«Наполсукамилиция!». У «подозреваемого» в грабеже «Приватбанка» менты украли даже корм для попугаев

Украинская милиция давно утратила своё прямое предназначение, и служит кормушкой для всякого отребья, боящегося в открытую совершать преступления, и использующего для этих целей милицейский мундир. В семье не без урода — гласит народная пословица, но если за определение «семья» взять всю милицию, то уж слишком много в ней этих самых уродов.

На примере 21-летнего Антона Кучеренко «УК» уже рассказала (в публикации от 13 августа 2008 года), как днепродзержинская милиция «раскрывает преступления». Внутренняя служба безопасности УМВД в Днепропетровской области не замедлила прибыть к бабушке избитого парня и, воспользовавшись юридической безграмотностью этой семьи, «успокоила» последних тем, что «разберётся» и «всех накажет».

76-летняя бабушка, успокоившись, что её внука не посадят на 8 лет, как грозил участковый Пинчук, не стала требовать, чтобы «оборотни» в погонах, называющие себя «стражами правопорядка», понесли наказание.

Сегодня Антона уже нет на этом свете, а участковый Пинчук со товарищи живут и радуются жизни, продолжая и дальше подрывать у наших граждан доверие к милиции. И разжигать своими поступками ненависть ко всем, кто связал свою жизнь с этой профессией. Кстати, несколько лет назад бейсбольными битами в Днепродзержинске был насмерть забит молодой сотрудник Заводского РОВД — только за то, что он был милиционером.

И погиб он «благодаря» вот таким пинчукам, потому что народ у нас — не слепой, и прекрасно видит, что подобные пинчуки не гнушаются ничем для достижения корыстных интересов. А сама украинская милиция давно утратила своё прямое предназначение и служит кормушкой для всякого отребья, боящегося в открытую совершать преступления, и использующего для этих целей милицейский мундир. В семье не без урода — гласит народная пословица, но если за определениеие «семья» взять всю милицию, то уж слишком много в ней этих самых уродов. А «родители» в этой «семье» оказались уж слишком «любящими» своих уродливых детей…

Дети же из такой «семьи», осознав, что наказание за содеянные преступления так и не наступает, взяв на вооружение лозунг «На пол, суки, милиция!», усовершенствовали тактику совершения своих преступлений. Так милицейская банда с опорного пункта по ул.Бойко, 13, размещённого на территории Заводского района Днепродзержинска, вступив в сговор с такими же моральными уродами из Днепровского района города, заручившись поддержкой ещё двух подобных «семей» — Днепровской прокуратуры и Днепровского суда, прикрываясь экономическим кризисом, теперь «наводят порядок» и на своей территории и в своих карманах…

1 февраля нынешнего года в Заводском районе участковый капитан милиции Андрей Пинчук пригласил в опорный пункт Евгения Кальченко 1985 года рождения. Такое приглашение было мотивировано тем, что Пинчуку необходимо выяснить подробности драки, произошедшей месяц назад, якобы с участием друга и соседа Евгения Кальченко — его тёзки Евгения Зелененко, 1988 года рождения.

Из заявления в редакцию:

«…Я рассказал Пинчуку всё, что мне было известно по данному поводу, а именно. Мне позвонили на мобильный телефон и сказали, что возле магазина АТБ (от ред.: магазин находится рядом с домом Зелененко и Кальченко) бьют моего товарища Зелененко Е.О. Я побежал к магазину и увидел, что возле моего друга стоят незнакомые мне пьяными мужчины. Драки никакой не было, они просто стояли и ругались. Я отвёл Женю в сторону и сказал, что нечего объясняться с пьяными, и попросил его идти домой. В этот момент ко мне подбежал один из пьяных и брызнул газовым баллончиком в лицо и тут же собрался бежать. Но, будучи сильно пьяным, поскользнулся и упал. Я забрал у него баллончик и посоветовал ему идти домой спать и больше никогда не применять данное техническое средство против людей, тем более будучи пьяным.

Участковый Пинчук показал мне якобы заявление от того мужчины, у которого я забрал газовый баллончик, и ухмыльнулся. Затем он спросил у меня, с кем я живу. В квартире, где я проживаю, прописаны сестра и мама. В настоящее время сестра проживает с мужем, а мама уехала на заработки. Но я не стал об этом говорить Пинчуку, и он решил, что я живу один. После этого Пинчук переглянулся со своим коллегой, работником этого опорного пункта милиции Пшеничным Максимом и предложил мне пройтись с ними в мою квартиру, чтобы осмотреть её на предмет наличия наркотиков. Я ответил ему, что в этом нет необходимости, т.к. наркотиков у меня дома не может быть по той причине, что я занимаюсь спортом и не пью даже пиво. Пинчук дал мне понять, что и у спортсменов, если захотеть, можно найти всё.

Далее Пинчук провёл меня в соседний кабинет и сказал, что в его «Опеле» большой пустой бак, а в связи с кризисом зарплату им не платят, и написал на бумаге «600». Мне не хотелось связываться с ними, т.к. я знаю по рассказам моих друзей и знакомых, как Пинчук со своими помощниками приковывает их наручниками к батарее и избивает, заставляя что-то подписать или дать им деньги. Я дал Пинчуку 200 гривен, т.к. больше у меня не было, и тот отпустил меня.

18.02.09г. примерно в 22 час. 20 мин. я со своим другом Женей Зелененко зашёл в магазин «Фуршет» купить покушать. Когда вышел из магазина, увидел «Опель» Пинчука и сидящих в нём самого Пинчука с его помощниками Пшеничным и Кузьменко, и ещё двоих с Днепровского РОВД. Я поздоровался с Пинчуком и пошёл с Женей домой. Когда мы зашли за магазин и оказались на неосвещённой улице, из темноты выскочили двое с натянутыми на голову капюшонами, как потом оказалось — Пшеничный и один с Днепровского РО (фамилию не знаю), и с криками: «На пол суки, милиция» начали нас избивать.

При этом Пшеничный, избивавший Зелененко резиновой дубинкой, кричал своему напарнику: «Деньги у Кальченко, держи его». Его напарник пытался забрать у меня телефон. Мы с Жекой смогли вырваться и убежать на людную и освещённую часть улицы. Буквально через несколько минут на мой мобильный позвонил Пшеничный (очевидно, расстроенный, что в отличии от Пинчука не смогли взять деньги и телефон в счёт невыплаченной зарплаты — «УК»), и, обматерив меня, заверил, что «закроет», подбросив мне наркотики…»

Очень, конечно, хотелось бы узнать показатели раскрываемости преступлений в сфере оборота наркотических средств на участке участковых инспекторов Пшеничного и Пинчука. Возможно, нужно пересмотреть все их «раскрытые преступления» в нелёгкой борьбе с наркотиками, а, вернее, по подбрасыванию наркотиков?! Ведь с учётом экономического кризиса многие люди в отличии от «стражей правопорядка» потеряли работу, а многим перестали выплачивать зарплату, как и ментам — если, конечно верить Пинчуку, а не его шефу — министру Луценко. Не каждый найдёт деньги на содержание бандитов в погонах, и, соответственно, запросто сможет найти у себя дома подброшенные этими же бандитами наркотики…

Евгений Кальченко и Евгений Зелененко, побывав в переделке с милицейской бандой, 18 февраля нынешнего года. сделали экспертизу, а уже 19 февраля побывали в прокуратуре. Прокуратура сработала быстро.

Всё было как в кино.

Зелененко Е. временно не работает и, естественно, не может поделиться зарплатой с «неполучающими зарплату» работниками милиции.

Участковый Пинчук, получив 200 гривен от потерпевшего еще 1 февраля, очевидно, поскромничал, и в дальнейших попытках улучшить своё материальное положение, «ухудшившееся» в связи с экономическим кризисом, участие больше не принимал. Возможно, он был просто не жадным, и дал возможность коллегам и братьям по «семье» таким же образом улучшить их материальное положение.

Не желающего же содержать работников милиции работающего Евгения Кальченко брали объединённой опергруппой, состоящей из работников Заводского и Днепровскеого РОВД, прямо на кладбище — рабочем месте последнего:

«28.02.09г. примерно в 11-00 в вагон, где сидел я и заместитель бригадира, вошли семь человек и с криком: «На пол, сука, милиция!» накинулись на меня. От ударов в живот я упал на пол. Работники милиции заламали меня, одели мне на руки наручники и связали верёвкой ноги. При этом они продолжали наносить удары по спине. Потом они потащили меня в машину. Мне было больно дышать, и я не мог ничего сказать. Меня били головой о машину, кулаками по спине. Когда меня усадили в машину, я спросил, что случилось. Вместо ответа мне брызнули в лицо газовым баллончиком. Я начал кричать: «Помогите». После этого незнакомец выбрызгал весь баллончик мне в лицо и рот.

Когда я смог прийти в себя и открыть глаза, я узнал в сидящем рядом Пшеничного Максима и ещё одного с Днепровского РО, напавшего на меня и Зелененко 18.02.09г. Я сказал, что буду жаловаться, что они меня побили, и что у меня есть свидетель, зам.бригадира, на что тот, который бил меня 18.02.09г., показал мне какой-то протокол с якобы подписями каких-то свидетелей, и сказал, что сейчас оформят ещё и мне неповиновение работникам милиции, а свидетели у них уже есть.

На вопрос, куда и зачем везут, кричали, чтоб я закрыл рот, и добавляли матерные выражения. Когда меня привезли в Днепровский РО, работники милиции занесли меня на второй этаж в какой-то кабинет и, кинув меня на пол, закрыли за собой дверь. Меня начали избивать ногами в живот. Когда мне развязали связанные ноги, я не смог стать на них, т.к. они затекли от перетянутых сильно верёвок. Минут через 10-15, когда я смог самостоятельно передвигаться, они сказали «поехали» и повезли меня, как позже выяснилось, ко мне домой. Наручники всё это время мне не снимали. Когда мы стали подниматься в моём подъезде на мой четвёртый этаж, я испугался, что сейчас точно что-то подбросят, и закричал: «Где понятые? Давайте понятых!», меня сильно ударили в грудную клетку, и больше я не мог ничего говорить.

Когда они ворвались ко мне в квартиру, то заявили, что будут делать обыск, и что они ищут наркотики и оружие. По их поведению в проводимом обыске я понял, что оружие и наркотики никто не ищет и подбрасывать не собирается, а пришли они ко мне, очевидно, по той же причине экономического кризиса и не выплаты зарплаты. Один из милиционеров нашёл в кошельке, хранящемся в спальне, полученную мною зарплату -2 400 грн. Деньги из кошелька забрали. Также они забрали документы на два моих мобильных телефона Nokia №95. 8 Гб, стоимостью по четыре тысячи восемьсот гривен и документы на плазменный телевизор, сорок два дюйма, стоимостью 9 тыс.грн. и документы на компьютер «Коре два дуо», стоимостью 7 тыс.грн.

В протоколе изъятия о деньгах и о документах на вышеупомянутую аппаратуру ничего не написали и сказали, когда выходили, что если буду жаловаться, то следующий раз найдут у меня наркотики и ствол. Дали мне подписать постановление суда на обыск. В одной рубашке и шлёпанцах они опять меня забрали и повезли с собой в Днепровский РО. Всё это время я находился в наручниках, сильно сдавливающих мне запястья рук, от которых остались кровавые следы и подтёки.

В протоколе изъятия они написали, что изъяли у меня конопляные семечки, а фактически забрали корм попугая и крысы. Я отказался подписывать этот протокол изъятия, а они написали, что от подписи отказался. Примерно в 17 час. 40 мин. меня отпустили с Днепровского РО и я поехал домой.»

Попугай и крыса замечены в нападении на какой-нибудь банк не были, зарплату не получают, и поэтому наши доблестные правоохранители их не трогали, вопросы по поводу ограбления банка Евгению Кальченко, как, впрочем, попугаю и крысе, не задавали, хотя обыск проводили с целью «установления истины»…

Евгений Кальченко, получив отказ от начальника Заводского РОВД Шарана И. в приёме заявления и выдаче направления на судебно-медицинскую экспертизу, понял, что справедливости в Днепродзержинске не добьется. Так как экономический кризис бьет не только по участковым, но и по их начальству. Побоявшись делать экспертизу в Днепродзержинске, потерпевший самостоятельно отправился в Днепропетровск в бюро судебно-медицинской экспертизы и зафиксировал следы истязаний, оставленные работниками милиции на его голове и на теле. Зашёл в областную прокуратуру по проспекту К.Маркса, 38 — сдать заявление на работников милиции Заводского и Днепровского районов г.Днепродзержинска.

Но, как считает автор этих строк, сделал большую ошибку. Дело в том, что Женя, будучи молодым и неопытным, да к тому же не совсем хорошо себя чувствовавшим после избиения работниками милиции, не захотел долго ждать своей очереди, чтобы сдать заявление в общественной приёмной граждан. Он поинтересовался у принимавшего жалобы и заявления работника прокуратуры о том, можно ли не ждать очередь и оставить жалобу в вывешенном в приёмной ящике для жалоб и заявлений. Получив утвердительный ответ, вбросил свою жалобу и отправился домой. До настоящего момента Евгений наивно верит, что работник прокуратуры, вынув его жалобу, зафиксировал её надлежащим образом, в чём автор очень сомневается.

Человек, не знающий о стражах правопорядка и не пересекавшийся с ними воочию, скажет, что так не бывает. Бывает! У них не просто жалобы и заявления пропадают, а целые уголовные дела! А в том, что лучше всех сегодня живут работники прокуратуры, судов и милиции, несмотря ни на какой экономический кризис, сомневаться не приходится. Настоящие преступники на свободе ( «рейдеры», торговцы наркотой, мошенники-банкиры, упражняющиеся с курсом валют и доводящие людей о самоубийства и др.), а подобным Кальченко и Зелененко можно запросто подбросить наркотики, орудия преступлений или, на крайний случай, «развести на деньги».

Да и у нас нет абсолютно никаких оснований не верить Евгению Кальченко. Подтверждением его слов служит копия Постановления судьи Днепровского суда Днепродзержинска Воронко И.А., три года назад пойманной на взятке и попавшей в «список президента Ющенко» на увольнение, но так и не понесшая наказание. В постановлении судьи Воронко от 26.02.09г., дающем санкцию на проведение обыска в квартире гр.Кальченко Евгения Викторовича, говорится, что:

«И.о. следователя СО Днепровского РО Днепродзержинкого ГУ Синельный В.А. обратился в суд с представлением о проведении обыска в связи с тем, 18.01.2006г. примерно в 18.20 час., неустановленные лица, под угрозой насилия опасного для жизни здоровья, из отдела «ПриватБанка» — «Левобережный модуль по пр.Победы, 4 в г.Днепродзержинске, завладели деньгами в сумме 9 400 000 грн. и 1 300.00 долларов США…

В ходе досудебного следствия… по данному факту оперативно-розыскных мероприятий была получена оперативная информация о том, Кальченко Е.В… может быть причастенк совершению данного преступления и у себя в квартире может хранить орудие преступления и предметы преступления, добытые преступным путём, а также другие предметы, имеющие значение для установления истины по делу.

Обыск просит разрешить с целью установления местонахождения орудие преступления, ценностей, добытых преступным путём или других предметов, имеющих значение для установления истины по делу находящиеся в конкретном помещении, у конкретного лица…

Выслушав мнение прокурора Петропольской М.Л., поддерживающей представление. Суд считает целесообразным удовлетворить представление и.о.следователя СО Днепровского РО Синельного В.А…»

В постановлении судьи Воронко от 26.02.09г., дающем санкцию на проведение обыска в квартире гр.Кальченко Евгения Викторовича

Вот так 24-летний работник кладбища, отказавшийся дать «зарплату» коллегам участкового инспектора Пинчука, сегодня попал в круг «подозреваемых» в попытке ограбления «ПриватБанка», случившейся три года назад (!).

Мы же можем только надеяться, что следователь Петропольская и судья Воронко на изъятых следователем Синельным у гр.Кальченко Е.В. деньгах и корме крысы и попугая не обогатились. Ну и зарплату судьям и прокурорам всё-таки платят — не смотря на мировой экономический кризис.

Маргарита Закора, Днепродзержинск, специально для «УК»

Читайте также: