Украина: суд тронулся!

Украинский суд всегда был среди лидеров списка госорганов, которым граждане не доверяют больше всего. Между тем власть не только не пытается оживить свою почти засохшую ветвь, но и делает все, чтобы ускорить агонию судебной системы. Идет война судебная

И президентское окружение, и коалиция за последние недели наплодили десятки постановлений судов самых разных уровней и компетенций, противоречащих не только друг другу, но и здравому смыслу. Ключевые решения высших органов власти приостанавливаются в Мукачево, Донецке, Енакиево. И при этом ни истцы, ни судьи даже не обращают внимания на то, что рассмотрение конституционности высших нормативно-правовых актов — это компетенция Конституционного суда (ныне также находящегося при смерти). И хотя пока неизвестно, в чью пользу закончится политическая война между Банковой и Грушевского, главная жертва этой войны уже известна. Это украинский суд, потерявший всякое доверие и уважение граждан — 62% украинцев, по последним опросам, абсолютно не доверяют судебным органам. Все то, что гнило в течение десятилетий, переливалось тысячами необъективных решений, касающихся отдельных граждан, отдельных предприятий (жертвами захватов стали более 3 тыс. компаний, большинство — с помощью судов) — вышло в большую политику.

Норма — 120 дел в месяц

Общественное недоверие не мешает судам загружаться делами под завязку. Ежемесячно суды первой инстанции рассматривают от 500 до 600 тыс. дел. Апелляционные суды — около 20 тыс. дел в месяц. Верховный суд — около 5 тыс. дел ежемесячно, а Высший хозяйственный и недавно созданный Высший административный суды — приблизительно по 1 тыс. дел. Средняя нагрузка на одного судью в разные периоды составляла от 115 до 130 дел в месяц.

Самые загруженные суды традиционно находятся в Киеве и Севастополе, Черновицкой, Одесской, Ровенской областях и в Крыму. Правда, примерно две трети этой нагрузки составляют административные дела о нарушениях правил дорожного движения. Такая нагрузка приводит к тому, что 6-7% всех дел рассматривается больше отпущенных законодательством трех месяцев — такова официальная статистика Верховного суда.

Многие еще помнят, что в Советском Союзе апелляционных судов не было вообще, в Украине их создали в годы независимости. Впрочем, процент судебных дел, по которым апелляционные суды отменяют решения судов первой инстанции, хоть и постепенно растет, но остается небольшим — 3-6%.

Среди уголовных дел, рассматриваемых судами, традиционно 35-45% — преступления против собственности (кражи, разбои), 16-17% — дела, связанные с наркотиками, до 10% — это преступления против жизни и здоровья граждан. При этом приговор ежемесячно выносится примерно по 12 тыс. уголовных дел. Приблизительно по 2 тыс. дел судебное рассмотрение прекращается (в основном из-за отсутствия состава преступления). А вот оправдательный приговор, в лучших советских традициях, выносится судами крайне редко — в среднем не более 50 раз в месяц. Зато около 55-60% обвиняемых освобождаются прямо в зале суда (либо по амнистии, либо с условным приговором). В тюрьму по уголовным делам отправляется ежемесячно 1,5-2 тыс. человек.

Среди гражданских дел 24-28% — это споры по поводу семейных отношений, около 20% дел связаны с выполнением договоров, до 15% дел — с жилищными вопросами. Из семейных дел более всего популярны иски об уплате алиментов, причем более чем в 90% иски удовлетворяются.

Примерно такой же процент удовлетворения исков по лишению родительских прав. За последние годы резко растет количество исков против незаконных действий (или бездействия) милиции и прокуратуры. Но вот процент удовлетворения таких исков существенно ниже — приблизительно 50-55%. Также все чаще начинают подавать в суд с целью защиты чести, достоинства и деловой репутации (в основном против СМИ), примерно 55-60% таких исков судом удовлетворяются.

Среди административных дел явным лидером (более 75%) являются иски против органов власти. Правда, во время избирательных кампаний растет число исков против соответствующих избирательных комиссий. 70-75% административных исков судом удовлетворяется.

А вот процент удовлетворения хозяйственных дел еще выше — 85-90%. Лидерство в этом виде дел удерживают имущественные споры, связанные с коммерческими договорами.

Украинский суд серьезно недофинансируется. В течение 2006 г. финансирование судов постоянно переносилось на последние месяцы года. Поэтому в декабре прошлого года возник серьезный дефицит в 87,4 млн. грн. Всего в нынешнем году Государственной судебной администрации выделено 1,57 млрд. грн.

Сергей Мишутин, АиФ

КАК ВЫЛЕЧИТЬ «ПРАВОСУДИЕ»?

Мы уже привыкли удивляться решению судов. Уже привыкли, что многие районные суды ютятся в убогих каморках, а некоторые судьи имеют по 30 квартир и живут, как олигархи. Не удивительно, что рейтинг доверия у судебной власти — отрицательный.

Недавнее заседание Верховной Рады как раз и было посвящено этой теме — украинскому правосудию. Дискредитированному, коррумпированному, часто бессмысленному…Сами судьи отказались участвовать в этих слушаниях. Мол, не ко времени. «Нынешний политический кризис заострил существующие разрушительные процессы в сфере правосудия и породил новые риски. Неспособность субъектов политического противостояния решить политические проблемы должными средствами, кричащий правовой нигилизм властных и политических субъектов привели к масштабному и бесцеремонному вмешательству политики в правовую сферу, в том числе в правосудие», — сказано в заявлении судей.

Кроме того, нынешний парламент, мягко говоря, не совсем легитимный. Так что судей понять можно. Скорее всего, проблему просто заболтают. Слушания станут простой формальностью и ничего не решат. И все же с нашей судебной властью надо что-то делать. Причем, срочно. Ведь с больным правосудием долго не протянешь…

Мы спросили региональных экспертов «Дня»: почему наша судебная система в таком состоянии? Как вылечить наши суды?

Вадим ЧЕРКАС, председатель Донецкой областной общественной организации «Правовая защита»:

— Наше правосудие уже давно превратилось по своей сути в «кривосудие». В итоге на многие решения судов сегодня бросает тень коррупция, взяточничество. Особенно это проявляется в вопросах решения имущественных споров, когда органы власти и прокуратуры фактически прямо воздействуют на судью, заставляя его принять то или иное решение. Наша правоохранительная система сегодня во многом зависит от собственных корпоративных интересов органов власти и суда, которые объединили усилия и договорились не мешать друг другу. В итоге когда, к примеру, решается вопрос о том, чтобы конфисковать предприятие или жилье, чтобы разрешить какой-либо имущественный спор, вначале речь идет о том, как этот спор отразится на властных интересах, и только затем задумываются об интересах истца или ответчика. И сегодня у нас в системе правосудия фактически нет ни одного органа, который мог бы отстраниться от узкокорпоративных интересов и действительно заниматься проблемами разрешения тех или иных споров.

В данном случае, на мой взгляд, выходом может быть только активное привлечение общественности к этим проблемам. В частности, в Донецкой области по нашей инициативе была создана общественная организация, которую уже поддержали 16 организаций и политических партий. Мы занимаемся разрешением всех спорных вопросов, помогаем людям, конституционные права которых нарушены, инициируем общественный суд или общественный контроль над деятельностью того или иного судьи. Также мы предлагаем изменения в соответствующее законодательство и хотим разработать порядок привлечения к ответственности нерадивых судей. Наша организация была создана в 2002 году и уже сегодня насчитывает 500 членов. Пока что все наши решения и действия носят рекомендательный характер, но в скором времени, я надеюсь, мы выйдем на новый уровень.

Бронислав МОРОЗОВСКИЙ, юрист, г. Хмельницкий:

— Общий мой вывод неутешителен: судебная система в упадке. Так, как нужно, она не функционирует. Есть такие учреждения, которые называются судами. Но по существу они не в полной мере отвечают запросам общества. Это — одна из причин того, что я в свое время добровольно, без никакого принуждения оставил должность прокурора города Хмельницкого, а потом и адвокатскую практику.

Что же произошло? В советские времена было три системы контроля за судами: кроме партийного, имел, как говорят, место прокурорский надзор и судебный надзор. Этот контроль в определенной степени обеспечивал порядок и законность в судебной деятельности. После того под лозунгом независимости судей создали систему, которая оказалась вне любого контроля. Мол, соответствует западным образцам. Однако не учли уровень правовой культуры граждан и судей, традиции, которые, к сожалению, не соответствуют тем западным образцам. Все это совпало во времени со сменой кадров — пришли недостаточно подготовленные, во многих случаях беспринципные, непригодные к такой деятельности.

Меня лично не одолевает тоска за тем историческим периодом, когда существовали вышеупомянутые три системы контроля. Считаю, что людей наших еще тогда научили, как нарушать законы, а не как их придерживаться. Однако в этот, постсоветский период, дошло до того, что Верховный суд назначает дополнительный тур выборов. Это явный сигнал в будущее. И теперь районный суд отменяет Указ Президента. По иску гражданина, который не доказал, что этим актом нарушены его права. Я уже не говорю о происходящем с, так сказать, рядовыми гражданами, которым волей злой судьбы приходится отвечать перед Фемидой или судиться с кем-то.

И в этих условиях назначаются парламентские слушания относительно состояния правосудия в Украине. Но ведь обратите внимание прежде всего на то, что Верховная Рада, по мнению Президента, не является легитимной. И кто же, как не они, народные депутаты (как, кстати, и представители других ветвей власти), пытаются влиять на решение судей?!. Следовательно, слушание — для того, чтобы, как говорят, показать служителям Фемиды, «кто в доме хозяин»?

Не нужно быть великим провидцем, чтобы сделать прогноз: состоится очередная говорильня, которая не даст ответа на вызовы общества, не даст ожидаемых результатов. По-видимому, скажут, что таким образом стремятся привлечь внимание общественности к проблеме. А кто же не знает, что эта острая проблема есть?!

Давно уже поднимают вопрос о необходимости судебной реформы. Однако до сих пор никто даже не обмолвился относительно того, как она должна происходить. Мне почему-то не приходилось ни читать, ни хотя бы слышать о том, что развернулась дискуссия по этому вопросу. У нас сегодня едва ли не каждый город имеет свою «кузницу» юридических кадров. Так почему бы не привлечь ученых, которые готовят грядущую смену, к обсуждению направлений будущего реформирования? Чтобы определиться с инструментами контроля за судами, решить, как вести подготовку, подбирать высокопрофессиональных, порядочных служителей Фемиды. Возможно, таким шагом станут выборы судей территориальными общинами на определенный срок. Тогда они, принимая решение, будут учитывать общественный резонанс. Нужны системные подходы к решению проблемы, а не очередная говорильня. Надеюсь, что так будет только тогда, когда в парламент придут новые люди.

Андрей ЯКИМЕНКО, адвокат, г. Днепропетровск:

— За время своей адвокатской практики я пришел к убеждению, что суды у нас подвержены сильному влиянию извне. Сами судьи зачастую руководствуются духом закона, а не его буквой. Поэтому нередко по одним и тем же делам разные суды выносят прямо противоположные решения. Еще в 90-х годах я понял, что судебная система Украины нуждается в серьезном реформировании, поскольку добиться справедливости в наших судах очень трудно, иногда просто невозможно. Многие довольно простые дела я выигрывал лишь потому, что проявлял сверхнастойчивость — обжаловал решения по ним в разных инстанциях, писал жалобы, и это воспринималось чуть ли не как сутяжничество.

Мне кажется, что судебная система в Украине до сих пор остается той же, что была в советские времена. Тогда судья принимал во внимание, что его за излишнюю самостоятельность и независимость могут вызвать «на ковер», разобраться на заседании партбюро. Судьи и теперь учитывают настроения власть имущих. А поскольку в нашей стране в последние годы идет ожесточенная политическая борьба, они оказались «между двух огней» и нередко вынуждены вставать на ту или иную сторону. Одним словом, говорить о независимости судебной системы пока слишком рано. Мне кажется, что сама обстановка в нашем обществе не способствует независимости судов. Иногда даже складывается впечатление, что государственная власть не заинтересована в изменении такой ситуации.

Виталий БИВАЛЬКЕВИЧ, председатель квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Житомирской области, председатель Житомирского областного отделения Союза адвокатов Украины:

— Думаю, что в правосудии нашего государства нужно проводить реформу. То, которое работало в период становления нашего независимого государства, было по существу старым. А основа, законы о правосудии, осталась той же самой. В части кадрового вопроса, то есть назначение судей, нынешняя система не имеет крепкого базиса. На мой взгляд, к этому вопросу нужно подходить по- другому. А именно, через выборы судей народом. Эта система была в свое время отработана, она действительно носила характер правильного подбора кадров правосудия. Нужно полагаться на народ, который должен решать такие вопросы. Политические силы могут пробовать влиять на этот процесс, но если будет тайное голосование при выборах судей, то политики не смогут воздействовать на ум тех, кто будет голосовать.

Но если бы нормы закона о судопроизводстве, например, не совпадали в основных чертах с реальной практикой, то у нас вообще никакого правосудия как такового не было бы. Однако, как и в каждой сфере, здесь есть недостатки, поэтому в полной мере совпадения законов и жизни нет. По этой причине я считаю, что должна пройти коррекция правосудия. Относительно рейдерства требуется целенаправленное вмешательство, чтобы прекратить тот хаос, который сейчас существует в правосудии. Считаю, что следует принять специальный отдельный закон, который бы сделал невозможным такое явление. У нас, например, Житомир тоже задели эти вопросы — относительно некоторых судей есть данные, что они помогали рейдерам.

В части коррумпированности судей, то я на этом никого не поймал, и в своей личной практике подобного не встречал. Работаю в этой системе уже 32 года, и у меня всегда были чисто официальные отношения с судьями. Я не позволял панибратства с ними, каких-либо выгодных соглашений, потому что воспитан в системе этики людей такого возраста, как сам.

Считаю, что суд должен быть, каким бы он ни был, потому что без судебной системы мы не сможем ориентироваться в правовом смысле, правовом поле как государства, так и физических лиц. Поэтому уверен, что без судебной системы, без судов обойтись нельзя. А кроме судов, есть другие сферы деятельности нашего государства, которые мы критикуем, потому что они также могут плохо выполнять свои функции, но ведь они работают. Требуется больше контроля над судебной властью. Есть Высший совет юстиции, но в нем конкретно занимаются вопросами, только когда к ним обращаются с жалобами, заявлениями на тех или других судей. Но в целом отсутствует контроль, который был в свое время — со стороны прокуратуры, например. Сейчас он есть, но не в такой степени, как раньше. Я не могу дать рецепта, какой орган должен контролировать суды, — в первую очередь, наверно, это должна быть какая-то надзорная комиссия. Раньше за их деятельностью присматривал также суд высшей инстанции — областной, Верховный.

Что касается отношений судов и адвокатуры. Сейчас суды на нее обращают внимание только тогда, когда им нужны адвокаты, которые бы работали фактически бесплатно. Государство предлагает адвокатам, назначающимся судом, 17 гривен в день да еще и пропорционально отработанным часам. За такую оплату работать невозможно, и адвокаты отказываются от этого. В Апелляционном суде Житомирской области вновь должно слушаться резонансное дело об убийствах, которое ранее в нем рассматривали уже почти 2 года, но приговор по этому делу отменил Верховный Суд Украины. И сейчас никто из адвокатов не соглашается на назначение защитниками подсудимых.

Парламентские слушания о состояния правосудия, которые должны состояться, считаю прогрессом. Возможно, когда-нибудь у законодателей дойдут руки до рассмотрения около 10 законов относительно судоустройства и судопроизводства, внесенных в парламент, которые направлены на усовершенствование правовой системы государства. Но сейчас у депутатов явно преобладают другие проблемы.

Дмитрий ВИТКАЛОВ, сотрудник юридической службы ООО «Луганское энергетическое объединение»:

— Считаю, что правосудие в нашей стране на современном этапе находится в зародышевом состоянии. Вся история советской правовой системы зиждилась на «телефонном праве» сильных мира сего, коммунистической идеологии и подходах, провозглашенных небезызвестным Вышинским. По моему мнению, все это нужно называть псевдоправосудием, хотя Украина имеет успешный опыт существования независимой судебной власти, начиная еще со времен Киевской Руси и заканчивая периодом, когда значительная часть нынешней территории страны находилась под управлением Польши. Поэтому сегодня нужно говорить о возрождении былых традиций и изменении самого механизма назначения судей. Бесспорно, каждый гражданин знает о том, что в украинских судах абсолютное большинство решений выносится из учета размера кошелька людей, которые представляют заинтересованные стороны процесса. Такая «состязательность» далека от содержания действующих законов и нормативных документов, поэтому нашим судьям во сколько бы раз ни увеличивали заработную плату, коррупционные настроения среди них таким методом не искоренить. Простой украинец понимает: даже при ежемесячных 5 тысячах гривен никакой зарплаты «честному» служителю Фемиды не хватит на строительство загородного дома в три этажа, автомобиль стоимостью в сто тысяч гривен и частые поездки к Адриатическому морю. Конечно, общество тоже виновато в том, что мы развратили судейский корпус, но ложь сегодня — сплошь и рядом, а второй раз жизни не бывает. Прокурорские работники должны контролировать исполнение законов на всех уровнях, но беспредел начинается именно на этом уровне. Посмотрите, на каких дорогих иномарках подъезжают они утром к месту службы! Профессия судьи ныне превратилась в касту «неприкасаемых должностей», и этот стереотип начинает действовать у человека, когда он только еще переступает порог высшего учебного заведения. Из личного опыта могу сколько угодно привести примеров негативных настроений, когда студент юрфака уже на первом курсе открыто и с радостью говорит своим товарищам о том, что родители, тоже сотрудники правоохранительной системы, уже подготовили ему «тепленькое местечко» на госслужбе. Мозг такого «борца за справедливость» всю жизнь будет думать и соответственно действовать исключительно в одном направлении: как бы побольше урвать, неважно у кого — будет ли это состоятельный клиент, либо это пренебрежение интересами государства, которые по закону ты должен отстаивать.

А бесконечные случаи рейдерских атак, когда суды различных инстанций, порою расположенные за сотни тысяч километров от места нахождения лакомого для нечистоплотных бизнесменов предприятия, выносят абсолютно разные по сути решения при существовании единого по содержанию законодательства? Это ли не очевидный приговор насквозь прогнившей системе отечественного правосудия?! Адвокаты тоже находятся в сговоре и с работниками прокуратуры, и с судьями: нужное решение суда при наличии денег можно купить, исходя из существующих такс. Да, лазейки в законах, к сожалению, еще существуют, поэтому при желании можно найти завуалированную форму мнимой справедливости даже при очевидном нарушении закона. Доверие граждан к системе правосудия сейчас находится на очень низком уровне, поэтому и надежды на справедливое решение в спорном вопросе ты не найдешь. Получается замкнутый круг. Как из него выйти, с чего начать — вот те два вопроса, которые необходимо решить нынешней политической элите в самое ближайшее время. Сегодня нужно, прежде всего, с их стороны понимание — на коррупционных решениях далеко не уедешь, такие отношения надо срочно менять, и чем быстрее это произойдет, тем будет легче обществу в целом. Я считаю, что первым шагом на данном пути станет введение выборности судей и тотальная ротация нынешнего прокурорского корпуса. Аттестация сотрудников на манер прошедшей в 2005 году в системе МВД вряд ли поможет, нужно разработать такие критерии, которые обязательно укажут на чистоплотность каждого работника судебной системы власти. Причем для проведения таких мер нужно создать независимую комиссию на государственном уровне, ведь образованные по указу Кучмы судебные администрации превратились в организацию новых рабочих мест для когорты тех же «кастовых», чья репутация пострадала на предыдущем месте работы.

Вадим Рыжков, Анна Хрипункова, Валерий Костюкевич, Михаил Василевский, «День»

Читайте также: