«Отцов города» Харькова ждут аресты? Их губит кокаин

Закономерно: мэр «первой столицы» Михаил Добкин и его «поводырь» Геннадий Кернес («Гепа»), секретарь горсовета — уже фигуранты громкого уголовного дела. Свидетели у следствия «железобетонные» — из ближайшего окружения Михаила Марковича и Геннадия Адольфовича. Скандальные подробности этого безобразия. В середине весны в Харькове работниками МВД был задержан ряд крупных наркодилеров. Позже в интервью агентству УНИАН министр внутренних дел Юрий Луценко сообщил, что в деле задержанных наркодилеров фигурируют фамилии секретаря Харьковского горсовета Кернеса и мэра Добкина, хотя уголовные дела против них пока и не возбуждены.

«УК» первой рассказала своим читателям о нездоровой – насквозь пропитанной наркотическим «духаном» — атмосфере в Харьковской мэрии. Руководители которой, в частности – сам мэр (как и его брат Дмитрий) в компании представителей прочей харьковской «элиты» активно «балуются» наркотой. Памятна нам и пресс-конференция бывшего начальника управления уголовного розыска УМВДУ Украины в Харьковской области Николая Черемухина. На которой последний публично заявил, что Михаил Добкин – наркоман – кокаинист. И в ответ на возражения последнего предложил ему привселюдно сдать анализ крови. Ответа до сих пор не последовало (как и анализа крови). Если не считать адекватным ответом угрозы подать в суд — за клевету (так и не подал).

Наркота же – а именно кокаин – и подвела эту специфическую компашку «под монастырь».

В 2006-м году «УК» первой сообщила о факте изуверской расправы неизвестных над Олегом Медведевым, харьковским бизнесменом и депутатом Московского райсовета города. 28 июня несчастному в подъезде его дома отрезали нос и уши, атакже исполосовали тело ножами. Цель убить заказчиком (заказчиками) преступления явно не ставилась: при всем обилии ранений, ни одно из них смертельным не являлось. Зато характер ранений свидетельствовал в пользу версии криминальных «разборок», жертвой которых г-н Медведев и стал.

Вскоре выснились подробности этого ЧП. Как стало известно «УК» из своих источников, случившееся с О.Медведевым – результат кровной обиды на него, затаенной Геннадием Кернесом, секретарем харьковскогогорсовета, реальным «хозяином» города (то, что мэр М.Добкин при «Гепе» не более, чем декорация – сегодня уже ни для кого не секрет).

Незадолго до акта ритуально-показного членовредительства к г-ну Медведеву позвонил Дмитрий Добкин, брат мэра Харькова. Позвонил с просьбой: достать качественный кокаин, так как запасец зелья многократно лечимого от наркозависимости Добкина-младшего подистощился. О.Медведев просьбу приятеля уважил: кокаин им был приобретен у авторитетного наркодиллера и передан заказчику. Часть кокаина попала в распоряжение г-на Кернеса («Гепы»), который и угостил «дурью» любимую женщину. А та несчастная, испробовав порошок, едва не испустила дух…

Геннадий Адольфович, считающийся одним из крупнейших криминальных авторитетов Слобожанщины, был глубоко оскорблен. Для себя он определил, кто был виновен в женском несчастии – О.Медведев. Он мог «разбодяжить» кокаин некачественными, а потому опасными для здоровья добавками, чтобы высвободившиеся «излишки» употребить самостоятельно. Ведь не подозревать же в «крысятничестве» Добкина-младшего: пусть непутевый, но – свой!

Злость «Гепы» была такова, что в расчет он не принял даже мнение харьковского криминалитета о июльской (2006-й год) поставке в регион значительной партии кокаина: наркотик-то в регион «пришел», но его «сногсшибательством» покупатели остались крайне недовольны. Все зло, очевидно, и было вымещено на г-не Медведеве.

Поначалу пострадавший и не думал обращаться в правоохранительные органы: то ли боялся расправы (что объяснимо), то ли ему было просто не до того: несчастному требовалось срочная хирургическая помощь. Которую ему и оказали в Германии летом того же 2006-го.

Но уже зимой следующего, 2007-го года г-на Медведева в Харькове ждали неприятности. Его обвинили в организации покушения на «Гепу»-обидчика. По мнению Кернеса, именно Медведев стоял за двумя попытками покушения на секретаря харьковского горсовета методом подрыва. (Пиротехнические изделия поджидали «Гепу» возле мерии и гостиницы «Националь», но «адские машинки» были столь мизерной мощности, что по результативности могли сравниться лишь с новогодними «шутихами». Что дало повод харьковчанам злословить: «Гепа» просто цену себе набивает, сам организовывая на себя псевдопокушения). Очевидно, это мнение взяло на вооружение следствие, осуществляемое прокуратурой Харьковской области. Которая – в лице прокурора области г-на Сенчука (известного бессребреника) – возбудила в отношении О.Медведева уголовное дело.

Самого Медведева задержали лишь 7 декабря 2007-го в Харькове: «криво» и тупо, как это свойственно продажным украинским прокурорам. Знакомые сообщили Медведеву о том, что с ним хочет увидиться «Гепа»-Кернес, чтобы в ходе личной встречи снять взаимную напряженность. Медведев на встречу в районе станции метро «Харьковская» прибыл, но там его встретил не «Гепа», а сотрудники УБОПа. Которые и задержали Медведева по представлению прокуратуры. Как оказалось позже, первоначально основанием для привода (а не задержания!) Медведева была его якобы злостная неявка (в то время лечился в Германии) на допрос в прокуратуру в качестве свидетеля…

Как выяснилось в ходе следствия, в основу выдвинутых против него обвинений лягли показания его же партнера по бизнесу (и, что немаловажно – должника на солидную сумму) Бориса Зайцева. Который, навещая г-на Медведева в больнице после постигших последнего неприятностей, несколько раз заводил разговоры о том, кто мог стоять за покушением на Медведева. Он же – Б.Зайцев – и убеждал Медведева, что во всем виновен не кто иной, как «Гепа». А позже тот же Зайцев, требуя «списания» своего долга, стал шантажировать О.Медведева имеющейся у него аудиозаписью. На которой якобы зафиксированы разговоры Медведева о грядущем покушении на «Гепу». О.Медведев на шантаж не поддался, и долг Б.Зайцеву не списал.

Эта запись и попала в прокуратуру. Хотя г-н Медведев и утверждает, что записанные на диске его беседы с Б.Зайцевым далеко не полны – стерты многие фразы и предложения, что в корне меняет контекст и сам смысл вевшихся разговоров. Но фоноскопическая экспертиза записи, на которой настаивал подозреваемый Медведев, очевидно, не входила в планы харьковских прокуроров и их «хозяев». Ее удалось «пробить» защите Медведева лишь после того, как расследуемое в отношении него уголовное дело – опять же, стараниями защиты — перекочевало в Киев, в Главное следственное управление МВД…

Пикантность же истории заключается в том, что Медведев обвиняется в совершении преступления, события которого не было в принципе! Прокурорское следствие не смутил даже тот факт, что в записях разговоров Медведева с его должником Зайцевым не было никакой конкретики: не говорилось о намерениях осуществить покушение, не разрабатывались планы этого «мероприятия» и т.д.

Очевидно, понимая, что стал жертвой мстительного «Гепы», и что пощады ему не будет («засудят» и, вполне вероятно, лишат жизни уже в камере), О.Медведев и стал сотрудничать со следствием.

Досконально зная «расклады» харьковской наркомафии и систему сбыта наркотиков среди представителей харьковской властной «элиты», г-н Медведев стал для милицейского следствия поистине уникальным свидетелем: знания его обширны, а отступать – некуда. Этим,скорее всего, и объясняется применение к его особе статьи 52 «прим» Уголовно-процессуального Кодекса («защита свидетелей»). А также недавние успехи МВД в разоблачении харьковского наркокартеля. И «зачистка» самой харьковской милиции от «оборотней», в первую очередь – из ОБНОНа. Бывший глава которого, как оказалось, являлся наркоману Дмитрию Добкину еще и кумом!

А теперь вспомним о том, что за полторы недели до последних выборов милиция задержала в Харькове курьера с грузом наркотиков. Который, согласно показаний самого же курьера, вез груз чете Добкиных. Еще конкретнее – брату харьковского мэра. Хотя разговоры в «блатной» среде говорят и о причастности к «эпизоду» и самого мэра, и его секретаря.

Подробнее об этом. 15 января сотрудниками Орджоникидзевского районного отдела милиции Харькова был задержан гражданин Украины Дмитрий Воробьев. Он обвиняется в торговле наркотиками (кокаином) в ночных клубах Харькова. Дмитрий Воробьев — близкий друг сына секретаря Харьковского городского совета Кирилла Кернеса. Кернес-отец всеми возможными способами пытался вытащить наркоторговца из-за решетки, но тщетно: подследственного этапировали в Киев.

Сегодня Д.Воробьев обвиняется в наркоторговле (ст. 307 ч. 2 УК, уголовное дело № 66080039). Ему грозит от пяти до десяти лет с конфискацией имущества. Он распространял кокаин в элитных ночных клубах Харькова – «Мiсто», «Галактика» и «Party-bar Дом». Стоит отметить, что именно в этих клубах регулярно гуляет «золотая молодежь» Харькова – дети высоких чиновников.

А в конце апреля этого года были задержаны более 10 наркодилеров, в том числе и один из крупнейших торговцев наркотиками в Восточной Европе – некий Анатолий Д. У последнего при задержании было изъято более полукилограмма героина. Задержанные также препровождены в Киев и дают показания, в которых фигурируют весьма известные лица; в том числе, по словам Ю.Луценко, там «встречаются фамилии Добкина и Кернеса». По информации «УК», в этом деле фигурируют не только фамилии Добкина и «Гепы», но и председателя Харьковского облсовета Салыгина, главы Харьковской ГНАУ и экс-начальника областной милиции Денисюка. А также ряда других известных харьковских чиновников, политиков и бизнесменов.

P.S. Желающим подробнее узнать о Харькове-наркотическом рекомендуем прочесть: «Отцы» Харькова: в наркотическом угаре (свидетельства очевидцев; аудио).

Тимур Карадубов, Харьков, специально для «УК»

Читайте также: