НЕБАНКОВСКАЯ ТАЙНА «INKO» Часть 2: Не мешайте водку с «коксом»!

Не так давно «УК» припомнила дела давно минувших дней – дело разорившегося банка «ИНКО» и банкира Петра Мирошникова. Мы рассмотрели его роль в становлении “комсомольско-партийного” бизнеса и “отмывании” пресловутого “золота партии”. Однако после краха «ИНКО» ни его история, ни история Мирошникова не закончились. Они продолжились в ином перевоплощении: в виде одиозного банка «Кредитпромбанк». Продолжилась и история самого Петра Мирошникова, вдруг получил доходное место в далеком от Киева Херсоне. Подноготную этих превращений мало, кто знает. Хотя она достойна отдельного внимания.Птенцы гнезда «ИНКОвого»

Интересно, что сама история банкротства «ИНКО» до сих пор не изучена досконально. Наиболее прозаическая версия заключается в том, что деньги украли. Или просто растратили на дорогую мебель, квартиры, машины, безвозвратные кредиты друзьям и всем, кто давал хороший «откат». Наиболее популярная версия, что «ИНКО» стал жертвой выборов. Якобы Мирошников, будучи выходцем из комсомола, участвовал в тусовке под названием Фонд содействия искусств и давал деньги на выборы. Не Леониду Даниловичу, а Леониду Макаровичу. Сразу скажем – не верится в это. Мирошников никому ничего не давал. Просто операции с безналоговым спиртом и паленой водкой бывший лидер ЛКСМУ и дружок Мирошникова Анатолий Матвиенко проводил через банк «ИНКО». А навар делили по принципам марксизма-ленинизма.

Шутки шутками, но никто из вкладчиков своих денег не дождался. Хотя, когда 20 мая 1997 года состоялась регистрирация КБ «Инкомбанк-Украина», с его учредителями был достигнут негласный договор, что они уплатят клиентам «ИНКО» около 130 млн. грн. Насколько нам известно, денег вкладчикам так никто и не заплатил.

Но сам этот факт заставляет повнимательнее присмотреться к тем олигархам, которые «нарыли» первые «бабки» под крышей «ИНКО». Кого только в этом «теремке» не перебывало. Например, тот же Федор Иванович Шпиг. Они познакомились с Петей на комсомольской работе. Мирошников был заведующим сектором Республиканского штаба студенческих отрядов, Шпиг – управделами ЦК ЛКСМУ.

В 1991-ом, только возглавив «ИНКО» (в который превратился филиал «Инкомбанка» Петя позвал Федю к себе. Шпиг был ключевой фигурой центрального аппарата банка — начальником управления кредитных ресурсов. Проще говоря – лично раздавал кредиты. Сразу после трудоустройства в банк и выдачи первого крупного кредита (пардон, не помню, кто был заемщиком – какая-то «однодневка») он купил себе «шестерку». В смысле новенький ВАЗ 2106. И сделал в своей квартире по бульвару Леси Украинки 9в, кв. 82 премиленький ремонтик. Потом у Федора Ивановича появятся и другие машины, и роскошная дача, и даже свой банк «Аваль». Говорят, сложенные в кубышку деньги от «откатов» он употребил для покупки пакета акций «Аваля», что позволяет ему чувствовать себя собственником этой махины. Да и сомнений в том, что значительная часть «инковских» денег была выведена в «Аваль» в принципе нет.

Еще один питомец «ИНКО» — депутат Верховной Рады АРК III созыва, председатель правления ОАО «Объединенный коммерческий банк» Роман Борисович Нефед. Когда Федя Шпиг еще до комсомольских харчей трудился старшим инженером-конструктором объединения «Броваримебли», Рома Нефед был секретарем комитета комсомола Броварской трикотажной фабрики. После при поддержке Шпига он стал первым секретарем Броварского горкома ЛКСМУ. В банке «ИНКО» Нефед работал заместителем Шпига по кредитным ресурсам. Затем — управляющим Крымским региональным управлением «ИНКО».

Из денег, оставшихся «по кассе» после краха банка и возник «Объединенный коммерческий банк» – самый крупный «кошелек» Крыма. В нем обслуживаются все: от «башмаков» до Пенсионного фонда Украины.

Однако, мнение о том, что основными фигурами в «ИНКО» были Шпиг, Мирошников и Нефед – ложное. На самом деле самой значимой фигурой являлся Николай Петрович Рожко. По внешнему виду и комплекции он напоминает Шпига, но по хватке – бультерьера. На тот момент, когда мальчики таскали комсомольские денежки, он занимал высокую должность секретаря Херсонского обкома КПСС (!). Рожко – это отдельная тема разговора.

Херсонский «папа»

Николай Петрович Рожко родился 19 декабря 1948 года в селе Сухановое Бериславского района Херсонской области. Закончил Донецкий университет по «классу» экономики и устроился работать контролером-ревизором Министерства финансов УРСР в Херсонской области. Пожалуй, он стал самым известным банкиром-ревизором после еще одного своего коллеги по службе в советском минфине — Виктора Жердицкого. Дальнейшая карьера Рожко была стремительной. В 1980-1985 гг. он — инструктор отдела торгово-финансовых органов Херсонского обкома КПСС. Затем заместитель управляющего Херсонской областной конторы Госбанка СССР.

В интервью газете «Бизнес» он гордо сказал: «Я не первый десяток лет работаю в банке, и в свое время прошел через “кадровое сито”. Если вы помните, когда-то кадровыми проблемами в государстве занимались достаточно серьезно. Для утверждения на должность начальника областного управления Госбанка СССР мне пришлось проходить собеседование даже в ЦК КПСС. До сих пор помню: это было в 1986 году, в Москве, на Старой площади. Но должен сказать, что тогда, в те годы, профессия банкира была не очень престижной, она ассоциировалась с нарукавниками и зарплатой в 115 рублей. Поэтому люди неохотно шли в банкиры, особенно мужчины. И когда я стал руководителем областной конторы Госбанка в Херсонской области, у нас работали практически одни женщины. Сегодня статус банкира изменился. Работа в банке и престижна, и интересна…».

Статус и должности Николая Петровича (его уже никто не решался назвать Колей) росли как в сказке: в бурный 1990-й он становится одним из самых молодых в стране секретарей обкома. После провала путча первый человек Херсонского обкома низвергнутой КПСС, не работает сторожем котельной, как Адам Мартынюк, и не слоняется без работы, как Петр Симоненко, а сразу получает должность заместителя начальника Херсонского управления НБУ. Через два года с этой, в общем-то неплохой работы он переходит на должность руководителя филиала АБ “ИНКО”.

Когда банк рушится, он снова при деле. На этот раз – становится первым заместителем председателя исполкома Херсонской областной Рады народных депутатов по вопросам экономики и финансов. Старые партийцы не бросили своего молодого вожака. Но все два года исполкомовской работы Рожко проводил в непрерывных поисках чего-то более прибыльного. Связи в Москве и контакты в Донецке, где он учился, дали неплохой сплав: на дядю Колю вышел российский банкир Владимир Виноградов – тот самый хозяин «Инкомбанка» — отца «ИНКО» и предложил делать новый проект. В результате в мае 1997 года на развалинах «ИНКО» теми же действующими лицами создается новый объект — «Инкомбанк-Украина». Просуществовал он недолго: вследствие финансового кризиса имени премьера Кириенко у него была отозвана лицензия, а спустя месяц кредиторы возбудили против бедняги судебное дело о банкротстве.

Украинский «Инком…» ввиду сложившихся обстоятельств переименовался в «Кредитпромбанк» и обновил состав своих акционеров. Новые хозяева выкупили акции на сумму в $40 млн. и ввели в состав акционеров лиц, причисляемых правоохранительными органами к «греческой мафии» – малоизученной, но богатой касте, базирующейся в Восточной Украине. О греках в «Кредитпроме» мы расскажем ниже. А пока кратко вернемся к Пете Мирошникову.

Что он делал все то время, пока «херсонский папа» (как называли Рожко) работал в поте лица? Извините, за банальность – но пил. Просто сидел тихо в роскошной квартире 4 по Шелковичной, 29 и тихо пил. Эта квартира на заре независимости стоила целое состояние – $150 тыс. С учетом десятилетней инфляции – по нынешним ценам почти миллион баксов. Надо заметить, что раньше семья Петечки Мирошникова ютилась в двухкомнатной квартирке № 54 по проспекту В. Маяковского 3А. Квартира, пара машин и «водка с коксом» — вот, на что были потрачены уворованные у вкладчиков «ИНКО» деньги. Но сидеть и пить бесконечно нельзя. Культурным людям это через несколько лет надоедает. Появление в Киеве новоиспеченного банкира Рожко сильно оживило Мирошникова. Говорят, он пошел к нему устраиваться на работу. Но горячие греческие парни выставили экс-председателя правления «ИНКО» из приемной председателя правления «Инкомбанка-Украина» в считанные минуты.

По свидетельству знающих людей, Мирошников сел в свой «Опель» и уехал. А потом позвонил Рожко и сказал что-то такое, от чего лицо Николая Петровича покрылось испариной. Злые языки поговаривают, что в далекую «ИНКОвскую» юность Рожко пригласил киевских начальников на родную Херсонщину поохотится. Он всегда ездит охотиться туда. Но в тот раз, пьяная компания то ли застрелила кого-то, то ли задавила. Говорят разное. Рожко об этом забыл. А Мирошников – нет. В результате Николаю Петровичу пришлось всерьез заняться поиском работы для бывшего босса. И это параллельно с работой в банке, колорит которому придавали сначала греки, а в последнее время отвергнутая пассия Леонида Черновецкого: мадам с удивительно подходящей фамилией – Распутная. Людмила Викторовна.

Шерше ля фам и греческие деньги

ОАО «Кредитпромбанк» официально имеет следующих учредителей:

Компания «НОСТИК ФАЙНЕНШЛ ХОЛДИНГ» (Нидерланды, Амстердам, улица Лачтевен Вестемке Рандвег Скифол, 1118; АБ Инкомбанк (Москва, ул. Намьоткина, 14), Финансово-инвестиционная компания (Москва, проспект Мира, 57); Инкомстройинвест (Москва, ул. Намьоткина, 14); СП ООО концерн «Энерго» (Киев, ул.Щорса, 1); «ХОМЕРТРОН ТРЕЙДИНГ ЛИМИТЕД» (Дублин, 2 Дейм Стрит, 17 1-Й этаж). Кое-что из этих структур – московское (привет Виноградову), кое-что принадлежит лично Рожко. Остальное – грекам. Рожко лично контролирует оборот ООО торговый дом «Мелито» и ЗАО «Лизинговая компания «Укринкомлиз», которая является структурным подразделением «Кредитпромбанка». Она занимается прибыльным делом — производит промышленные мини-пивзаводы, на которых и варится ставшее популярным в последнее время пиво «Шульц». Его поставляют в киевские рестораны «Сундук», «Подкова», «Спортек», «Бульдог», «Скифия» и некоторые другие. Часть этих ресторанов также контролируется банком.

А что же греки, о которых мы обещали рассказать? В «Кредитпромбанке» их представляет Председатель Наблюдательного Совета Папуниди Константинос. А также дама по имени Татьяна Николаевна Дементьева из ООО «АМКО ГЛОБАЛ Эл Эл Си». Официальным кормчим «греческих денег» является человек по фамилии Нусенкис — бывший директор шахты «Ждановская». Это он в 1992 году зарегистрировал СП ООО «Концерн «Энерго». С 1993 года концерн «Энерго» становится одним из крупнейших трейдеров на угольных рынках Украины, России и Казахстана. С 1998 года «Энерго» и дружественное ему СП ООО «CABI» становятся стратегическими инвесторами шахты «Красноармейская — Западная №1″ — наиболее современного угольного предприятия Украины. В следующем 1999 году «Энерго» входит в состав акционеров «Кредитпромбанка», внеся те самые 40 «лимонов» и уменьшив путем эмиссии акций долю москвича Виноградова.

История концерна «Энерго» заслуживает небольшого отступления.

1992 г. При участии корпорации «Дон» и поддержке тогдашней элиты Донбасса зарегистрировано СП ООО «Концерн «Энерго». Реальным хозяином предприятия в ряде СМИ называется бывший директор шахты «Ждановская» Виктор Леонидович Нусенкис.

1993 г. Концерн «Энерго» становится одним из крупнейших трейдеров на угольных рынках Украины, России и Казахстана. По обнародованным данным, за период 1993-1999 гг. концерн поставил в Украину не менее 4,5 млн. т высококачественных коксующихся и 8 млн. т энергетических углей.

1994 г. На губернаторских выборах в Донецкой области представитель «красного директората» Владимир Логвиненко проигрывает Владимиру Щербаню и уходит на должность исполнительного директора в концерн «Энерго».

1998 г. Концерн «Энерго» и дружественное ему СП ООО «CABI» становятся стратегическими инвесторами шахты «Красноармейская — Западная №1» — наиболее современного предприятия Украины.

1999 г. Концерн «Энерго» безуспешно пытается замкнуть на себе цепочку «уголь — кокс — металл». Западно-Сибирский меткомбинат (Кузбасс, Россия) отказывается от предложения сдать в аренду на несколько лет доменную печь №2. Концерн проявляет интерес к Макеевскому меткомбинату, однако, не сумев наладить производство, уступает место АО «ДАНКО».

Конец 1999 г. Концерн «Энерго» входит в состав акционеров АКБ «Кредитпромбанк» (создан на базе КБ «Инкомбанк- Украина») и делает попытку объединить шахту «Красноармейская-Западная №1», обогатительную фабрику «Чумаковская», Ясиновский КХЗ, Комсомольское рудоуправления, «Северный ГОК» и ГГМК «Криворожсталь» в одном проекте. Попытка успехом не увенчалась, однако СМИ неоднократно отмечали, что все вышеперечисленные предприятия какое-то время находились под контролем группы.

2000 г. Концерн приступает к работе на Донецком металлургическом заводе, восстанавливая доменную печь №2. Некоторые СМИ приписывают группе владение контрольным пакетом акций, однако эта информация так до сих пор и не подтвердилась.

Август 2000 г. Совет по специальным экономическим зонам и специальному режиму инвестиционной деятельности в Донецкой области утверждает проект концерна «Энерго», согласно которому последний обязуется вложить $3,7 млн. в ООО «Агрофирма «Агротис».

Февраль 2001 г. Концерн «Энерго» через свою уполномоченную компанию «Кузбасстрансуголь» приобрел контрольный пакет акций в ЗАО «Шахта «Костромовская» (строящееся угольное предприятие, Кемеровская область, Россия). Объем инвестиций оценивался в 1 млрд. рублей, на момент покупки концерн вложил в подготовительные работы 9 млн.рублей.

Июль 2001 г. Структуры концерна путем допэмиссии получили контрольный пакет ОАО «Ясиновский КХЗ».

Апрель 2002 г. Генеральный директор концерна Владимир Логвиненко переходит на должность заместителя главы Донецкой облгосадминистрации.

Но хватит о Нусенкисе. Конкурентом концерна “Энерго” является «Энергия» с Абу Бекеровым. Необходимость договорится с «бекеровцами» и привела греков к Рожко. Дело в том, что «идеологической крышей» последнего были казахские структуры, впоследствии пришедшие на Херсонский НПЗ.

Рожко сумел решить сразу два вопроса (помимо урегулирования «бекеровского вопроса»): он договорился с казахами и пустил через «Кредитпромбанк» потоки от операций по «казахской нефти» на Херсонском НПЗ, во-вторых, трудоустроил Петра Мирошникова. Ныне Мирошников, как известно, работает Президентом НК “Альянс-Украина”, главой представительства “Казахойл-Украина”, на жизнь не жалуется и водку с «коксом» не мешает. Толку от него в вопросах лоббирования интересов нефтепереработчиков – особенного нет, но зато человек при деле. Иногда он встречается как банкир с банкиром с героем одной из наших предыдущих публикаций – Леонидом Черновецким. В 2001 году Черновецкий сменил его на посту председателя Киевского банковского союза, а позднее предложил в председатели правления «Кредитпромбанка » Людмилу Распутную, до того рулившую «Правексом».

С Божьей помощью в банке Черновецкого подросла молодая симпатичная смена: Юлечка Тур. Это очаровательное создание работало в «Правексе» без отрыва от учебы с юных лет — с 1992 года. Прошла путь от помощника председателя Совета банка, старшего помощника, директора финансового департамента, до вице-президента и старшего вице-президента банка. Когда крошке исполнилось 28 лет, а Людмиле Викторовне несколько больше, Леонид Михайлович рассудил, что пора менять кадровые декорации. Но чтобы назначить Юлю председателем правления, нужно было сплавить куда-то Распутную. Поскольку Черновецкий боится только своей супруги Алины Айвазовой и немного ее брата, то Людмилу нужно было «уйти» так, чтобы она не обиделась и не стала опасной. А что может быть лучше для бизнес-вумен, чем повышение по должности. Переговоры Черновецкого и Мирошникова с Рожко увенчались успехом для мужского треугольника: сегодня «железная леди» с неприличной фамилией работает в «Кредитпромбанке». Правда, Юлечка Тур, по-моему, уже не возглавляет правление – ей на смену пришла еще более молодая девушка. Но это совсем другая история, к которой Петр Мирошников никакого отношения не имеет.

Такова поучительная история взлета и падения и снова взлета, впрочем, уже не столь высокого, Петра Мирошникова – комсомольца и банкира, большого друга греков, казахов и чеченцев. Так происходило образование многих ныне действующих финансово-промышленных групп, которые, если посмотреть на них под несколько иным углом зрения, имеют все признаки совсем иных групп. А точнее, группировок. Организованных, но, увы, преступных. Но об этом… чуть позже.

Ринат Вайнштейн, специально для «УК»

Читайте также: