Даже в Херсоне есть интерпол! мифы и будни

Группа Интерпола в Херсоне работает с 1995-го года. Но ни один гражданский человек, ни одна гражданская организация не может просто так прийти туда на прием и попросить об «интернациональной» услуге. Чаще всего представление у людей о работе системы складывается превратное – почерпнутое из западных фильмов о таких вот международных «суперменах». Руководитель Херсонской группы Интерпола Вячеслав Попов смеется: мы с оружием не бегаем и в засадах не сидим, мы не занимаемся оперативно-розыскной деятельностью. В некоторых странах, как, например, Португалия, сотрудники Интерпола – вообще гражданские люди и не носят оружие.

У нас Интерпол находится в системе министерства внутренних дел, но оружие Вячеслав Александрович носит очень редко, только когда, как работник милиции, заступает на дежурство. Ну а то, что заявления от граждан и юридических лиц принимаются не напрямую, а только через правоохранительные органы (райотделы милиции, прокуратуру, СБУ, суд, налоговую) – это не каприз херсонских комиссаров, а основные принципы системы Интерпола, принятые и утвержденные во всех, более чем 200 странах, где есть такая полиция. И еще: Интерпол принципиально не занимается политическими, военными преступлениями, преступлениями религиозного и расового характера.

Вячеслав Александрович говорит, что они занимаются всем, что касается транснациональной и международной преступности: розыск преступников за рубежом, проверка фирм, зарегистрированных в том числе и в оффшорных зонах, угнанного за границу или пригнанного к нам на продажу украденного автотранспорта, поиск пропавших людей. Но это – информационная и аналитическая работа. Среди основных требований к сотрудникам Интерпола – знание как минимум одного из официальных языков Интерпола: испанского, английского, французского или арабского. И ответы, и запросы оформляются на этих языках. Чаще всего в переписке пользуются английским, но приходили ответы и на испанском, французском.

После окончания Академии МВД Вячеслав Александрович некоторое время работал участковым, а потом ему предложили поработать в Херсонской группе Интерпола, тем более, что он знал два языка: в школе учил испанский, а самостоятельно – английский. В системе международной полиции он работает почти четыре года. И за все это время не было ни одного “стандартного” дня. Именно это ему в работе больше всего и нравится. Например, совсем недавно пришел запрос от коллег: в Средиземном море угнаны две яхты класса “Люкс”, каждая стоимостью свыше 1 миллиона евро, не заходили ли они в наш порт? В принципе, аналогичный запрос пошел во все портовые города. Чтобы проверить, не проходили ли по Днепру мимо Херсона эти яхты (а тем более, не пришвартовались ли они где-нибудь в плавнях), Вячеславу Александровичу пришлось обратиться и к пограничникам, и к портовикам, и к специальной речной-морской инспекции, что выполняет на воде функции, аналогичные работе ГАИ на суше. В результате оказалось, что самые дорогие яхты, наблюдавшиеся в районе Херсона в это время – не дороже 100 тыс. грн.

Что же касается поимки и выдачи преступника (экстрадиции), находящегося в международном розыске, то с февраля этого года решается вопрос выдачи жителя Германии, который скрывался от правосудия в селе Херсонской области. Более трех лет назад тот был осужден в одной из стран Евросоюза, “подался” в бега. В Украину приехал по поддельному паспорту. Сначала недолгое время прятался в Днепропетровской области и в Киеве. Познакомился с украинкой, переехали жить в херсонское село к ее родственникам, родился ребенок. Но официально брак не оформляли – беглец опасался “засветиться”. Тем не менее, в руки наших сотрудников Интерпола попала информация о том, что он может находиться на Херсонщине. Они обратились в местный отдел милиции и получили подтверждение: да, такой человек действительно там проживает… Этот случай для нашей области уникален, иностранцы обычно предпочитают затеряться в крупных мегаполисах, где много людей, где иностранным акцентом никого не удивишь.

Гораздо чаще нашей группе Интерпола приходится разыскивать за рубежом херсонских преступников, пропавших без вести, и проданных в рабство девушек. Большая часть беглецов направляется в Россию. Правда, часто сотрудники милиции получают оттуда информацию напрямую, минуя Интерпол – “старые” связи еще сохранились. Но преступники прячутся и в Испании, Италии, Португалии, Англии, Дании… В тех странах, куда чаще всего едут на заработки, где украинской и русской речью никого не удивишь. Еще немалая доля работы приходится на подтверждение или установление личности людей по запросу коллег из-за рубежа. Немало украинцев задерживается полицией и милицией в других странах за то, что совершили уже там кражи, грабежи, угон автомобилей, избиения и убийства. И если человек говорит, что приехал из Херсона, то наша группа Интерпола проверяет, действительно ли он тот, за кого себя выдает, вплоть до установления родственников.

Вячеслав Александрович говорит: то, что страна является членом Интерпола, абсолютно не значит, что она сразу выдаст преступника. Для этого еще должен быть подписан договор между этими странами об экстрадиции. И выдается человек тоже не просто так. Для этого обязательно должна быть соблюдена жесткая процедура (к слову, Интерпол “славится” строгим отношением к инструкциям – если запрос не соответствует утвержденной стандартной форме, его просто не рассматривают).

Во-первых, консульство должно предоставить решение суда своей страны с мокрыми печатями, переведенное на местный государственный язык. После этого местный суд рассматривает эти документы и решает, преступник человек или нет. И только после признания его виновным начинаются тщательные согласования: на чем, куда, как будут доставлять человека, кто его будет охранять, кто встречать. И согласование это уже идет не на херсонском уровне, а на уровне национальных бюро.

Украинское национальное центральное бюро Интерпола находится в Киеве. И вся информация сначала направляется туда, вся международная переписка всегда попадает в “Центр”.

Иногда бывает, что страна вообще игнорирует запрос украинцев – так поступают, если то, что совершил разыскиваемый человек, в той стране, куда он бежал, не является уголовным преступлением. Иногда бывает, что сотрудники Интерпола запрашивают одно, а в ответ получают что-то вроде “благодарим, что вы к нам обратились”. Особенно часто это происходит, когда проверяются фирмы. Многие развитые страны “свято” берегут коммерческую тайну и на детальный запрос отвечают: такая фирма есть, и – все.

Лучше всего работается с Чехией, Польшей и Германией – там наиболее ответственные сотрудники, да и остальные члены Евросоюза, тоже. С другими странами – сложнее. Но вот что касается Китая, то об оперативности работы его служб ходят легенды. Вячеславу Александровичу его киевские коллеги рассказывали, как однажды утром в посольство Китая доставили документы о том, что задержали человека, совершившего преступление в Китае и находящегося в международном розыске. Вечером, в этот же день (!) в наше бюро были доставлены все необходимые документы, вместе с решением их суда, оно было переведено на украинский и заверено печатями.

А главный офис международной полиции находится во Франции, в Лионе. Там же регулярно проходят международные конференции, изучается и анализируется совместная работа сотрудников различных стран, где обмениваются опытом и разрабатывают документы, усовершенствующие систему.

На фото: Среди таких парусников на Днепре Интерпол разыскивал яхты класса «люкс».

Ирина Ухварина; Максим Соловьев (фото), Херсон, Вгору

Читайте также: