Записки районного опера: квартирные кражи и нюансы следствия

Когда надо — свидетелей преступления и не сыщешь, а как не надо – прям косяком прут в РОВД заявители всех мастей… Тот на соседа старательно: стучит: «Прошу проверить, на какие шиши он процветает, гадина, а то в то время, как все прогрессивное человечество недоедает, и практически уж не пьёт, он жене своей, змее подколодной, кожаное пальто купил, а на свою «шестёрку» — резину новую поставил… Может, грабанул кого-то? Проверьте!» Отмахнёшься от этого — тот тебя уж достаёт, тоже — разоблачает… И кого – самого себя!.. Пишет: «Каюсь в ужасном злодеянии… В позапрошлом году по пьяни забрался через окно в чужую квартиру (улица такая, такие-то дом и квартира), забрал оттуда старый магнитофон и кошелёк с 15-тью долларами, всё тотчас пропил, а теперь – совесть замучила… Ночами не сплю, ворочаюсь, терзаюсь… Хочу наконец-то спать спокойно — арестуйте и судите меня!..» Да арестовать-то недолго, мест в камерах хватит на всех страждущих, но только на 80% уверен, судя по личному опыту, что самооговор это. От жизненных передряг да от потреблённых градусов тронулся мужик мозгами, вот и накручивает на себя придуманное или приснившееся ему преступление, чаще всего — в абсолютной убеждённости, что именно он его и сотворил…

НЮАНСЫ СЛЕДСТВИЯ

Но есть и другой вариант, много хуже… Действительно: кража — была, и украл именно он, но тогда, полтора года назад, чтобы не вешать на райотделовские показатели очередного «глухаря», уговорили мы взять эту кражонку на себя одного из ранее судимых за отбомблённые хаты домушников, снова пойманном на горячем… Ему ж без разницы, за 8 эпизодов краж пойти под суд или за 9, а нам — лишнее раскрытие в актив, вот за курево и кормёжку домушник по нашей просьбе «левую» кражу на себя и берёт… И вот теперь представьте: появляется некое чудо в перьях и гундосит: «Тогда-то именно я украл!» Блин, да ведь за твою вонючую кражу, вкупе с другими, человек уж в «зоне» срок мотает!.. Начни мы по твоей заяве полагающиеся оперативно–розыскные мероприятия проводить — сразу всплывёт, что по данному эпизоду уж есть вошедший в силу судебный приговор, следовательно – налицо судебная ошибка!.. Но если этот эпизод — сфабрикован, то, может, и другие — тоже?, Может, вообще абсолютно невиновного человека осудили?!. А где ж тогда были судья, прокурор, следователь, вкупе с господами оперуполномоченными уголовного розыска?.. Да уж не массовой ли фальсификацией уголовных дел они все занимаются и по сей день?!. Начнут ворошить старое, копать по-всякому, и неизвестно – что накопают… Так что не надобен угрозыску этот запоздалый самодонос, раньше надо было на самого себя стучать, а нынче — вредно это правосудию!..

Но припёршемуся на «явку с повинной» не скажешь: «Вали отсюда, козёл, со своим покаянием!» Вот поэтому ищешь какие-то отмазки, чтобы от него отделаться, — заговариваешь зубы, обещаешь разобраться в ситуации, досконально проверить фактаж, но при этом — «зайдёте потом, чуть позже…», «сейчас у нас очень много тяжких преступлений — немножко не до вас», «ещё подождите со своим вопросом, месячишко – другой, хорошо?..»

А слишком настырным приходится и грубить, пугать их всячески, типа: «Будешь надоедать со своими глупостями — участкового на тебя натравлю, или на обследование к психиатру направлю…» Чуть ли не в лоб бьёшь человека в ответ на его страстное желание добровольно сесть в тюрьму!.. Да что там — «чуть»… Даже и бивал я в лоб таких типчиков – многократно…

И заявы на соседей тоже — почти всегда выеденного яйца не стоит. Либо человек и не шикует вовсе, как его завистливому соседу показалось, либо хоть и шикует, но — на вполне законные, внезапно полученные доходы (скажем – наследство получил, или пошёл в альфонсы к состоятельной старушке). Но допустим наихудшее: действительно человек разбогател преступным путём, — ну и что дальше?.. Что, цельным райотделом всё бросить и кинуться выяснять, где и что он хапнул?.. Ни хрена, у нас и других дел — выше крыши, тут дай Бог от очередных, свежесотворённых преступлений как-то отбиться — отчитаться, удержав показатель раскрываемости на должном уровне, а не искать себе новых напастей, и не создавать очередные проблемы на ровном месте…

Сумел мужик где-то ухватить чуток, да так, чтобы не засветиться и не попасть в поле зрения правоохранительных органов (тогда мы просто вынуждены были бы им заняться) — ну и отлично, живи и радуйся, дядя!.. Мы ж — не против, особенно если очистил ты не какую – нибудь несчастную пенсионерочку, божий одуванчик, а «крутого» богатея, ещё лучше — наше бесстыже – вороватое государство, исхитрившись, к и д а н у л… И плевать мне на то, что вор не будет сидеть в тюрьме… Любого из наших нынешних олигархов возьми – ворюга ещё тот, иначе в наших условиях и не поднимешься … Но их же не сажают, совсем даже наоборот, они ж — столпы общества, что ты!.. А раз с ними — так, то почему с этими — иначе?.. Чем укравший тысячу хуже укравшего миллиард?.. Ничем совершенно!..

Вот ещё любопытная ситуация…

…Задержали мы домушника, покололи на две случившиеся в прошлом квартирные кражи, всё как положено — с вещдоками, свидетелями и воспроизведением на месте. Кинулись подымать уголовные дела (они были прошлогодние, уже отправленными в архив), и тут выясняется, что другая группа оперов ещё три месяца назад те кражонки уже навесила на «левых», т.е. не имеющих ни малейшего отношения к ним, хануриков. За ними несколько отбомблённых хат уж числилось, парой больше или меньше — им по барабану, а ребятам каждая кража шла в зачёт выполнения плана по раскрытию, вот в обмен на кой-какие мелкие послабления те гаврики «левые» кражи на себя и взяли…

Но как нам теперь быть?.. Отдать под суд нашего домушника — тогда неминуемо всплывёт, что ранее по этому же делу допущены фальсификации, и людей осудили за то, чего они не совершали… А если всё замять, то как поступить с воришкой – не на свободу же отпускать!.. Долго ломали головы, потом плюнули – и заперли домушника на 15 суток в изолятор временного содержания, якобы за мелкую хулиганку. Расчёт был на то, что за это время его расколют и на что-либо другое, вот за это «другое» его и будут судить!.. Но – не получилось. Не раскололся воришка на что-либо ещё, и ничего левого брать на себя не пожелал. Пришлось в итоге его таки отпустить, представляете?!. Плевались, гнули маты, но другого выхода не было, всё – по закону и здравому смыслу…

Ну а через полтора месяца того же вора мы «хлопнули» снова, к этому времени он успел совершить ещё шесть краж, и плюс к этому — вооружённый налёт на адрес… А всё потому, что не «закрыли» гадёныша вовремя… Что называется: на ровном месте и самим себе и людям создали проблему!..

ВОР — КТО ОН?..

Каков он, профессиональный вор-домушник, в личном общении?.. Для примера – один из них…

П о г о н я л о «Дуда» (от фамилии – Дударев). Детдомовский, из Воронежа…(В детдом попал после смерти родителей, вместе с сестрою, но – в разные детдомы, и вновь увидел её уже взрослой). 38 лет, на обоих веках — наколки «Не буди». Женат, имеет трёх сыновей — 10 13 и 16 лет. Отсидел в общей сложности 22 года. Всё – по одной и той же статье, — за квартирные кражи.

В последний раз отсидел 7 лет, на свободе — уже три года (для него это – очень много). По его словам – ныне занимается коммерцией, но ежу понятно: всё равно ворует!.. Первые три судимости – по малолетке. А сейчас — уже по склонности души!..… Признавался корешу (кстати – моему сексоту): «Не воровать уж не могу, это – словно болезнь!. .Как увижу где-то дверной замок – и сразу хочется его открыть. Даже и не для того, чтобы залезть на хату, а просто – открою и закрою, отведу душу…Докажу себе, что – могу!..»

Весь — в татуировках, с головы до ног, а сам из себя — щупленький, усохший, лицо истрёпанное… Глаза – хорошие, добрые, но и они – чуть порчены жизнью…

Недавно получил ещё одну судимость, условно, три года с отсрочкой на три года. И что обидней всего — не за своё!.. Короче, был на базаре, а рядом у бабы увели кошелек, и она, зыркнув по сторонам, увидела его – «весь в татуировках!», и завопила: «Он украл!» Попытался убедить её, что — не брал, но тут менты набежали, ухватили за руки…Как ранее судимому, суд автоматом влепил ему срок, хорошо ещё — условно… Теперь, если на другом попадётся, к новому приговору прибавят и эти три года…

Ещё из его откровений с моим сексотом: «По жизни я – вор, а в заключении — мужик. В молодости один умный человек мне посоветовал: не спеши жить по п о н я т и я м, это от тебя не уйдёт… Потом сам не раз убеждался: жить по п о н я т и я м в «зоне» — значит безвылазно сидеть в карцере, портить здоровье, заработать «тубик» и сгинуть раньше времени… Поэтому мужиком в «зоне» и жил. Признавал только два правила: не воровать у своих и не с т у ч а т ь..

…Среди блатных 85% — стукачи.. Бывало, куришь с кем-либо анашу, ещё и окурок потушить не успел, как тебя вызывают к «куму», а там — в лоб: «Ты только что анашой баловался!..» А ведь курили — на пару, без свидетелей… Понятно, кто тебя сдал!.. И среди б л а т н ы х, и среди мужиков стукачей — навалом…

В «зоне» сейчас плохо жить, много хуже, чем когда-то…Особенно – тем, кто руками ничего делать не умеет. А у меня с детства — тяга к разным механизмам… Сделаю что-нибудь, продам – вот на сигареты, чай и вермишель бабки и заводятся… Спасало меня то, что часы умею и делать, и ремонтировать. Кольца делал из металла, красивые… Учил других работать, помогал… человек пять на своём хвосте тащил!..

…Увижу где-то дверь с интересным замком – так и чешутся руки его открыть. Даже не для того, чтобы бомбануть хату – просто открыть сложный замок, доказать себе, что – можешь… А потом — закрыть замок обратно…

…Страшно ли на деле, что хозяин вернётся, когда я в его шматье копаюсь?.. Страшно!.. Я на хате всегда дверь подпирал, чтоб внезапно никто войти не мог, а окно — держал настежь. Чуть что – и я сигаю в окно. Если этаж верхний – с балкона на балкон спускаюсь… У меня дружок вот так драпал с хаты, и сорвался с восьмого этажа, но повезло, упал удачно… только покалечился. Парализовало его, теперь — калека в каталке… Такое и со мною всегда может случиться… Но лучше об этом и не думать!..

Я конечно подлец, раз людей обворовываю, но у работяг стараюсь не брать, беру у коммерсантов, а они себе ещё наворуют.

К себе в дом ни один вор ворованное не приносит – менты с обыском завсегда могут объявиться. Все продаю, часть денег – семье на прокорм, остальное – себе на гулёж. Как-то два видика продал, и купил себе телик, «Самсунг»…

Хожу и в окна заглядываю. У кого занавески хорошие, и мебель видна дорогая – к тем и лезу.

Хоть по п о н я т и я м — лишь мужик я, но – в авторитете, и молодежь у меня учится. Десять специальностей освоил, в том числе воровских — пять.

Хорошо бы снять фильм о том, что на самом деле происходит в «зоне». О, там такое случается!.. Бывало, лежит в койке мент и подслушивает, все думают –свой там лежит, а там мент.

Однажды заявились ко мне два быка с предъявой: ты-де обворовал нашего другана, верни украденное!.. А он сам – из коммерсантов. Я им отвечаю: раз вы — блатные, то как можете требовать от меня такое? Я – вор, и не могу возвращать свою добычу, мне же надо на что-то жить. А он себе ещё заработает. И вы не вправе от меня требовать такое…

Один крепко дал мне в морду. Я: ну и что дальше? Понимал: убивать они меня по любому не станут, но и убили бы: ну и что дальше?. Вот если я у с в о е г о краду – на хате ведь не написано, что в о р там живёт… И если случайно стырю в о р а – тогда всё верну: «забирай своё, брат!..» Но в о р барахлиться и не станет, не по его характеру. Ему лишь бы семье дать на кормёжку, да себе на прогул оставить, и всё. Так что у вора и украсть — нечего!

…Я, когда в супермаркете бываю, обязательно что-нибудь да украду, иначе – нельзя!.. Пока кассирша твой товар осматривает и стоимость подсчитывает, чуть ли не на её глазах ухватил что-то с полочки – и себе в карман… И такая радость потом на душе, что надурил её!..»

Вот такой человек, такова его мораль, такие жизненные принципы…

ИЗ СМЕШНОГО

…Бомбанули однажды хату одной завмагши. Крутая тётка, вся в «фирме», дверь в квартире – бронированная… Но и дверь не помогла – вскрыли автогеном и уволокли кучу всего… две норковые шубы, дублёнку, видео-двойку, золотые украшения, шматья разного навалом, то, сё… А в числе прочего — из стенного шкафа спёрли два импортных чемодана, стоимостью в 200 и 150 баксов.

Спрашиваю зарёванную пострадавшую: «Что в чемоданах было-то?..» Она вытирает слёзы, сморкается, пожимает плечами: «Бог его знает, не мои ведь – дочери…У нее и спрашивайте!» Дочурке – 17 лет, студентка, толстый слой косметики на прыщавой мордашке, в ушах и на пальцах — брильянты.

Спрашиваю у дочки: «Так что было в украденных чемоданах?» Она честно пытается вспомнить, но после долгой паузы лишь разводит виновато руками, мямлит: «Н-н-ну… не помню точно!.. Что-то из носильных вещей, кажется… Кофточки, штаны, что-то ещё…» Устало пытаюсь уточнить, что же всё – таки было похищено, и натыкаюсь на её изумлённо–сердитое: «Господи, да откуда мне помнить, что было в тех чемоданах?! У меня ведь столько одежды… одних брюк — тридцать штук!.. Как про всё – вспомнить?!»

Я, нищий опер с тремя брюками за душою, лишь заморгал ошарашено…

…А как-то брали мы группу домушников из трёх человек. Выбили двери, ворвались на адрес, двоих мигом уложили лицом вниз, третий же успел выскочить на балкон. Толкнулся я за ним, а он перегнулся через перила и кричит: «Не подходи, ментяра, а то спрыгну!» А это, между прочим, пятый этаж…

Я смеюсь: «Да прыгай себе на здоровье, мне то что?.. Убежать – всё равно не убежишь, или побьёшься на хрен, или свезём в больницу с переломанными ногами…» Посмотрел он на меня сумасшедшими глазами, потом вскочил на перила — и прыгнул!.. Я аж обалдел… Балдёж этот достиг космических высей, когда я, выскочив на балкон, увидел, как это мурло, волоча перебитую ногу, доползло до дороги (от дома до неё было метров десять), тормознул такси, сел в него и укатил, не обращая внимания на мои протестующие возгласы. Так его потом и не поймали

Ну и — занимательная история из жизни домушников и нашей борьбы с ними…

ФОРТОЧНИК – ВИРТУОЗ.

Некоторое время назад объявился в нашем районе какой-то ну особенно умный вор-форточник. Полгода безнаказанно хаты через окна бомбил, что ни неделя, то сообщение об очередной краже через окно с аналогичным почерком…

Причём воровал только в вечернее время: шёл вдоль облюбованного дома и высматривал, где в квартирах с неосвещёнными окнами форточка приоткрыта, или хотя бы подход к окну облегчён. Потом для проверки — заходил в подъезд и звонил в двери облюбованной квартиры, удостоверяясь в отсутствии хозяев, и лишь потом — залазил в окно.

Был он ловок и силён, обходился почти без технических приспособлений .(иногда лишь использовал палку с крюком на конце). Квартиры предпочитал трёхкомнатные, — у них окна выходят в разные стороны, и в случае тревоги легче сориентироваться, в какую сторону безопаснее выпрыгнуть в окно и убежать.

Ему везло: ни разу соседи его не видели, и описаний его внешности у нас не было, отпечатков пальцев — тоже… Мы даже не знали, что вскоре у него появилась сообщница. Чисто работал, сучяра!.. И брал за раз много, таскал с адресов добычу тяжеленными сумками, обворованные хозяева потом навзрыд долго перечисляли похищенное… Дешёвым ширпотребом не увлекался, только — самое ценное!..

Начальство стало наезжать на оперов, орало чуть ли не каждодневно: «Говнюки!.. Дармоеды!.. Столько нераскрытых краж за последнее время, а вам до лампочки… Или ловите этого пидора, или выкинем к ядреной матери из органов!.. Нам бездельники не нужны!..» Ну, выкинуть-то не выкинут, для этого нужно какое-нибудь ЧП посерьёзнее, но всё равно неприятно: каждый день то старший опер тебя песочит, то начрайугро, а то и начальник РОВД свои матюки добавляет, словно без него тут уж все соскучились… В печёнках у нас всех тот форточник уже засел!.. Бегали, толклись, топтались на своей «территории», и искали его, искали… но безрезультатно!..

Одних вечерних рейдов по кражам провели — со счёту сбились!.. Идёшь компашкой оперов вдоль домов микрорайона и смотришь, не попадётся ли навстречу какой-нибудь крепыш с тяжёлой сумкой или объёмистым пакованном под мышкой, а увидев хоть что-либо схожее — подскакивали сразу же с вопросиками: «Кто таков?.. Почему морда подозрительная?.. А что у тебя в сумке?!» Вариант для мирного обывателя, также чем-либо вызвавшего подозрения: «Простите, вы не могли бы предъявить ваши документы?.. Ой, вы так напоминаете одного нехорошего гражданина, позавчера сбежавшего из мест заключения… Кстати, нельзя ли было бы в ваш рюкзачок краешком глаза заглянуть?..»

Как ни странно, нахальный форточник-«сериал» в наши дружеские объятия попадать не спешил, и всегда ухитрялся бомбить хаты именно в те дни и часы, когда нас не было поблизости.

Волна краж — нарастала… Где-то на пятом месяце своих художеств парнишка, видимо, полностью уверовал в свою безнаказанность, и выходил на дело уж чуть ли не каждый день!..

Тут промелькнула было первая зацепочка: ребята-опера из соседнего райотдела прислали ориентировку по делу двух задержанных на сбыте краденого бомжующих нищих. Среди прочего они показали, что часть изъятых у них при обыске вещей они получили на реализацию у некоего парня из нашего района, имя которого — то ли Алексей, то ли Андрей, и фамилия тоже помнится ими смутно: то ли Резунков, то ли Рысаков… Коллеги просили проверить информацию, пробить личность парня и сообщить им.

Но подобные ориентировки мы и получаем, и сами отправляем в другие райотделы — пачками!.. Вот если б они хоть фамилию точно указали, вместе с адресом, а так… Короче, никто ничего по той информации делать не стал, и лишь позднее выяснилось: то была н и т о ч к а… Проморгали мы её, чего греха таить!..

Промелькнула ещё пара недель. Наш форточник набирал обороты и рвался если не в мировые, то как минимум в районные рекордсмены среди домушников. Начальство бушевало, оперсостав рвал, метал и зверствовал, — скольким маловредным нарикам, аликам и просто фраерам безмастным мы за это время в сердцах ребра сапогами пересчитали, сколько притонов самым жёстким образом прошерстили!..

И вот тут наконец-то сработал железный закон: все воры обычно ловятся на случайности, но случайность эту ещё нужно подготовить…

Прибежала в наш отдел ранее обворованная дамочка и сообщила: только что на базаре видела у продавца свой белый плащ!.. В иное время над такими заявами мы бы только посмеялись: её ли плащ взаправду, или вовсе не её… И что ж нам: ходить по базару и искать того самого продавца, которого наверняка уж и след простыл?.. Да и вообще… Надо беречь своё столь бесценное служебное время!..

Но именно в тот день проклятый форточник мерещился всему райотделу, а бабу ту бомбанули именно через форточку, поэтому не один, а целых два опера ломанулись с тёткой на базар, и через полчаса таки нашли и привели продавца, — мелковатого мужичонку с рыбьими глазками и испитым лицом.

Знали мы его, Борька Ладынин, заурядный «синяк», приторговывающий разным барахлишком, иногда – и краденым… Он нас тоже хорошо знал, поэтому сразу зачастил жалобно: «Ой-ой, только не бейте меня, пожалуйста! Я и сам всё скажу!..», «Ты чё, оборзел?! Кто тебя тут бить собирается?! – искренно подивились мы, мимолётом оглянувшись на жадно прислушивающейся к нашей беседе дамочке. — Говори лучше, козлина, откудова у тебя плащ этот?!»

Он телиться не стал: плащ-де отдала ему на реализацию знакомая тёлка, фамилии не знает, а зовут её Анжелой, рыженькая такая… Хрен ему в зад, где ж ты теперь эту рыжую искать будешь, да и причастна ли она?.. Может, ей этот плащ какой-нибудь незнакомец презентовал, если и найдём её — опять будет полный тупик, как уже не раз бывало… Но а вдруг – след?..

Тем более, что после одной из последних краж форточника нашёлся-таки сосед-свидетель, видевший, как в сумерках от дома отходили парень с девкой, с тяжело гружеными узлами… Напарница?!.

И ещё одна зацепочка… За неделю до этого патрульно-постовая служба тормознула возле кафе «Викинг» мужика с шалавой. Он начал возникать, крыть патрулей матом и угрожать им своими бешеными связями, поэтому парочку доставили в райотдел, для разбирательства. Что стало с тем мужиком дальше — не знаю, небось — подержали пару часиков в «обезьяннике», потом для профилактики саданули по крестцу, да и выгнали на все четыре стороны, а вот у шалавы в сумочке нашли шприц с ш и р к о й. Она успела слить «дурь» из б а я н а в сумочку, пока обоих везли в кутузку, но это эффективно, когда сливают в карман, где влага растекается по одежде и затем испаряется, так что позднее не докажешь присутствие наркоты в размерах, достаточных для возбуждения уголовного дела… Но сумочка-то была непромокаемая, чего наглая шлюшка явно не учла…

В общем, эксперт дал нужное нам заключение: «обнаружены следы нарковещества», и девке навстречу ярко засветила статья за «хранение»… Ей же в тюрьму не хотелось, вот и рассказала она нам, желая заслужить хотя бы временную амнистию, кучу всякой информации про тех и этих, которые-де – плохиши, вовсю нарушающие законы, и заслужившие решетчатого изолятора от общества куда больше её, жалкой и нечастной щепочки в бушующем океане жизни!.. Как обыкновенно и бывает в подобных случаях, 70% рассказанного было откровенной пургой.

Но некоторые фактики показались нам интересными (в благодарность деваху мы покаместь оставили на воле), особенно один из них: есть некая наркоманка (кликуха — «Рыжая», а имени её щалава не знает), которая ежедневно берёт у Васи Цыгана 25 к у б о в небодяжной «дури» (по меркам нашего жилмассива, это — «очень много», и требует действительно немалых бабок). И последнее: живёт Рыжая якобы с неким Артёмом, «а он – ворует, сто пудово!». Тогда эту информацию мы не особенно проверяли (сколько нам такой херни каждодневно запускают «низом»!..), но теперь всё как-то ладненько выстраивалось в одну цепочку…

Подсуетились мы, пробили Васю Цыгана (в данном случае — не путать с «побили», с привычными к боли блатняками побои далеко не всегда дают нужный результат), подвели к нему сексотов «Триппера» и «Осторожного». Выведали они, что действительно – есть у него такие постоянные покупатели, Рыжая и её ухажёр, некий Артём Грызунков. Живут они в этом же микрорайоне, через три квартала, — снимают квартиру у Верки Супруненко.

Так-так… Вспомнили мы тогда и про ориентировку из соседнего района, со сходными именем и фамилией, и про самого Грызункова… Не то чтобы был он у нас личностью прославленной и знаменитой, но тем не менее числился в картотеке районного угрозыска: три судимости (за «хулиганку», наркотики и кражи), в последний раз освободился из мест заключения семь месяцев назад, но на место предыдущей прописки так и не вернулся… По слухам, прописался где-то в деревне, у родичей, и с тех пор в поле нашего зрения попадал лишь однажды… Минувшей весной его взяли вместе с прочими во время очередного рейда по кафе, и доставили в РОВД. Нашли при нём лишь пустой шприц (ш и р л о успел слить, гнида!), пожурили малость, проверили — не числится ли за ним чего-нибудь свеженького, и, не найдя такового, отпустили…

Неужто — он?!. Стали искать Веру Супруненко. Опять же целое дело! Есть такая, иногда мелькает среди нашего подучётного элемента, но в районе — не прописана. По слухам, свою доставшуюся в наследство от какой-то умершей родственницы квартиру сдала квартирантам, а сама — надолго свалила из города…

Начали искать ту самую квартиру. Время поджимало: квартиранты, заподозрив неладное, могли внезапно сменить адрес… У Верки была подружка, Людка Медведева, — парикмахерша, кажись… Спрашивать её в лоб насчёт квартиры было опасно, всё равно ничего не скажет, а лишь насторожится… Послали в парикмахерскую сексота Осторожного, постригся он у Людки, и между делом спросил: «Слыхала новость?!. Хату, что Верка внаём сдавала, сгорела дотла вчера вечером!.. Кажись, в телевизоре что-то коротнуло…», «Неужто в натуре пожар был?!» — ахнула та. Осторожный развёл руками: «Сам не видел, но мне кенты сказали…»

Толкнул он эту бодягу, стало быть, и – утопал. А Людка, дождавшись конца рабочего дня, в нетерпении помчалась к подружке на хату, — проверить, взаправду ли всё сгорело подчистую… Подошла к дому, вошла в подъезд, поднялась на шестой этаж. Открыла ей рыжая девица с бледной физиономией. Не успели подружки и двумя словами обмолвиться, как следом ворвалась группа оперов со зверскими харями, вопя: «Всем стоять!.. Милиция!.. Никому не двигаться!..»

Санкции прокурора у нас, естественно, не было, и мы жутко рисковали, окажись адресок не тот, и подыми позднее хозяева хай… Но это было то!..

Сразу же в прихожей мы увидели на вешалке шубу из песца, — такую же месяц назад уволокли через форточку с квартиры врача Гальдштейна!.. И ещё кое-что, сходное с числившемся среди похищенного барахлишка, с ходу обнаружили мы в квартире… Нашли нашего форточника!..

Правда, Анжела на адресе оказалась одна. Спросили её про Артёма, но она лишь плечами пожала: «Ушёл утром, и ещё не вернулся…» Ладно… Стали проводить обыск. Часа полтора в присутствии понятых искали и описывали найденное. Все устали, и я устал. Вышел на балкон, перекурить. Стою, дымлю, размышляю… И вдруг краем уха слышу: сбоку что-то шевелится… Заглянул за стоявший на балконе шкаф, а там — съёжившийся в нычке между шкафом и стеною никто иной, как наш Артём-форточник!.. Полтора часа стоял здесь, надеясь так и остаться незамеченным. Хотел было по пылесосному шлангу с балкона спуститься, но побоялся, — уж больно этаж высокий… Так мы его и повязали!..

Домушнику со стажем гнуть понты и играть в непонятку при аресте с поличным нехарактерно. Он уже это проходил, и знает, что срок мы на него так и так навесим, если имеются веские улики против него хотя бы по одной из краж… Но при «активном сотрудничестве» с операми и следствием его как минимум не будут бить!.. В противном же случае срок себе он всё равно не скостит, зато запросто дело может кончиться отбитыми почками -селезёнками, а в СИЗО ещё и в камере насидится вместе с туберкулёзниками, СПИДбольными и всякими садистами-извращенцами…

Вот почему уже там, на хате, мы с форточником развели стрелки и обо всём быстренько договорились. Он берёт на себя все свои 17 краж (подумать только — 17 раскрытых преступлений, без всякой «химии»!..), а мы не будем клеить «соучастие» его колото-тормознутой Анжеле, проведя её по бумажкам как свидетельницу… Ну а она ему за это передачки будет носить, — сперва в РОВД, а затем и в СИЗО… Да, мы ж ещё и обязались периодически давать ему р а с к у м а р и т ь с я… Красота!..

И пошло у нас следствие полным ходом. Привезут его с утра в райотдел на автозаке, зарядит он следака всё необходимым про очередной эпизод своих преступных приключений, а потом — отведём его в оперской кабинет, да и кольнём в вену живительных к у б ы ш е к…(Все опера умеют колоть не хуже любой опытной медсестры!) Давали не много, только треть его привычной нормы. Он, закатив глазки и еле шевеля языком, гундосил приглушенно: «Дай ещё, командир!..» Но нет, милый, хорошего – понемножку… И так уж конвой начал возникать, дескать: «Мы вам три часа назад нормального привозили, а вы нам сейчас какого-то н е т а к о г о возвращаете!..» Тоже мне, эксперты самопальные… «Это он у окна сидел, вот и продуло малость!» — отвечали любезно.

Сам из себя оказался он малосимпатичным, тихоньким, замкнутым, скрытным и жадным. Что меня поразило больше всего: при таком громадном обороте краж денег у них с Анжелой при аресте изъяли долларов тридцать, не больше, всё остальное (громадные суммы, если подсчитать!) было исколото ими вчистую… Парнишка он был крепкий, застукай его хозяева — не убил бы их, конечно, — лишний срок ему ни к чему, — но морду набил бы нехило!.. Нет, хозяев он не боялся, но опасался собак, они его однажды в детстве сильно искусали… Месяц назад, к примеру, залез он в квартиру, надыбал в одной из комнат видеокассеты, сообразил, что где-то же должен быть и сам видик, сунулся было в другую комнату, а там – собачонка!.. Да как начала лаять и на него кидаться!.. Так он туда и не сунулся, выскочил тут же через окно…

А на другой хате, рассказывал, видит: — кинопроектор, рядом — ящики, полные книжек, и не какие-нибудь, а — Новый завет!.. А он хоть и вороватый был, но с детства — сильно верующий… Смутился тогда, закручинился: «Большой грех — у священника склямзить… Как бы в аду потом не оказаться!..» Он-то, понятно, только на рай подписывался… Но потом одумался он, заметив: а ведь книжонки не нашей, не православной веры!.. Какая-то протестантская церковь – то ли иеговисты, то ли адвентисты… А этих хренов обчистить — как благой поступок совершить!.. Ну и бомбанул ту хату уже без малейших укоров совести…

Рассказ сотрудника угрозыска, не пожелавшего называть свою фамилию, записал Владимир Куземко

Начало, «Записки районного опера: квартирные воры и как их ловят» в предыдущем номере

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: