферополе, Красноперекопске, Керчи, Сакахпрофинансированы на 33,32 млн грн, при этом общий объем необходимых для выполнения указанных работ средств составляет 61 млн грн. По расчетам городского головы Симферополя Геннадия Бабенко, только на строительство канализационного коллектора глубокого заложения в крымской столице необходимо 409 млн грн. Данный проект вынесен на рассмотрение Кабмина и все еще ждет решения.

Радиацию заказывали?

Но и это – не весь перечень угроз нашему бытию. В столице насчитывается 1196 потенциально опасных объектов с высокой степенью риска, в том числе 39 химически опасных и два радиационно опасных. Народные депутаты планируют в ближайшее время рассмотреть законопроект о строительстве хранилища ядерных отходов на территории Киевской области.

Хранилище отработанного ядерного топлива планируют разместить на территории зоны отчуждения. И хотя Анатолий Семинога уверен в его безопасности («Это не траншея в земле, а современное сооружение, с радиоактивной защитой, системой безопасности и так далее», — говорит он), некоторые специалисты не исключают ЧП при транспортировке. Как никак, а аварии на транспорте – не такая уж редкость. Достаточно вспомнить случившуюся во Львовской области, когда с рельсов сошел товарный поезд с желтым фосфором. А если подобное произойдет с составом, перевозящим радиоактивные отходы?

Да и в целом, вопрос радиации у нас стоит более чем остро, исходя из прошлого печального опыта. Со времени катастрофы на Чернобыльской АЭС прошло 23 года. Но за это время ситуация кардинально не изменилась, что международную общественность, похоже, волнует больше, чем властьимущих в Украине. «Нынешний саркофаг — это сплошные дыры. Это уже не саркофаг, он не выполняет свои функции», — уверен руководитель энергетического отдела «Гринпис» России Владимир Чупров. — Через трещины и дыры в саркофаге радионуклиды могут попадать в окружающую среду».

Чтоб обезопасить всю Европу, был создан специальный международный консорциум, куда вошли и страны ЕС, чтоб обсудить принятие мер по его ремонту. Украина добивается от международных доноров начала строительства конфайнмента «Укрытие», строительства хранилища отработанного ядерного топлива, ранее неоднократно откладывавшееся, что должно превратить ЧАЭС в безопасный объект.

В состав ассамблеи доноров Чернобыльского фонда «Укрытие» входят 28 стран под управлением Европейский банк реконструкции и развития ЕБРР. 15 мая 2008 года принял решение выделить на фонд «Укрытие» 135 миллионов евро, а 15 июля того же года на заседании совета стран-доноров было принято постановление о предоставлении еще 60 миллионов евро. Наконец свой шаг сделала и Украинская сторона — 15 января 2009 года вышел закон «Об Общегосударственной программе снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС и преобразовании объекта «Укрытие» в экологически безопасную систему.

Вот только один нюанс — сроки окончания работ там не указаны. «Я думаю, что в течение 2-3- месяцев мы сделаем экспертизу (проекта по строительству хранилища). Этот проект реален, и строительство начнется», — сообщил журналистам экс-глава МЧС Украины Владимир Шандра. Но по прошествии этих месяцев «воз и ныне там». Хотя завершить строительство хранилища планируется в 2013 году.

Нет стратегии, нет денег, остается только умирать

«К сожалению, никакой целостной программы, которая была бы направлена на изменение существующего положения, в стране по-прежнему нет, — резюмирует экс-министр окружающей среды Украины Сергей Курыкин. — Нынешний уровень нагрузок на инфраструктуру настолько высок, что любая мало-мальски техногенная проблема может привести к возникновению угрозы жизни и здоровью жителей…».

Вот такие перспективы ожидают украинцев в ближайшем будущем. При этом чиновники снова делят министерские портфели, губернаторские должности. Но зачем Украинцам такая власть, если проблемы 20-тилетней давности все также не решены? А, может, все обойдется, как вы думаете?

Анастасия Дашинская, «Политика и деньги»

Читайте также: