Наркомафия от государства? Почему бы и нет…

Можно ли если не побороть, то хотя бы приостановить рост наркомании в Украине? При нынешней ситуации, когда наркомафия с чиновниками самого высокого ранга на «ты» — нет! Вот почему Минздрав цинично лоббирует метадоновую программу, от которой уже отказались Европа и Америка. — А началось все, — рассказал на заседании пресс-клуба известный правозащитник, председатель Ассоциации психиатров Украины Семен Глузман, — в 1999-м. Когда с подачи тогдашнего спикера Верховной Рады Александра Ткаченко был принят Закон Украины «Об обороте наркотических средств…», который, по сути, дал зеленую улицу выращиванию мака в Украине. Вроде бы мак предназначался для пищевой промышленности — пирогов и булочек. Чтобы выращивать его, нужно было получить лицензию; к моменту его созревания на полях обязаны дежурить милицейские наряды, а после сбора урожая поле в тот же день должно быть перепахано, чтобы народ не мог собирать маковую соломку. Но это в идеале. А что получилось? В Черниговской области, которой выдали 12 лицензий на выращивание мака, не осталось ни одного села, в котором бы не варили из соломки «ширку».

В райцентрах продавцов «крышует» милиция, в первую очередь ОБНОН (отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков). Резко изменилась ситуация и по Украине в целом. Если до этого 85% наркотических веществ ввозились к нам из-за рубежа и лишь 15% производились в Украине, теперь картина диаметрально противоположна.

Заместительный рай?

— По официальным данным Минздрава, — продолжил разговор Валерий КравЧенко, генерал СБУ, вице-президент общественной организации «Движение родителей против аморальности», — в Украине зарегистрировано 83 тысячи наркоманов. Реальная же цифра, с которой согласны и МВД, и СБУ — 1,5 миллиона наркозависимых людей, которые постоянно нуждаются в наркотиках. Представьте, какое это поле деятельности в коррумпированной стране. А кроме того, свидетельство полной беспомощности нашей официальной наркологической службы! Возможно, именно поэтому Мин-

здрав в лице первого замминистра здравоохранения Александра Орды и зама Валерия Ивасюка под кураторством вице-премьера Дмитрия Табачника столь рьяно лоббирует метадоновую программу (так называемая заместительная терапия), цена которой 100 млн. долл. Аргументы в ее защиту выдвигаются следующие: наркоманы, основные «СПИДоносители», будут в наркологических клиниках получать метадон в таблетках или сиропе, а значит, не будут колоться грязными шприцами и подвергаться опасности заражения СПИДом. Но метадон не дает эйфорических ощущений, как героин или опий. А значит, наркоман, даже после принятия метадона, будет «догоняться» другим наркотиком…

Из истории метадона

Разработали его в Германии, в 1919 г., как лекарство для людей, сидящих на героине. Метадон — это синтетический наркотик, который по фармакологическому и биохимическому влиянию на организм в 5 раз сильнее героина и вызывает привыкание практически с первой дозы.

В семидесятых годах ХХ столетия выяснилось, что от метадона умерло гораздо больше людей, чем от героина. По этой причине уже в восьмидесятых годах Америка и Европа перестали его закупать.

А произвели его очень много, и выпускает до сих пор фирма «Илай Лили» в трех странах мира. Украина же — весьма привлекательный и большой рынок сбыта. Фонд Джорджа Сороса «Вiдродження» готов выделить 89 млн. долларов Украине для метадоновой программы. Но эти деньги быстро закончатся, и метадон не будут поставлять в рамках пилотного проекта. И вот тогда уже государство будет вынуждено за свои (а вернее, за наши с вами деньги налогоплательщиков) закупать этот препарат.

Есть и еще одна сторона медали. Представьте, что в медцентре «лечат» метадоном. Медсестра и главврач с нищенской зарплатой имеют практически свободный доступ к этому препарату. Многие ли из них удержатся от соблазна продать дозу-другую налево?

Сегодня, когда метадоновая программа только начинает свой путь, на нашем черном рынке он уже появился по $120-150 за грамм. А что будет дальше?

Альтернатива есть

На сегодня в Украине разработан собственный препарат налаксонпролонг, не являющийся наркотиком, который на три недели купирует опиоидные рецепторы. После одной такой инъекции человек не будет употреблять наркотик в течение месяца. В совокупности с реабилитационными и психологическими программами эта методика дает хороший эффект. Но она почему-то неинтересна ни «Вiдродженню», так пекущемуся о здоровье украинской нации, ни Минздраву.

Наркомафия от государства

Семен Глузман:

— Вот уже два года мы проводим подобные пресс-конференции по Украине. Собираем информацию о наркодилерах, в том числе — и чиновниках самого высокого ранга. Например, мы отслеживали ситуацию с наркотиками в Черниговской области, в частности небольшом райцентре Прилуки (70 тысяч населения). Один куб «ширки» там стоит 20 гривен. Мы всего за несколько дней обнаружили 15 наркоточек. Часто милицейский патруль дежурит возле них и собирает дань с наркоманов и наркоточек. Всю эту информацию, с адресами, фамилиями и телефонами наркодилеров мы неоднократно передавали руководству МВД. Ее проверили, подтвердили и практически ничего не сделали, и не сделают, ведь украинская милиция, по большому счету, является придатком наркомафии. Иначе как объяснить, что нынешнее руководство МВД пытается вернуть на руководящую должность в свое министерство одного из бывших начальников управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Украины некого генерала У. Он известен даже в Европе, в частности в Польше, тем, что наладил производство и экспорт в страны ЕС веществ для производства синтетического наркотика. Он и сейчас занимается этим как гражданское лицо и легко может наладить устойчивый канал поступления средств от наркоторговли в карманы высшего руководства МВД («ВВ» от 20 июня, статья «Украинская наркомания в лицах»).

Вместо эпилога

Валерий КравЧенко:

— Реальный путь освобождения от наркозависимости — не метадоновая программа, а духовное очищение общества через веру. Я это точно знаю. Мой сын был наркоманом, пытался лечиться в клинике, по различным программам. И только когда он попал в Киевский центр «Любовь», созданный женщиной, которая 40 лет была алкоголезависимой, только когда он стал верующим человеком — он освободился от этого зла.

Виктория Ростоцкая, Ваш шанс

Читайте также: