Саморасстрел милиционеров

Только с 6 по 8 декабря происходило по одному самоубийству сотрудника милиции. Все погибшие были молодыми мужчинами. Внешне их жизнь выглядела достаточно благополучно. Их отмечали по работе, от них не уходили жены. У всех остались дети. Причины, толкнувшие милиционеров на самоубийство, до сих пор остаются невыясненными… Милиционеры не плачут

6 декабря заместитель начальника 54 отдела милиции по оперработе Красносельского РУВД 30-летний Вячеслав Александров выстрелил в себя из табельного оружия прямо в служебном кабинете.

7 декабря застрелился сотрудник того же Красносельского РУВД — старший лейтенант, 36-летний Юрий Шутов. Он покончил с жизнью у себя дома.

8 декабря в лесном массиве Волхова застрелился из собственного карабина сотрудник Волховского ОВД.

Как говорят коллеги погибших милиционеров из Красносельского РУВД, причину их самоубийств нужно искать в материальной сфере. Мол, хроническое безденежье подтолкнуло Александрова и Шутова к тому, чтобы свести с жизнью все счеты.

— Это вообще очень опасный для мужчин возраст — от 35 до 40 лет, — говорит Николай Маяков, доктор психологических наук, сотрудник психологической службы силовых структур России. — К этому сроку человек уже должен чувствовать себя состоявшимся — и в семье, и в профессии. Если этого не происходит, начинаются проблемы с самоидентификацией. А милицейская среда — специфична, здесь не любят слабаков. Милиционер не может плакать. И в какой-то момент он перестает ощущать себя живым человеком. Он видит себя лишь исполнителем некой функции по наведению общественного порядка или поимки преступника. Неудивительно, что некоторые ломаются.

Профессор отмечает, что все три самоубийства произошли вскоре после 2 декабря — дня выборов. И в сам этот день, и перед ним все подразделения милиции стояли на ушах, обеспечивая безопасность во время предвыборной кампании, на маршах несогласных, а потом и на избирательных участках. Люди постоянно находились на сверхурочных дежурствах, участвовали «в усилениях». Хроническая усталость могла наложиться на общий неблагоприятный психологический фон, и в результате произошел срыв — прозвучали выстрелы.

Западный опыт

На Западе очень серьезно относятся к психическому здоровью полисменов. Каждый из них имеет своего психолога, к которому может обратиться в любой момент. Существует даже специальная практика «дебрифинга». Она означает кризисное вмешательство для того, чтобы ослабить и предупредить стрессовую реакцию у полисмена. Психолог неотступно следует за полицейским, если тот переживает какой-то кризис. Например, в известном фильме «Основной инстинкт» героя Майкла Дугласа так пыталась лечить женщина-психолог (другое дело, что она сама оказалась убийцей, но таковы законы детективного жанра).

В России подобной практики нет. Хотя с формальной точки зрения и у нас за самоубийство милиционера ответственность несет либо заместитель по воспитательной работе, либо милицейский психолог.

— А по большому счету — никто! — говорит Валерий Поспелов, начальник факультета подготовки практических психологов для ОВД Университета МВД Петербурга. — Психологи работают лишь в районных управлениях (в территориальных подразделениях не выделено даже штатной единицы). Они просто физически не могут вникнуть в проблемы 80–90 человек. Дай бог по тестам разобраться, что есть какие-то личностные проблемы. Но, к счастью, существует еще серьезный кадровый отбор. Поэтому уровень самоубийств среди милиционеров все же в два раза ниже, чем у гражданского населения.

200 самоубийц в год

Как рассказали в психологической службе МВД России, каждый год кончают с собой около 200 милиционеров. Столько же, кстати, гибнет от рук преступников. Как утверждают эксперты, количество самоубийств в правоохранительной среде в последние пять лет остается стабильным.

Милиционеры не кидаются под поезд, не вешаются и не пьют таблетки. В основном они стреляются из табельного оружия. Больше всего самоубийц — среди сотрудников милиции общественной безопасности, в которую входит патрульно-постовая служба и служба участковых инспекторов. Чаще всего накладывают на себя руки милиционеры в возрасте 30–40 лет. Главная причина добровольного ухода на тот свет — потеря смысла жизни.

Ирина Молчанова , «Московский комсомолец»

Чаще других убивают себя:

— актеры

— художники

— сиделки

— медики

— домохозяйки

— повара, официанты

Реже других убивают себя:

— архитекторы

— инженеры

— ученые

— журналисты

— милиционеры

Читайте также: