«Продам почку. Дорого. Абсолютно здоров. Анализы на руках». Испытано на себе

«Продам почку, печень, роговицу глаза» — такими объявлениями пестрит Интернет. Что толкает людей на этот шаг, несмотря на то что законодательство запрещает продажу и дарение органов. Корреспондент попробовала себя в качестве покупателя и продавца, чтобы узнать мотивы этих людей. «Продам почку. Дорого. Абсолютно здоров. Анализы на руках» — написал в Интернете 19-летний юноша. Я ответила на указанный в сообщении электронный адрес: куплю, срочно.

Международная сеть «черных» трансплантологов в Киеве?

В июле этого года СБУ и правоохранительные органы Израиля договорились о предоставлении помощи по делу незаконной трансплантации органов человека. Израильская полиция разоблачила международную сеть по подозрению в незаконной трансплантации донорских органов в частной киевской клинике. СБУ согласилась при необходимости оказать помощь израильтянам в случае причастности граждан Украины к расследованию. Однако такая причастность выявлена не была.

Юноша дал номер мобильного и назвался Юрой. Вот так быстро, сухо, в двух словах мы решали такие неоднозначные по оценке вещи.

Встречаемся в парке Шевченко у памятника Кобзарю. Фотограф из засады делает фото нашего продавца.

Возле памятника наматывает круги молоденький юноша и кого-то выглядывает. «Это он», — думаю я. Подхожу, спрашиваю: «Вы — Юрий?» — «Да, а вы — Вика?» — догадывается мой собеседник.

— Я слышал, что на саму операцию и реабилитационный период уходит всего лишь две недели и без одной почки люди вполне нормально живут, — сходу говорит он. — Это ведь так, правда? — Юрий ищет у меня подтверждения своим словам. И, не дожидаясь ответа, продолжает: я все очень хорошо продумал, до мелочей. Уверен, моя почка подойдет. Я абсолютно здоров: не пью, не курю. Занимался спортом, вел здоровый образ жизни, планировал сделать карьеру футболиста.

Орган за орган

То, что молодой человек решил продать свою почку, меня не удивило. В молодости мы думаем, что организм крепкий и все выдержит. Кто из нас не сдавал кровь, чтобы подзаработать деньжат на развлечения? Учитывая сумму, вполне можно было предположить, что юноше захотелось не просто заработать на выпивку, девушек и прочие потребности молодого растущего организма, а реально шикануть. «Может, машину себе хочет купить?» — сделала предположение я.

Но Юру, по его словам, на отчаянный шаг толкнула беда.

Продавала сына на органы

Месяц назад в Украине было впервые открыто уголовное дело по факту торговли человеческими органами. Стражи порядка задержали 36-летнюю женщину по подозрению в попытке продать почку своего четырехлетнего сына. Женщина объяснила, что она очень нуждалась в деньгах и потому пыталась продать почку сына за $50 тыс, но согласилась на $45 тыс. Но в момент получения денег, когда она продавала своего ребенка, была задержана работниками милиции.

— У меня есть двоюродный брат. Год назад он попал в страшную аварию. Его невеста погибла. Он выжил, но ему пришлось поставить донорское сердце. Это был единственный шанс на спасение. Моя семья тогда сделала невозможное, насобирала денег на эту дорогущую операцию. Жизнь стала налаживаться, он понемногу приходил в себя. А потом сердце начало отказывать. Сейчас его может спасти только донор. В Украине такие операции делают раз в пятилетку. А у брата нет времени, он просто не дождется очереди. Но мы нашли клинику в Германии, и там ему готовы помочь. Нужно 200 тыс евро. Продали одну квартиру, помог деньгами мой небедный отец, который в разводе с матерью. Но денег все равно не хватает, а время уходит. Вот я и решил продать почку.

— Ко мне обращалась масса людей, но я чувствовал фальшь, видел, что это перекупщики. Поверьте, я не хочу, чтобы кто-то делал бизнес на моих органах. Я готов помочь реальной маленькой девочке и буду чувствовать, что помог выжить двум людям.

Решение продать почку пришло ко мне не сразу: я долго думал, как заработать недостающие $40 тыс. Но ничего другого не придумал. Мне всего лишь 19 лет. Как я могу по-другому в сжатые сроки заработать такую уйму денег? Мои родители ни сном, ни духом не знают о моей задумке. Надеюсь, что и не узнают, — делится Юра.

Моя почка для турчанки

Пообщавшись с Юрой, я и себе решила: а не продать ли мне почку?

Разместила объявление в Интернете, там же, где нашла сообщение Юры, и практически такого же содержания. К концу недели на мой запрос ответил мужчина из Днепропетровска. Его привлекла заниженная мною цена: в $20 тыс. Но приехал он не исключительно ради меня.

Дело детей

В 2001 г. львовских врачей обвиняли в продаже органов младенцев, а также в торговле почками, которые изымались из тел погибших в авариях детей и продавались за рубеж, в основном в Израиль и Турцию. Позже прокуратура закрыла дело, заявив, что обвинения, не были доказаны. Цена каждой почки была $19 тыс. По последнему факту прокуратура открыла уголовные дела, которые расследуют до сих пор.

По телефону сказал: «Мне как раз дела в столице надо порешать». Встретились прямо на вокзале. Скажу сразу: на сей раз фотографа брать не стала. Это вам не юный мальчик, продающий почку, а матерый покупатель. Я просто испугалась, что потом он меня из-под земли достанет. Разговор у нас с ним вышел не такой откровенный, как с Юрой. Все мои попытки разузнать о бизнесе поподробнее пресекались на корню. Единственное, что я узнала, так это то, что моя почка понадобилась в Турцию жене одного бизнесмена средней руки. Что больше $20 тыс мне никто платить не собирается. Ну, и плюс расходы на мою реабилитацию клиент возьмет на себя. По словам покупателя-посредника, который представился Николаем, у меня будет двухнедельный отпуск в курортном городе.

— В Турции есть клиника, где у нас все схвачено. От тебя нужно три анализа: на ВИЧ, гепатит и сифилис. Но главное, чтобы почка подошла клиенту. Пробы на совместимость тоже сделаем тут, анализы клиентки у меня на руках, потом сверим.

На вопрос, как много у него клиентов, Николай грозно отрезал: «Какое вам дело? Вам нужны деньги? Нужны! А все остальное — не вашего ума дело!»

А вот на вопрос, зачем он этим занимается, Николай неожиданно ответ дал:

— Бабки нужны, вот и зарабатываю, как могу.

И опять так косо посмотрел, что я резко перешла к деталям самой операции.

— Когда мне дадут деньги? — робко поинтересовалась я.

— Да ты, малыш, не переживай так, я хоть на вид и грозный, но людей на бабки не развожу. Сразу после реабилитации получишь свои денежки. Столько, сколько обещал, — неожиданно подобрел Николай.

— А шрам большой будет? — не унималась я.

— О женщины, вы все о красоте думаете. Да не будет он большой, сам не раз видел. У меня доктора что надо, не коновалы какие-то. Они тебе сразу пластику сделают, шрам только под микроскопом рассмотреть можно будет.

В общем, под конец я засомневалась и сказала, что подумаю и перезвоню еще. На это мое заявление Николай отреагировал жестко.

— Раньше думать надо было, я, что, сюда даром ехал что ли?

В общем, мы с горем пополам расстались. И единственное, что меня радует, так это то, что звонила я ему по мобильному со старой сим-картой мужа, которую от греха подальше сразу же и выбросила.

Но уже расставшись с покупателем, я вдруг поймала себя на мысли, что если бы, не дай Бог, кто-то из моих родственников нуждался бы в дорогостоящей медицинской помощи, я бы тоже рассмотрела вариант продажи почки.

Мертвые помогут живым

Проведя свои эксперименты, я снова полезла в Интернет. И заметила там наряду с такими, как у Юры, объявлениями еще более кричащие: «Продам печень, пусть хоть дети поживут», «Продам почку, чтобы не умереть с голоду». Желающих продать себя буквально по частям, оказывается, пруд пруди! Люди, доведенные до отчаяния (кто — тяжелой болезнью ребенка, кто — безработицей, кто — долгами), торгуют единственным, что осталось, — почками, печенью, костным мозгом. Мне стало страшно за свою страну. Людей не останавливает даже то, что во всем мире продажа человеческих органов карается законом, более того, запрещено и бескорыстное пожертвование. Поделиться с больным собой может лишь близкий родственник или… жертва несчастного случая, находясь в клинической смерти.

Удивительно, но покупателей, которым реально нужны для родственников органы, меньше, чем продавцов. И это при том, что нуждающиеся в пересадке ждут спасительный донорский орган годами. Неужели смертельно больные настолько законопослушны, что не хотят здоровья «с черного хода»? Наверное, большинство из них так же бедны, как и эти добровольные доноры. Зато перекупщикам — людям, поставляющим доноров небедным родственникам больных, счета нет. И это при том, что организовать «черный» бизнес дело нелегкое, требующее средств — и на оборудование подпольных клиник, и на оплату специалистов-трансплантологов и труда нечистых на руку ментов, которые выдают липовые справки о родстве. Но самое главное то, что не любой орган подойдет. Надо найти таких доноров, которые по медицинским показателям совпадут с тем, кому нужна помощь. И все равно бизнес процветает. Время от времени страну лихорадит от зловещих публикаций. Но пока есть спрос, будут и предложения — таков закон любого рынка. Так есть ли выход из этой ситуации? На этот вопрос попыталась дать ответ Ассоциация хирургов. По их мнению, избавить страну от «черной» трансплантологии могут только правильные законы.

— Вся беда в несовершенстве украинского законодательства. Оно запрещает врачам брать у мертвого «донорские органы» без согласия его родственников. Из-за этого медики не имеют возможности получать органы, пригодные для трансплантации, и потому, с одной стороны, мы имеем очень малое количество легальных операций по пересадке органов, — говорят в Ассоциации хирургов и приводят статистику: ежегодная потребность в трансплантации органов в Украине такая: почки — 2500, сердца — 2000, печени — 1500. И при этом за последние 30 лет в стране сделали только 4 пересадки сердца, 58 пересадок печени и чуть меньше 2000 операций по пересадке почки. А «черная» трансплантология процветает. Так как родственники не хотят видеть, как умирают их родные, и сидеть сложа руки. Они ищут выход — и находят его вне закона.

Виктория Хаджирадева, газета «Новая»

Читайте также: